Владимир  Жестков Грандмастер

Какими они были, те «старики», что шли в бой? Николай Михайлович Скоморохов. Часть 2: «Achtung, achtung, в воздухе Скоморохофф!»

Начинался 1944 год, жестокая война перемещалась на запад. Бывший недавно простым лётчиком Николай Скоморохов стал комэском. Теперь в его подчинении были люди, и от него зависело, как пройдёт очередной бой и все ли самолёты вернутся на свой аэродром. Потери на войне неминуемы, но от командира, правильно разъяснившего подчинённым их задачи, и от его личного поведения в бою зависит многое.

Герой Советского Союза Николай Скоморохов у своего самолёта Источник

Лучшей иллюстрацией служит описание сражения, которым руководил Скоморохов. Четвёрка истребителей, возглавляемая им, летела на прикрытие наших наземных войск. Впереди в разрыве облаков мелькнули два вражеских «фокке-вульфа». Не раздумывая, Скоморохов бросился в атаку. Меткая очередь — и один из фашистов, кувыркаясь, полетел на землю. А вот и основная немецкая группа, задачей которой в тот день была штурмовка наших передовых частей. Их десять, наша четвёрка помчалась на врагов, и те, сбросив беспорядочно бомбы, развернулись в обратный путь.

Тут же появились ещё две группы: 16 Fw-190 и 4 Ме-109. Направив одну пару наших Ла-5 на связывание «мессеров», Скоморохов со своим ведущим бросился на «фокке-вульфы». Требовалось не допустить их до прицельного бомбометания. Скоморохов короткой очередью сбил одного врага, в ту же секунду мимо него свалился на землю истребитель, сбитый Горьковым. Два десятка фашистских самолётов спасовали перед неординарными действиями советской четвёрки, заставившей их сбросить бомбы на головы собственных солдат и поспешно бежать. На земле догорали три самолёта врага.

Ещё один эпизод. При отступлении немцы решили взорвать Днепрогэс. Могла погибнуть гордость нашей страны. Разведка донесла, что плотина уже заминирована. Наземная операция могла не успеть. Необходимо было обнаружить, каким образом с воздуха можно предотвратить катастрофу. Операцию взял под личный контроль Верховный Главнокомандующий.

В разведку были отправлены Скоморохов с ведущим Овчинниковым. До середины Днепра им удалось добраться без проблем, а дальше их встретил такой плотный заградогонь, что казалось, они не летели, а лавировали между снарядными разрывами. Но им же нужно было не просто полетать там, а следовало скрупулёзно отснять всю плотину и плёнку в штаб доставить неповреждённой.

Два раза они пролетели мимо плотины, две плёнки уже отсняты, но Скоморохов решил, что для подтверждения уже полученных данных надо ещё одну плёночку присовокупить. И вот два самолёта, как будто связанные невидимой верёвочкой, скользят то над самой водой, то поднимаются до верхней кромки изогнутой бетонной стены, а фотоавтомат щёлкает и щёлкает. В это время бешеная стрельба зениток стихла и к паре «Лавочкиных» устремилась четвёрка «мессеров».

Съёмка закончена, но в бой вступать нельзя, слишком дорогой груз в кабине, да и горючее на исходе, надо улепётывать. «Мессеров» уже три пары, трассы пулемётных выстрелов перекрещиваются над самой кабиной. Советская пара взмывает резко вверх, из моторов выжимается значительно больше, чем рассчитывали конструкторы. Так же резко, почти в пике, ведущий мчится вниз, только над самой землёй, когда кажется уже всё, самолёт выправился и, странно покачиваясь, потянулся к своему аэродрому. Немцев нет, расстреляв весь боекомплект, они убрались восвояси. Самолёт Скоморохова пришлось списать, от немыслимой перегрузки с него сорвало всю обшивку.

Через два часа следует новый приказ: «Всё повторить». И снова та же пара трижды проносится мимо плотины, фотографируя всё, что только попадает в объектив. И снова зенитки, и вновь на третьем заходе «мессеры». Отличие одно: на обратном пути у Скоморохова резко поднялась температура, лётчик вынужденно совершил посадку в поле, а очнулся в госпитале — жестокий приступ малярии, привязавшейся к нему ещё в детстве, сразил его в самый неподходящий момент.

Плёнки в тот же день были отправлены по назначению. Наши штурмовики разбомбили все кабели, подводящие электроэнергию к заложенной взрывчатке, плотина была спасена.

Ещё в начале 1944 года из лучших лётчиков дивизии была создана «эскадрилья охотников». В её задачу входило в свободном полёте обнаруживать немецкие самолёты и уничтожать их. Естественно, что в неё включили и Скоморохова. За несколько месяцев эскадрилья сбила не один десяток фашистских самолётов, но вынужденно была расформирована, так как, отдав лучших лётчиков, полки стали нести большие потери и командиры настояли вернуть асов назад. Скоморохов вновь был переведён на должность комэска в 31-й ИАП.

К осени 1944 года линия фронта почти повсеместно перешагнула через довоенные границы СССР. Война была перенесена на территорию врага. Ожесточённые бои шли в Венгрии. 31-й ИАП, в котором командиром эскадрильи Ла-5 служил капитан Н. Скоморохов, сражался под Будапештом.

21 декабря 1944 года Скоморохов в паре с младшим лейтенантом Филипповым вылетел на «свободную охоту», которую ему время от времени разрешали. Внизу нашим наземным войскам удалось прорвать оборонительную линию «Маргарита» и приступить к окружению будапештской группировки врага. Немцы всячески пытались сдержать советские войска. При этом они очень надеялись на авиацию. К этому времени в Люфтваффе оставалось совсем немного бомбардировщиков. В армию в основном поступали истребители нового поколения «фокке-вульф-190», которые использовались немцами в том числе и в качестве штурмовиков. Бронированная кабина, мощное вооружение (две пушки и два пулемёта), высокая скорость (до 625 км в час) делали этот самолёт опасным противником.

Вот с восьмёркой таких истребителей, шедших с подвешенными бомбами, в районе озера Веленце и встретилась пара Ла-7, тоже совершенно новых советских истребителей. Скоморохов сразу же, набрав высоту, помчался в атаку. Филиппов прикрывал ведущего от нападения сзади. Первый удар был нанесён по ведущему, вспыхнувший после попадания снарядов скомороховской пушки немецкий самолёт штопором врезался в землю. Выходя из пике, Николай заметил ещё две группы FW-190, направляющихся в сторону наземного боя. Немцы были уверены в своей неуязвимости. Действительно, что могла противопоставить им пара советских истребителей?

Скоморохов придерживался другого мнения. Ещё несколько секунд, пушечная очередь — и ещё один вражеский самолёт полетел, кувыркаясь, на землю. В наушниках Филиппова раздался голос фашистского диспетчера:

 — Achtung! Achtung! In der Luft Skomorokhoff.

Даже не зная немецкий, понять эти слова было нетрудно. Диспетчер повторял их снова и снова. «Фоккеры» тут же, беспорядочно сбрасывая бомбы, сильно снижающие их скорость, начали разлетаться в разные стороны. Филиппову удалось поймать в прицел одного стервятника, и тот, объятый пламенем, рухнул вниз. Взмыв в небо, Филиппов опередил ещё одного фашиста и мастерски сбил его. В свою очередь, Скоморохов тоже догнал одного удирающего врага и отправил его на землю.

Внизу сотни людей, затаив дыхание, наблюдали этот потрясающий бой двоих против тридцати. Случилось непостижимое: два советских лётчика невредимые направились домой, в то время как пять немецких самолётов валялись на земле.

Продолжение следует

Обновлено 14.03.2016
Статья размещена на сайте 11.02.2016

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Ужасная была война.
    Когда у Смоленска выходили из немецкого мешка наши подразделения и форсировали Днепр - после немецкого артобстрела переправ Днепра, по словам свидетелей вниз вода на километры текла кровью. Сколько людей погибло? ...кто же их считал...
    Когда осенью 1941 года начал гореть центр Киева, образовав огненное торнадо, немцы отвели своих и старались просто не допустить расширения территории пожара. Горело несколько недель. Сколько людей погибло? ...кто же их считал...
    Когда в августе 1942 немцы попеременно фугасными бомбами и зажигалками создали огненное торнадо в Сталинграде, то пожар занял гигантскую территорию и горело - пока не выгорело все и вся. Сколько людей погибло? ...кто же их считал...
    Когда в начала 20х годов после землетрясения в Токио начались пожары, перешедшие в неугасимые огненные торнадо, просто сгорели все. Сколько их было? Их считали, считали - но общее число считают "погибшие от землетрясения и последовавшего пожара" - и только очень примерно.
    А в 1943 году США и Англия провели целую стратегическую операцию по разрушению плотин на Рейне. На Дискавери у нас показывали... Удалось разрушить две из трех плотин, спустить вниз, в долины, воды двух больших водохранилищ. На немцев, живших в тех долинах.
    Специальные бомбы, чтобы обрушить плотины. Методика сброса, чтобы обязательно разрушить плотину и спустить воду. Политическая необходимость, война. ЧТО? Немцы внизу? Города и деревни в долинах внизу у плотины? -- НЕТ! Не было сказано и слова. И никаких методик подсчета. Война. Военная необходимость.

    Оценка статьи: 5

    • Владимир  Жестков Владимир Жестков Грандмастер 18 марта 2016 в 09:17 отредактирован 18 марта 2016 в 09:19

      Игорь Вадимов, разве возможно было все подсчитать и учесть?
      Важнее было не дать немцам сразу же воспользоваться одной из самых мощных ГЭС в мире. Это хоть не намного, но задержало их наступление. Взрыв плотины при отступлении был необходим. Можно только сожалеть, что не удалось ее взорвать всю. Хотя и так немцам пришлось почти год потратить на запуск ГЭС. Предупредить население? Интересно, каким образом?
      Сейчас-то хорошо размахивать руками и говорить об излишних жертвах. Не знаю как это называется. Популизм, или еще как-то?

      • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 18 марта 2016 в 09:45 отредактирован 18 марта 2016 в 09:46

        Владимир Жестков, сейчас эпоха толерантности.
        Это значит, что
        - англо-американские зверства следует называть венным искусством и военной необходимостью (Дрезден, Токио, Хиросима, Нагасаки, взрыв немецких плотин, бомбежки немецких городов - десятки городов были разрушены более чем на 70%!! и т.д.)
        - гитлеровские зверства упоминать нехорошо, они - европейцы
        - а по русским пройтись толерантность не мешает, а наоборот помогает. Ведь зверства-то были. так кто виноват? К русским толерантность не относится.

        Оценка статьи: 5

  • Владимир! Вы представляете эту цифру погибших? От 200О00 до 100000 человек. Кто их считал? А если считал, то почему разница в подсчетах 80000 тысяч!!! А, может, погибло 500000 или 700000? Чего мелочиться. Это же ужас... когда погибали ни в чем неповинные люди, лишь бы не досталось что-то врагу. Сразу же вспоминается людоедский приказ Сталина - уничтожать все!!!, только чтобы врагу не досталось. А как же население, которое бросали наши доблестные войска? Как оно должно было выживать, если все сжигать и уничтожать!? Вот Днепрогэс один из примеров этого людоедства.
    Гитлер приказал затопить метро... Ах, как это осуждалось в том же фильме "Освобождение".А я еще поминю фипльм "Падение Берлина" - там тоже осуждался этот варварский акт. А то, что погибли люди при взрыве плотины - да плевать на это. Это же русские или украинские люди, бабы (в других местах) еще нарожают. Какой-то ужас...
    А я-то по либеральной наивности думал о нескольких тысячах - не успели уйти после предупреждения, и так далее... Потому и написал Вам. Но Вы меня этими цифрами просто убили. А их, оказывается, даже не предупреждали. Наверняка и воинские части были сметены... Как бы они пригодились в боях.

  • Владимир, спасибо за память о героях. Пока их помнят - они живы, ведь так?

    Оценка статьи: 5

  • Спасибо за интресную информацию: не знал, что немцы восстановили Днепрогэс. Его взорвали наши при отступлении, и поток воды из водохранилища был таков (настоящее цунами, как сказали бы сегодня) что погибло огромное количество населения внизу вместе с какими-то воинскими частями. И еще один момент:"долетели до середины Днепра". Это у Гоголя "редкая птица"... А самолеты до середины Днепра, думаю, долетали быстро. Какая-то неувязочка в тексте. И последнее: что там взял на контроль Верховный? Тоже не понял. Лично вмешивался в происходяшщее? Сомневаюсь. Вот когда он вмешался в события - приказав взять Киев к 7 ноября, то положили на несколько тысяч больше солдат. Это я понимаю - взял под контроль.

    • Роман, ответить раньше не мог был в командировке. Действительно плотина Днепрогэса была подорвана при нашем отступлении и действительно волна высотой до 5 метров смела все на своем пути. До сих пор нет точных подтвержденных данных о погибших при взрыве. Цифры колеблются от 20 до 100 тысяч человек.
      В 1942 году немцы восстановили плотину, начинили ее новым оборудованием и ГЭС проработала до 1943 года. При отступлении немцам удалось часть плотины подорвать, но большая часть тела плотины уцелела, поскольку удалось уничтожить основное количество проводов, шедших к детонаторам. Заслуга в обнаружении этих проводов принадлежит многим разведчикам, в том числе и нашим летчикам. После войны из плотины наши саперы извлекли 66 тонн бомб и другой взрывчатки, 26 тысяч мин, снарядов и гранат. Если бы ахнуло все, то мало не показалось бы. Разрушения были бы значительно больше, чес в 1941 году. Немцы подготовились на славу.
      Конечно, долететь до середины Днепра даже на тех тихоходах, на которых летали во время войны, можно было за несколько секунд. Речь идет о том, что немцы открыли зенитный огонь только тогда, когда Скоморохов пролетел, непрерывно снимая плотину, практически полпути. А Верховный, и сведения об этом имеются во многих воспоминаниях той поры, приказал плотину спасти любой ценой. Именно это и называлось "взял под личный контроль".