Юрий Москаленко Грандмастер

Почему Вяземского называют основоположником «дорожной лирики»?

23 июля 1792 года, 215 лет назад, в семье екатерининского вельможи князя Андрея Вяземского родился сын, которого назвали Петром. Будущий русский поэт, литературный критик, академик очень рано потерял мать — она умерла спустя некоторое время после его рождения, воспитывался отцом.

Впрочем, это понятие было относительным, ибо князь нанимал гувернеров и гувернанток сыну, руководствуясь прежде всего принципом: симпатичен — не симпатичен. А потому в доме преобладали смазливые лица, в ущерб умным людям.

Мальчик был весьма своенравным, и как отмечали воспитатели, «ленивым и рассеянным». И даже частые визиты таких умнейших людей общества, как Жуковский, Карамзин и другие литераторы, на первый взгляд, мало что изменили в нем. Он был несколько равнодушен и к стихам, и к красивому сочному языку, которым изъяснялись гости.

Впрочем, главное было дотерпеть, пока Петруша чуточку не подрастет. Как только это произошло — отец с легкостью необычайной определил его в Петербургский иезуитский пансион. И вот здесь в мозгу юного Вяземского что-то «щелкнуло», он вдруг начал сам сочинять. Правда, на первых порах опыты были не совсем удачны. Но что его за это осуждать? Мы все сочиняли понемногу, чего-нибудь и как-нибудь.

Когда Петру исполнилось 15 лет, неожиданно умирает отец. Воспитанием мальчика озаботился Карамзин. И здесь «масть», как говорится, пошла — уже в следующем, 1808 году, в журнале «Арзамас» появляются первые поэтические опыты Вяземского.

А дальше Отечественная война 1812 года, участие в боевых действиях в составе московской милиции под руководством генерала Милорадовича. И даже знаменитый Бородинский бой, в котором Вяземский проявил все свои лучшие качества — бесстрашие, стойкость и презрение к опасности.

Биографии Петра Вяземского детально касаться не будем. Отметим лишь, что многие годы он провел на государственной службе (несколько лет в Польше, был чиновником особых поручений при министре финансов Канкрине, вице-директором Департамента внешней торговли и управляющим Заемного банка, товарищем министра народного просвещения), но всегда тяготился службой и легко предавался безделью. Это сказалось и на его более чем полувековой литературной деятельности: несмотря на блестящий ум, талант и образованность, он не создал ничего значительного, хотя его стихи, эпиграммы, сатира и критические труды составили одиннадцать томов сочинений…

Хочу остановиться на так называемой дорожной лирике. В мир поэзии вводится бытовая проза, имеющая совершенно особый характер. Она основана на личных впечатлениях, которые черпаются в быстрой смене обстановки. Это легче всего сделать, будучи путешественником. С одной стороны — новые впечатления, с другой — возможность уйти от неприглядной картины за окном кареты путем размышлений, пусть даже и с помощью стихотворения. Учитывая то обстоятельство, что Вяземский разъезжал довольно-таки часто, и впечатление, которое произвело на него «Путешествие из Петербурга в Москву», нет ничего удивительного в том, что князь взялся передавать свои личные ощущения от широкой и необъятной России.

Мир дорожных впечатлений — особый мир. Когда мы куда-то едем, у нас более острое восприятие действительности, мы смотрим на вещи, ставшие уже привычные «аборигенам», особым взглядом, со стороны. А уж критический ум Вяземского, можно сказать, питался теми несуразностями, которые постоянно открывались его взору. И он вдруг обнаружил, что передавать свои впечатления обычным языком не совсем правильно. И смело вводил в свой лексикон слова и фразы, услышанные в том или ином месте России. Отсюда — определенное отличие того, что писал Вяземский раньше, и после того, как он поездил по России.

Например, Вяземский с первой строки своего стихотворения «Ухаб» поймал образную фразу — («И с бала я попал в ухаб!»), это позволяет ему смело экспериментировать в дальнейших строчках. Что может дальше отстоять друг от друга, чем бал и ухаб? Здесь есть все: и ощущение праздника (послевкусие бала), и огромная пропасть, разделяющая, как говорили раньше, «два мира, две системы».

Позже Вяземский неоднократно прибегал к «дорожной лирике», вспомним хотя бы такие его произведения, как «Дорожная дума», «Еще тройка», «Степь». Дорожная лирика очень тесно переплетена с пейзажной, в чем нет ничего удивительного — любая дорога проходит по природе и через нее. Это еще одна отличительная черта лирики Вяземского вообще.

Как декабристы разбудили Герцена, так и Вяземский разбудил Гоголя, Некрасова, и других поэтов, которые потом использовали жанр дорожной поэзии даже в прозе. Кто не помнит, с чего начинается бессмертный роман «Мертвые души» Гоголя? «…В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холостяки: отставные подполковники, штабс-капитаны, помещики, имеющие около сотни душ крестьян, — словом, все те, которых называют господами средней руки…»

Что можно вынести из долгой жизни Петра Вяземского? Пожалуй, самое главное — если уж Бог наградил тебя талантом, то будь добр, трудись день и ночь. Счастливый билет выпадает далеко не каждому. И потерять его можно запросто…

Обновлено 22.07.2007
Статья размещена на сайте 20.07.2007

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 22 июля 2007 в 10:44

    Касательно последнего абзаца...
    Слова Пушкина "Черт догадал меня родиться в России с умом и талантом" в полной мере можно отнести к Вяземскому.
    Даже если не считать того, что, по словам Лотмана, "Вяземский был великим обновителем литературного языка", он, прежде всего, вольномыслящий гражданин своего Отечества:

    Предвижу: правды суд — страх сильных, слабых щит —
    Небесный приговор земле благовестит...

    И где?.. (это уже не про статью...)