Владимир  Жестков Грандмастер

Какими они были, те «старики», что шли в бой? Григорий Андреевич Речкалов. Часть 3: незаслуженно забытый

Ещё в 1941 году сразу после прибытия в 55 ИАП Григорий Речкалов становится как бы тенью более старшего товарища — Покрышкина. Друзьями они не стали, но Покрышкин, полагаясь во всём на Речкалова, всячески его продвигал по службе. Покрышкин стал комэском, Речкалов его заместителем, а после назначения Покрышкина заместителем командира полка Речкалов стал командиром эскадрильи.

Бронзовый бюст в Зайково Свердловской области ибург.рф/upload/images/news/2015/20150815-01.jpg

В 1944 году, когда Покрышкин стал командиром дивизии, Речкалов был назначен командиром полка. И вот тут в их взаимоотношениях что-то произошло, как будто чёрная кошка между ними пробежала.

По представлению Покрышкина Речкалова снимают с должности, затем снова назначают и, наконец, окончательно снимают и назначают инспектором по технике пилотирования дивизии. Мотивировано всё это тем, что из-за грубого нарушения приказа произошла трагедия и погибли люди. Покрышкин в своих представлениях описывает Речкалова как умелого, опытного лётчика-истребителя, но при этом увлекающегося и могущего при появившейся возможности увеличить свой личный счёт побед, погнаться за каким-либо немцем, бросив товарищей на поле боя. Покрышкин поставил в вину Речкалову гибель одного из лучших лётчиков дивизии — Героя Советского Союза капитана Клубова, который разбился при приземлении после тренировочного испытательного полёта на Ла-7. Именно после этого Речкалова и перевели на должность инспектора по технике пилотирования, фактически отлучив от неба.

Некоторые исследователи полагают, что такая метаморфоза произошла после того, как Речкалов, став командиром полка, получил возможность познакомиться с лётными документами ветеранов полка. Что же такое могло быть в этих документах, что так изменило отношение между двумя ведущими лётчиками?

Предыстория такова. К 27 июля, когда Речкалов был тяжело ранен в ногу, после чего более восьми месяцев находился на лечении и послеоперационной реабилитации, на его личном счету числилось три сбитых самолёта противника. Когда же он вернулся в часть, ему объяснили, что лицевой счёт обнулен у всех лётчиков и надо всё начинать по-новой. Произошло это вследствие того, что штаб полка попал в окружение и все документы были уничтожены, чтобы не попасть к врагу. Тогда в 1942 году всё это не имело никакого значения, победы добывались в бою. Однако из личных дел лётного состава следовало, что у всех остальных пилотов самолёты, сбитые до окружения штаба полка, числятся на их лицевых счетах.

Вот как обосновал этот факт главный биограф Покрышкина О. Левченко: «Судя по всему, количество боевых вылетов у лётчиков 55-го ИАП после потери документов было восстановлено и внесено в новые лётные книжки по памяти (или путём прикидочных математических расчётов)… К тому же количество боевых вылетов никаких особых отличий в то время лётчикам-истребителям не давало, поэтому и имелась возможность восстановить их, как говорится, на глазок».

Восстановили всем, кроме Речкалова. Возможно, причиной стало его долгое отсутствие, а возможно, и то, что каким-то чудесным образом на лицевом счету Покрышкина возникли самолёты, один в один совпадающие со сбитыми в 1941 году Речкаловым — и по датам, и по моделям. Наверное, Речкалов обратился к своему непосредственному начальнику, которым был Покрышкин, с просьбой объяснить или разобраться, в общем, принять какие-нибудь меры к восстановлению справедливости. Вот тут и начал использоваться административный ресурс.

Дальше — больше. Уже после войны Речкалов, используя архивные материалы ЦАМО, не просто предположил, что сбитые им немцы оказались на счету Покрышкина, а документально это доказал. Что после этого произошло? Да его просто-напросто перестали пускать в архив, вот и всё.

Что же давали нашему лётчику сбитые самолёты врага? Приказом Ставки Верховного Главнокомандования за № 0299 от 19 августа 1941 года устанавливалась денежная награда лётчикам-истребителям в размере 1000 рублей за каждый сбитый самолёт противника. За три сбитых самолёта лётчик представлялся к правительственной награде, за следующие три — ещё к одной, за десять сбитых самолетов — к званию Героя Советского Союза. Вторая Золотая Звезда вручалась за 30 одержанных воздушных побед, третья — за 50. Предусматривалось поощрение за боевые вылеты на штурмовку и разведку, а также за уничтожение вражеских железнодорожных эшелонов, танков, живой силы.

Таким образом, каждый сбитый самолёт противника имел вполне значимый вес и не только в глазах самого лётчика. Григорий Андреевич Речкалов за свой ратный труд и подвиги, совершённые при этом, дважды стал Героем Советского Союза, был награждён орденами Ленина, Красного Знамени (четырежды), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды (дважды).

В 1949 году на родине Героя был установлен его бюст, на открытии которого он сам присутствовал. Как же сложилась его судьба после войны?

В 1951 году он окончил Военно-Воздушную академию и командовал 144-й истребительной авиационной Хинганской дивизией на Сахалине. В 1959 году генерал-майора Г. Речкалова уволили в запас. Было ему в то время всего 39 лет. После завершения воинской службы Григорий Андреевич переехал в Москву, поступил на факультет журналистики МГУ, после чего написал ряд книг, посвящённых военной авиации: «В гостях у молодости» (1968), «Дымное небо войны» (1968), «В небе Молдавии» (1979).

Следует отметить, что, по уверениям родных Речкалова, он до конца жизни своё мнение о том, что сбитые им три самолёта противника в 1941 году приписаны Покрышкину, не изменил.

Скончался Григорий Андреевич Речкалов в 1990 году. Похоронить себя он завещал рядом с матерью на кладбище посёлка Бобровский Сысертского городского округа. Вот так и получилось, что один из самых знаменитых советских лётчиков-истребителей покоится на поселковом кладбище рядом с дорогой.

Складывается впечатление, что были приложены все силы, чтобы о Речкалове забыли. Дело дошло до того, что открытый силами участников Великой Отечественной войны в Зайково в 1972 году в здании бывшей школы, в которой учился и сам Речкалов, Народный музей ликвидировали. При этом причину нашли весьма «уважительную» — здание понадобилось сельской милиции. Наконец, после вмешательства Генерального консульства США в Екатеринбурге, справедливость была восстановлена. В 2008 году музей вновь открылся.

Спросите, при чём здесь американцы? Дело в том, что в США почитают Григория Речкалова как самого выдающегося аса Второй мировой войны. Ни один лётчик в мире не одержал столько воздушных побед, летая на американских самолётах, как Речкалов.

Вот так и получилось, что второй по числу сбитых немецких самолётов советский ас оказался незаслуженно забытым в собственной стране…

Обновлено 26.02.2016
Статья размещена на сайте 31.01.2016

Комментарии (15):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Игорь, таких разведчиков, о котором Вы написали, наверное, много было. Они были теми самыми Ванями Пупкиными, обычными работягами войны. Мы же с Вами об элите говорим.

    • Владимир Жестков, я, увы, читал это в мемуарах, ссылки дать не могу.
      Это был и "Ваня Пупкин" - с одной стороны, а с другой стороны, судя по тем мемуарам, он был знаменитейшим асом Северного Флота, про него часто печатали статьи - как он, на безоружном Спитфайре нашел у немцев в тылу то-то и то-то, сфотографировал, а потом сумел не дать себя сбить высланным против него Мессерам и ушел с фотографиями, на основании которых была проведена успешная операция Северного Флота.
      И приказы ему часто отдавал лично командующий флотом.
      Так что элитой воздушной разведки он был.
      И в те случаи, когда ему удавалось летать на вооруженной версии разведчика - он, если это не мешало делу, еще и свой счет увеличивал.
      Просто его награждали не за сбитые - а за удачно проведенную разведку.
      Так же, как штурмовиков награждали не за сбитые мессеры, а за удачные боевые вылеты. И бомбардировщиков тоже - за удачные бомбежки.
      И среди истребителей было деление. Были те, кто сопровождал и прикрывал бомбардировщики и штурмовики, у них счет пониже, им главное было отогнать врага, а были охотники. Модификации Яков, Ла-5 шли на сопровождение, а уже Ла-7 бывали и охотниками. А из нескольких дивизий охотников одна, на Кобрах, покрышкинская, занималась охотой. У них была мощная пушка с достаточным боекомплектом, попадание одного снаряда разваливало даже Ю-88. Элита? Возможно, но что бы они значили без дивизий Яков и Ла, гонявших немцев и не дававших им напасть на бомбардировщики?
      Тоже в мемуарах я читал, что в 1942 году наши рационализаторы поставили на ЛаГГ-3 пушку 37мм. Получился самолет-лафет, которого надо было прикрывать от Мессеров, но 1-2 бомбардировщика он сбивал в каждом вылете, срывая немцам бомбежки.

      Оценка статьи: 5

      • Игорь, большое спасибо. Теперь о мемуарах, где написано как восстанавливали уничтоженные данные. найти сам пока ничего не могу, хотя прочитал не в одной публикации. Попробуйте скачать книгу Михаила Быкова "Все асы Сталина 1936-1953". У меня не получается, может Вы лучше дружите с Интернетом. Хотел купить, но цены меня заставили пока хорошенько подумать. Отдать около 3 тысяч рублей за справочник не решился.

        • Владимир Жестков, книги на сети не нашел.
          Может потом кто-нибудь пиратскую копию сделает.
          Поищите книгу Николая Бодрихина, "Советские асы. Очерки о советских летчиках". Дал бы ссылку - но не разрешено.
          Там короткие рассказы о летчиках сбивших более 15 немцев, а в конце - таблица с кратким описанием, ск.вылетов, ск.сбил лично + в группе, на чем летал, и, если убит, когда.
          В списке около 630 истребителей.
          http: //www.e-reading.club/bookreader.php /7062/Bodrihin_- _Sovetskie_asy._Ocherki_o_sovetskih_letchikah.html

          Оценка статьи: 5

          • Игорь, Бодрихин у меня лежит на столе. Он мало что дает, уж все очень кратко. Единственно я его никак не могу дообработать по поводу числа погибших советских летчиков и обстоятельств их гибели.
            Сейчас у меня много всяких задумок. Дописываю цикл про пятого из десятки. Хочу сделать небольшой перерыв и написать цикл под условным названием "Что такое ленд-лиз, "Второй фронт" и репарации?" Материала до черта и больше. Вот пытаюсь продумать концепцию этого цикла. Как не прикидываю, уложиться меньше чем в десяток статей вряд ли получится, иначе это будет ничего не дающий сухой перечень цифр.

            • Владимир Жестков, Я не стремлюсь тратить деньги.
              Он мне уже дал одного 20+4 - но не Героя.
              По поводу ленд-лиза... Хотите поругаться? Как хотите. Я такое стараюсь сам не организовывать...

              Оценка статьи: 5

  • Спасибо... Но...
    Мне кажется, к мнению ветеранов надо относиться с некоторой осторожностью.
    Уволен в запас в 39 лет - это что, Покрышкин дотянулся? Или ему самому захотелось стезю сменить?
    Покрышкин его тянул, тянул, а потом вдруг стал "отлучать от неба"?
    Три самолета? Из-за денег?
    При том, что тот же Покрышкин над морем сшибал транспортники немецкие из окруженного Крыма - без надежды, что их ему засчитают. ДА и в начале войны - бог знает, сколько у него незасчитанных было.
    Вам почему-то не нравится Покрышкин, вот Вы и перелицовываете факты.

    Оценка статьи: 5

    • Владимир  Жестков Владимир Жестков Грандмастер 26 февраля 2016 в 08:26 отредактирован 26 февраля 2016 в 08:28

      Игорь Вадимов, я стараюсь быть объективным, но многое свидетельствует, что конфликт двух асов был и весьма серьезный. А дотянулся Покрышкин или нет я не могу утверждать, да и не утверждаю. Мой папа по службе неоднократно встречался с маршалом и был о нем очень высокого мнения, говорил, в отличие от многих высших военноначальников, Александр Иванович был умницей. Я мнению отца всегда доверял и отношение у меня лично к Покрышкину самое что ни на есть уважительное, но когда сейчас после ухода из жизни всех участников конфликта, разбираешься с опубликованными документами, становится понятно, что там было множество подводных камней. В конце концов они были живыми людьми. Боевой путь Покрышкина начался ведь очень неудачно. Вначале он по ошибке сбил наш самолет, затем очень долго летал без побед. Садился на вынужденную, разбивал машину, в общем не ладилось и все тут. А Рычкалов умудрился трех немцев завалить, а затем надолго, (а может навсегда?) исчез, а тут три бесхозных фрица имеется. Мог и соблазниться. Ведь тогда он еще и маршалом не был и в числе великих не числился. Все могло быть. А вот когда ему в глаза, да так как это мог Рычкалов сказать, без всяких там экивоков, да наверняка с резкими обвинениями в воровстве, тут все могло произойти. Быков, который считается главным исследователем боевого пути большинства наших истребителей доказал, что первые три самолета Покрышкина идентичны немцам, сбитым в 1941 году Рычкаловым. Дело в том, что хотя документы полка были уничтожены, и все записи потом восстанавливались по памяти, чем и воспользовались все летчики, бывшие в то время в составе части, кроме Рычкалова, все-таки 8-ми месячное отсутствие давало основание предполагать, что он скорее не вернется, чем вернется, но к счастью все донесения сохранились в дивизионном архиве. Вот их Быков и разыскал.
      Мне думается увольнение Рычкалова в 39 лет в запас произошло в связи со знаменитым хрущевским сокращением армии. "Слишком много у нас генералов" - кричал он с трибуны съезда или пленума, не помню уже. Вот и подсократили, задание-то дали. А кого в первую очередь сокращали - неугодных, строптивых, много на себя берущих. Вот и попал человек со сложным, как его характеризуют, характером в запас.
      К примеру мой папа, когда был переведен в ГУ ВВС, получил капитана, а должность была генеральская. а когда он уходил через почти три десятка лет в запас, то должность стала майорской, потихоньку снижаясь и снижаясь. Вот и судите сами

      • И еще чуть-чуть.
        Мне как-то довелось читать мемуары одного недооцененного в войну летчика. В запас он ушел Героем и полковником, но Героя получил за испытательные полеты после войны.
        А в войну - он сбил 80 с лишним немцев, но ему не засчитали. Была выпущена книжка мемуаров, я ее читал (очень давно). И ужасался.
        А потом читал статью его фронтовых товарищей. В войну он сбил не то 6 не то 8 самолетов противника. Был награжден орденами, вырос в званиях. После войны много и честно работал на испытаниях самолетов и заслуженно получил звание Героя Советского Союза.
        А по натуре у него был небольшой мюнгхаузенизм. Любил порассказывать. И, уже будучи на пенсии, развернулся...
        И пилот был неплохой и товарищ верный - но... Его однополчане не выдержали и написали в центральную прессу про эти его мемуары. Что было, а что он придумал.
        Причем - его они защищали, а того, кто оформил в печать его мемуары - ругали, мол подтолкнул старика на вранье - или сам соврал.

        Оценка статьи: 5

        • Владимир  Жестков Владимир Жестков Грандмастер 27 февраля 2016 в 06:49 отредактирован 27 февраля 2016 в 07:07

          Игорь Вадимов, не хочется спорить о всяких темных местах. Вы сами прекрасно знаете, кто становился героями. В основном, это легко возбудимые, реактивные личности, готовые вступить в драку из-за каждого пустяка, отпетые, зачастую в молодости висящие на краю, а то и откровенно скатывающиеся на дно, одним словом хулиганье или потенциальные преступники. Как-то в 60-е я был в одном маленьком городке и на обычном деревенском доме на окраине увидел мемориальную табличку: "В этом доме живет Герой Советского Союза..." Больше я ни разу таких табличек со словом "живет" не видел, все остальные "жил". Начал узнавать. Мне говорят. Перед войной на этого парня было уже дело возбуждено за хулиганство, покоя никому не давал, и ведь не злостный и так, типа Матвея из "Дело было в Пенькове". Спасла парня от тюрьмы война. Там он свой характер и показал, стал Героем, вернулся одним из самых уважаемых людей в городе, Депутат и все такое прочее. Уже не похулиганишь.
          Вот так и наши Дважды. Незадолго до гибели, уже при Речкалове, против Клубова было возбуждено дело за убийство солдата-часового. Насколько я помню, осудили его на восемь лет. Вот там Покрышкин сделал все, чтобы парня вытащить, и условно все переквалифицировали и дали ему исправиться в воздухе, а затем все свели к тому, что и убийства никакого не было и часовой якобы жив-здоров, а Речкалов все равно и там был виноват. Это не по Покрышкину, а по его многочисленным биографам.
          Я читал в мемуарах, что остановить Клубова, если он что-то задумал, было невозможно. Да и был он в общем-то замом у Речкалова. Решил облетать Ла-7 и полетел. Кстати после его гибели Покрышкин все "Лавочкины" из дивизии убрал и продолжали они летать на "Кобрах", хотя Ла-7, по мнению многих,был лучше.
          Клубов к моменту гибели Дважды еще не был, делопроизводство в связи с уголовным делом было приостановлено, ну а смерть смыла все грехи и Указ быстренько подписали.
          Теперь об "украденных" самолетах. Дело было в 41-м, еще до Сталинского приказа о поощрении летчиков. Нужны они были не для наград и прочих благ, что само по себе приятно и стимулирует, а просто чтобы были. Нечасто в то время наши немцев еще сбивали и каждый самолет в памяти у всего полка был. Поэтому как стало известно, что документы погибли, все начали вспоминать и с их слов, об этом во всех воспоминания написано, коллективно, не только самолеты вспомнили, но и боевые вылеты и всем живым записали. Естественно Покрышкину тоже. Только самолетов у него в то время еще не было, а вот когда они в его личном деле появились, это, конечно, вопрос. Вряд ли сразу, еще в 41-м, тогда он еще никто был и ему бы это не позволили товарищи. То, что самолеты те самые, речкаловские, Быковым и другими исследователями доказано многократно, посмотрите, об этом целые сравнительные статьи есть. Я не хочу Маршала ни в чем упрекать, поздно уже, да и человек он был хороший судя по всему. Но тогда, то ли бес попутал, то ли какие-то далеко идущие цели преследовались, не знаю, но факт доказан. И тут речь идет не о "старческих", "маразматических" воспоминаниях, в чем многие в сети обвиняли Попкова. Кстати именно его многие "Мюнхаузеном" называли. Мол, он себе и участие в Корейской войне приписал, а сам в то время в Крыму служил. Интересно, уже был снят занавес и в официальных материалах о Кожедубе под китайской фамилией Ли Си Цын, да и о Попкове писать стали, а в сети еще многие с пеной у рта доказывали, что все это вранье. Причем спорили-то в основном летающие ребята. Во как все было засекречено.
          Недавно прочитал про одного труса, как в бой идти, у него самолет барахлит, взлетал и возвращался. А был любимцем кого-то из руководства, ну его по тихому в тыловые части куда-то сплавили. А после войны с грудью орденов полной он в военном ведомстве всплыл, чуть ли не со Звездой, и так и было бы дальше, но на лестнице в Министерстве с кем-то из своих боевых товарищей встретился. Скандал, аннулировали все приписанные награды и все этим закончилось. Бывало всякое, война темное дело, говорят все спишет.
          Еще возвращаясь к инциденту с Клубовым. Если бы все было так, как потом это стали представлять многочисленные почитатели Александра Ивановича, с его подачи разумеется, то Речкалова могли за это и осудить, тут Вы совершенно правы. По всем несчастным случаям, даже во время войны, виновных тщательно разыскивали и наказывали. Там тоже работала комиссия, но ничьей вины она не обнаружила. Официально был несчастный случай. Ведь на самом то деле, чуток перелетел, вот и выкатился за бетонку, да еще одно колесо в лужицу глубокую попало, резко затормозило, капотнулся. И сильный боковой ветер не виноват, ведь его же не сдуло с полосы, и даже когда самолет на пропеллере какое-то время стоял качался, как вспоминают, на бок его не завалил, но ветер оказался кстати и тоже камешком в огород Речкалова залетел. И ведь Клубова не раздавило массой машины, как потом Ивана Никитича, светлая ему память, и как многие, наверное, думают. А просто он головой стукнулся так, что сразу и окончательно. Ну а по представлению командира дивизии, комполка, на всякий случай, убрали на нестроевую должность. Правда изредка он летать смог и даже сбил кое-кого, но значительно меньше, чем мог бы. Вот и не появился в дивизии еще один боец, у которого побед могло бы быть больше, чем у Трижды Героя. Тоже может быть. Предположение абсолютно не из нереальных, не правда ли? Но давайте на этом закончим, а то во всяких домыслах далеко зайти можно.
          А об Александре Ивановиче у меня самые, что ни на есть, хорошие мысли, но вот тяну и боюсь о нем писать. Отложил на закуску.
          Кстати об обиженных и недонагражденных очень хочется написать. Материал потихоньку набирается.

          • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 27 февраля 2016 в 13:38 отредактирован 27 февраля 2016 в 13:40

            Не хочу спорить, Владимир Жестков.
            Если у Вас именно такая позиция - вопреки логике, то это - ВЕРА, а с верой бороться бесполезно.
            Фактов у Вас и у меня нет. Есть только воспоминания.
            Если дадите ссылку на мемуары летчиков начала войны, в которых количество сбитых немцев у летчиков восстанавливали по их рассказам - буду благодарен.
            Если нет - сам искать не буду.
            В споре логики и веры обычно побеждает вера. Когда не переходят на личности ("а ты кто такой?").
            Прочитать про обиженных и недонагражденных будет интересно.
            Но я писал не о Попкове. Он Дважды Герой, а тот - просто Герой, да еще и послевоенный.

            И, кстати - я тоже заметил, что в конце войны Дважды Героев старались не пустить в бой. Правда у тех, что я читал - они сами понимали, что это их пытаются от смерти спасти. Ведь каждый бой - русская рулетка.
            Это дивизия Покрышкина была дивизией "охотников", а остальные летали на сопровождение бомбардировщиков, штурмовиков, когда и от зениток можно было получить, и подопечных надо было прикрыть, да и от охотников надо было отбиваться, а не личный счет увеличивать.
            Я читал, что у лучшего разведчика на севере, летавшего на разведки Норвегии, Финляндии, против Дитля - было на счету всего несколько мессеров, хотя боев было больше сотни - и во всех боях он, один, крутясь, отбивался от нескольких пар мессеров, чтобы привезти командованию фотопленки отснятые. Если бы он хоть в одном из этих боев захотел бы подраться - остальных боев ему бы уже не вести, и фотоматериалы бы до наших не доставил... Да и сбитых ему бы не засчитали - он был один, только он и немцы. Свидетелей нет, нет и добавления в личный счет.

            Оценка статьи: 5

          • Владимир Жестков, ещё раз спасибо за Ваши статьи. Жизнь есть жизнь, в ней всякое бывает. Простой-то человек не всегда может признаться даже себе, а тем более другим, что у него было что-то не так, а что уж говорить о популярной личности. Все мы люди, все человеки. И все, исполняя свой долг, могут сделать что-то такое, не понравившееся другим. Плохо, когда с высоты своего времени, некоторые безапелляционно судят о поступках людей ушедших в мир иной. Кто знает, как бы каждый из нас повели себя в тех условиях.

            Оценка статьи: 5

      • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 26 февраля 2016 в 14:27 отредактирован 26 февраля 2016 в 14:27

        Владимир Жестков, я не был лично знаком с асами той войны.
        Я просто прибегаю к логике. Помните "бритву Оккама"?

        Что имеем на входе - два летчика. Оба начинали войну в очень маленьких чинах, к каким-либо документам, кроме их собственных удостоверений личности вплоть до конца 43го года допущены не были.
        До некоторого времени "старший" тащил за собой наверх "младшего". Потом они рассорились и много времени спустя младший начал рассказывать, что старший у него украл три самолета в 1941...
        Вообще-то за несчастный случай, повлекший смерть не просто летчика, а Дважды Героя, могли и посадить. А тут не только не посадили, но даже не понизили в звании, просто перевели на другую должность согласно званию и штатному расписанию.
        Я читал в мемуарах участников войны, как под суд попадали в случае таких летных происшествий заслуженные орденоносцы и генералы. И в итоге авторы писали "приговор был беспощаден". А тут - ни суда, ни поражения в правах, ни званий не лишали. По-моему - Покрышкин его спас от суда. Как мог.

        Рассуждаем далее.
        Имеем общую проблему начала войны - полк попал в окружение, летчики улетели, документы сгорели. -- Достоверно? Да.
        По выходе из окружения летчикам засчитали их победы до окружения с их слов. -- Достоверно? НЕТ. Абсолютно. Если летчикам долго не засчитывали сбитые за линией фронта немецкие самолеты, т.к. не подтверждено табличкой с двигателя или наблюдателями с земли, то невозможно поверить, что летчикам восстанавливали их счет побед с их слов.
        Также невозможно поверить (даже абстрагируясь от имен), чтобы кто-то чужие мог на себя переписать. Если документы пропали - то как можно надежно утверждать, что "те" - именно "эти"? По памяти? В старости память, бывает, подводит...

        Оценка статьи: 5

  • Спасибо.

    Оценка статьи: 5