Владимир  Жестков Грандмастер

Какими они были, те «старики», что шли в бой? Николай Михайлович Скоморохов. Часть 1: позывной «Скоморох»

Десятый по результативности лётчик-истребитель Красной Армии Николай Михайлович Скоморохов родился 19 мая 1920 года в селе Лапоть (ныне Белогорское) Саратовской области, в семье потомственных волгарей. Фамилией семья обязана своему предку, который с группой бродячих скоморохов сопровождал армию Степана Разина, а после разгрома восстания осел на берегу Волги.

Отцу Николая — Михаилу Скоморохову — пришлось поработать и матросом, и рыбаком. В 1930 году семья в поисках заработка перебралась в Астрахань. Там отец с сыном подрядились «метать» сети под воблу. Ну, а для этого приходилось утром в полпятого встать и до школы успеть связать с десяток метров мелкоячеистой сети. Несмотря на всё это, Николай окончил семилетку, получив прозвище «бурлачонок» — на одном из уроков он упомянул о своем деде-бурлаке. Семилетка по прямой дороге направила парня в ФЗУ, но возраста явно не хватало, пришлось добавить два года. В то время паспорта ещё не являлись обязательным документом, поэтому слукавить большого труда не составило. После учебы в ФЗУ Николай получил специальность токаря. С 1937 по 1939 год он работал по специальности на судоремонтном заводе. В сентябре 1939 года молодой человек, с детства пристрастившийся к чтению, поступил в библиотечный техникум.

Вскоре произошло событие, изменившее всю жизнь Николая: он впервые увидел самолёт У-2, приземлившийся в их посёлке. Вот как через много лет он описывает в своей последней книге «Путь в небо. Моё босоногое детство» чувства молодого человека, впервые увидевшего самолёт: «Запал ему в душу самолёт. Он и не думал, боялся думать, что вот вдруг он полетит на таком самолёте когда-то. Но ему так хотелось этого, так хотелось».

Желание летать привело его в марте 1940 года в аэроклуб имени М. Водопьянова. С тех пор он не представлял себе жизнь без авиации. После окончания техникума Николай добровольцем ушёл в Красную Армию. В 1941 году он был направлен в Батайскую военную авиационную школу пилотов, по окончании которой младшего сержанта Скоморохова направили в 164-й истребительный авиационный полк, вооруженный ЛаГГ-3. Это произошло в конце ноября 1942 года, когда Великая Отечественная была уже в самом разгаре. Ожесточённые бои шли на Волге у Сталинграда и в горах Кавказа.

В полку Николая кто-то сразу же окрестил «скоморохом», именно такой позывной будет у него все годы войны. Лётчиков не хватало, и хотя Николай был новичком, его посылали на боевые задания, где однажды пришлось ввязаться в первый бой. Дело происходило над Черноморским побережьем. 164-й истребительный авиаполк базировался на аэродроме Адлера. Над нашей передовой завис FW-189, «рама», немецкий разведчик, корректирующий действия артиллерии. Звено ЛаГГ-3 устремилось в атаку. Его командир капитан Дмитриев меткой очередью сбил фашиста. Скоморохов, наблюдая это, находясь неподалёку в воздухе, был поражён, как всё произошло: без всякого напряга и очень изящно.

Вскоре довелось открыть боевой счёт и «товарищу младшему сержанту». Вновь «рама» висит над нашей передовой, занимаясь разведкой. И вот воспоминания самого Скоморохова: «…проклятущая „рама“. Мы знали: если сразу её не сразишь — потом с ней трудно управиться… вышел прямо на „раму“ и дал очередь по её бензобакам. Клевок. Шлейф дыма. Удар о скалы. Неописуемая радость охватила меня. Я что-то заорал во всё горло, взвился свечой в небо».

В том бою родился замечательный снайпер. Теперь всё свободное время он изучал схемы воздушных боев, проводил математические расчёты, постигая теорию стрельбы по быстро двигающейся воздушной цели. Росла теоретическая подготовка, появились и успехи в воздухе. 22 февраля 1943 года Николай преподнёс сам себе подарок к юбилею Красной Армии, сбив Ju-87 — пикирующий бомбардировщик, или «лаптёжник», как его у нас называли. Через неделю, 1 марта 1943 года, снова победа: на этот раз сбит Ме-109.

В марте полк отозвали с фронта для пополнения и перевооружения на новые истребители Ла-5. После возвращения на фронт Скоморохову удалось, словно в пропагандистском фильме, сбить ещё один Ме-109. Шло партсобрание, на котором обсуждался вопрос о приёме Николая в партию. Последовала команда «На вылет!», пара Скоморохов с ведомым Шевыриным поднялась в воздух, а через некоторое время молодой лётчик в промокшей от пота гимнастёрке опять стоял перед президиумом партсобрания. В партию его приняли единогласно.

В боях на Курской дуге проявились лучшие качества супераса Скоморохова. 24 июля 1943 года он сбил три фашистских истребителя Ме-109. Следует отметить, что в тот день в одном из боёв у его самолёта заглох мотор. Всё шло к падению. Фашистский лётчик внимательно наблюдал за исходом ситуации, предвкушая лёгкую победу. Однако Скоморохов поступил иначе, ему удалось запустить мотор и расправиться с зазевавшимся врагом.

В конце августа 1943 года забытому в сержантах лётчику-асу было, наконец-то, присвоено звание младшего лейтенанта. Лётчицкая карьера набирала обороты, и вскоре Николай был назначен командиром звена, что дало ему право летать во главе группы пилотов Ла-5.

4 декабря 1943 года группа ИЛ-2 направлялась на бомбардировку вражеских позиций. Её сопровождала четвёрка Ла-5. В районе цели вверху появилось 8 «мессеров», которые попытались атаковать наши самолёты для предотвращения бомбардировки. Скоморохов бросил свою четвёрку наперерез врагу. Атаки шли одна за другой. Строй фашистских машин был разрушен, и они покинули поле боя. «Илюшины» благополучно отбомбились, а Скоморохов успел за короткое время схватки сбить два истребителя противника. Любопытную фразу записали в личное дело лётчика после этого боя: «Лётчики 951-го штурмового авиационного полка, вернувшись на аэродром, устроили капитану Скоморохову торжественную встречу».

Казалось, совсем недавно Николай Скоморохов надел погоны с одной маленькой звёздочкой. Но быстротечно время на войне, и вот через два месяца на тех же погонах сияет по четыре пока ещё таких же маленьких звёздочки.

Обновлено 11.03.2016
Статья размещена на сайте 11.02.2016

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Уважаемый Владимир! Давно не писал, а сегодня решил высказаться. Кратко. Я не стал вмешиваться в Вашу беседу с одним из читателей ШЖ, ибо прекратил с ним всякое общение. Но Ваша полемика, (или просто разговор), мне тогда показались интересной. Интересней чем Ваши статьи о Ремчукове. А сегодня я читал о Скоморохове и мне стало скучно. Не обижайтесь. Но, как мне кажется, Вы потеряли нерв повествования, он у Вас был с Гулаевым, и все превратилось в невыразительный пересказ. Взлетел, сбил, сел, взлетел, сбил сел, приняли в партию, взлетел сбил... Что-то утеряно. Но, это мое личное мнение, можете не обращать на него никакого внимания.

    Всех благ Роман.