Валерий Руденко Мастер

Страницы российской истории. Как инженер Ф. Петров перевооружил всю советскую армию?

В марте 1937 г. Совет труда и обороны СССР заслушал предложения специально вызванного в Кремль инженера-конструктора Фёдора Петрова по развитию артиллерии. Они открывали возможность резко двинуть вперёд дело совершенствования орудий большого калибра. Это понравилось Сталину, который ещё с гражданской высоко ценил роль артиллерии на поле боя. Вождя горячо поддержал нарком обороны Ворошилов. В итоге предложения были приняты, а их автору поручено возглавить работу над новыми артсистемами.

122-мм гаубица образца 1938 года (М-30) ru.wikipedia.org

Понятно, что совещаться с первыми лицами государства Петрова вызвали неспроста: он уже заявил о себе нестандартными конструкторскими решениями. Сын деревенского кузнеца прошёл хорошую трудовую и житейскую школу. С 15 лет работал на железной дороге, служил в армии, учился на рабфаке, окончил Высшее техническое училище имени Баумана, трудился в Перми на Мотовилихинском заводе.

Став старшим инженером-конструктором бюро литерных чертежей, Фёдор Фёдорович разработал в 1935 году уникальный гибрид пушки и гаубицы на раздвижном лафете — орудие, эффективное в ближнем бою и уверенно поражающее цели на дальности до 18 километров. Старые артиллеристы считали этот проект авантюрой, но при поддержке директора завода Бориса Ванникова, впоследствии наркома вооружения СССР, удалось изготовить десять опытных образцов, показавших на испытаниях прекрасные результаты. В начале 1937 года новое орудие было принято на вооружение под индексом МЛ-20. Теперь Фёдору Фёдоровичу предстояла ещё более важная работа.

На пути М-30 в производство встали, однако, неожиданные препятствия. Орудие подверглось острой, далеко не всегда обоснованной критике корифея артиллерийских разработок Василия Грабина и его сторонников, всячески тормозивших дело. Из трёх заводов, которым поручалось наладить выпуск М-30, особенно сложная ситуация сложилась на Уралмаше, куда ЦК партии пришлось даже направить для разбирательства специальную комиссию. В результате руководство сменилось, а Петрова перевели на Уралмаш начальником конструкторского бюро. Работа пошла.

«Петров и внешне, и по характеру был как бы противоположностью В. Г. Грабина, — вспоминал бывший заместитель наркома вооружения СССР Владимир Новиков. — Всегда улыбающийся, приветливый, откровенный, готовый поделиться и радостями, и невзгодами, внимательно прислушивавшийся к критике и замечаниям, он был непоседой и неутомимым тружеником. „Вы знаете, — говорил он мне при очередной встрече, — как будто немудрёная штука — дульный тормоз, а я ведь с ним намучился. А тебя погоняют: давай, давай быстрее. Думаешь: сели бы сами за доску да себя и погоняли в таком деле, как создание крупнокалиберных орудий“. Так или в таком духе, но всегда откровенно обо всём говорил Ф.Ф. Петров».

В особом цейтноте К Б Петрова работало весной 1943 года, когда шла подготовка к битве на Курской дуге. «Государственный Комитет Обороны принял решение создать облегчённую 152-мм гаубицу и начать её серийное производство, — рассказывал бывший нарком вооружения Дмитрий Устинов. — Срок изготовления опытных образцов был установлен небывало жёсткий — немногим больше двух недель». 30 апреля Фёдор Фёдорович доложил в наркомат об отгрузке пяти опытных образцов. Испытания прошли успешно, 17 мая гаубица была принята на вооружение.

«Если бы существовала регистрация рекордов скоростного проектирования, то создание 152-мм гаубицы Д-1 заняло бы без сомнения самое видное место в их числе. 76-мм пушка, принятая на вооружение в 1939 году, создавалась восемнадцать месяцев, и по довоенным меркам это считалось очень коротким сроком. Сравните: восемнадцать месяцев — и восемнадцать дней!» — подчеркивал Устинов, называя Петрова «выдающимся конструктором».

К Б Петрова только в годы Великой Отечественной войны разработало восемь принятых на вооружение артсистем: 152-мм гаубицу Д-1, 85-мм, 100-мм и 122-мм орудия для самоходных пушек, 122-мм и 152-мм самоходные гаубицы, 85-мм пушку для танков Т-34 и ИС-1, 122-мм пушку для танков ИС-2 и ИС-3.

«Петров перевооружил всю Советскую Армию, он имел какой-то особый нюх, благодаря которому угадывал, какое оружие надо создать, чтобы опередить развитие техники», — говорили о нём коллеги.

Обновлено 9.12.2015
Статья размещена на сайте 6.12.2015

Комментарии (11):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Валерий Руденко Валерий Руденко Мастер 11 декабря 2015 в 15:52 отредактирован 17 ноября 2016 в 14:44

    О чем тут дискутировать? Кто-то считает так, кто-то иначе, но каждый волен оставаться при своем мнении.
    Сергею Дмитриеву - предлагаю про Шипунова- Грязева и Зальцмана продолжить в личной переписке

  • Мифы и легенды народов СССР-)
    И перевооружил, и одел, и обул-)
    (Как мы любим трескучие и далекие от истины заголовки-)))

  • На каких условиях Вы написали о Ф. Петрове ? Вот на таких же и о Шипунове и Зальцмане. Я как бы предлагаю Вам тему, а Вы можете принять или отказаться. По бартеру я бы согласился на посильную тему от Вас. Но диапазон у меня не широк.
    Дуэт Шипунов-Грязев вообще заинтриговал. Об этом редком содружестве могла получиться феерическая статья, имхо.

    Оценка статьи: 5

  • Что касается Шипунова, то о нем надо говорить в паре с Грязевым, в этом дуэте Грязев был мозгом, а Шипунов - движущей силой. Они, кстати, очень дружили.
    А что Вы имеете в виду под "заказал" - для какого издания, на каких условиях?

  • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 11 декабря 2015 в 05:41 отредактирован 11 декабря 2015 в 05:44

    Грабин тоже был успешным "пушкарём", был "по заслугам награждён" и обласкан властью, имел прямой провод с ИВС. Его "изделия" тоже отличились в ВОВ. Не так давно ушёл ещё один известный "пушкарь" Шипунов. Он автор известного наставления: "Надо заниматься тем, что у вас лучше всего получается".
    (Я бы заказал Вам статью о лихом директоре ЧТЗ во время войны Зальцмане. О нём до сих пор роятся легенды)

    Оценка статьи: 5