Анатолий Пастухов Грандмастер

Была ли железная дорога с деревянными рельсами?

Прежде чем ответить на этот интересный вопрос, давайте сначала посмотрим на «техническую» его сторону. Мы привыкли к тому, что основа колеса делается из металла. Но вспомните конскую телегу. Вспомнили? У нее колеса из дерева! Не целиком, конечно, а в виде нескольких отрезков-брусков с небольшим загибом внутрь, которые по кругу обшиты полосой из металла.

asharkyu Shutterstock.com

Впрочем, у первого велосипеда колеса тоже были из дерева! Да и сам весь велосипед — тоже из него. Как же на нем ездили? Педалей и цепи не имелось. Ездок поочередно отталкивался ногами от земли, давая «самокату» некоторое ускорение. Разумеется, такой велосипед оказался громоздким, неудобным для передвижения и все же по тем давним временам «технически» казался совершенным.

Но речь ведь не о конской телеге или первом велосипеде! Речь о рельсах из… дерева.

Шпалы во всем мире стали менять на железобетонные лишь во второй половине минувшего века. Да и то далеко не везде. Во многих странах они и сейчас по-прежнему деревянные, пропитанные специальным составом для защиты от сырости. И ничего, выдерживают многотонные составы, идущие с большими скоростями. Шпал много, они устойчиво лежат на поверхности, будучи частично углубленными в грунт. Между ними насыпан еще слой гравия или щебня. Достаточно все надежно. Да и велика ли беда, если какая-то шпала даст трещину? Из-за этого состав под откос не пойдет. Современная железная дорога и нынче наполовину… деревянная! А вот рельсы, само собой, стальные. А были ли они когда-нибудь деревянными? Есть ли такой пример? Есть!

В Башкирии металлургическая промышленность начала развиваться еще задолго до революции. В 1913 году был основан Баймакский медеплавильный завод. Действовал он до 1956 года, а затем был преобразован в машиностроительный. Ныне у предприятия статус литейно-механического производства.

После окончания в 1953 году Уральского политехнического института сменным мастером, а затем начальником металлургического производства стал работать на Баймакском медеплавильном заводе уроженец города Красноуфимска Свердловской области Александр Степанович Манылов — Почетный изобретатель СССР, Заслуженный металлург Российской Федерации. С 1957 года по 1997-й он стоял у руля образованного на базе медеплавильного производства машиностроительного завода. Словом, человек-легенда, прекрасно знающий историю металлургии Южного Урала. От него однажды я и услышал про железную дорогу с деревянными рельсами. В то время я только начинал знакомиться с Уралом, а новость эту мне Александр Степанович поведал… 1 апреля. Ну, какая может быть реакция? Принял за розыгрыш. Позже все же стал уточнять информацию. Оказывается, такая дорога на самом деле была!

В годы Великой Отечественной войны башкирское Зауралье давало оборонным предприятиям большое количество меди. Она выплавлялась из добытой руды в тяжелейших условиях. Зауралье экономически всегда тяготело к Магнитогорску Челябинской области, но административно было подчинено Башкирии. Эта «нестыковка» не позволяла использовать ресурсы другого региона — более близкого к рудным месторождениям, чем Уфа, находящаяся за горной системой Урала. Ладно бы еще, что зона не имела хороших дорог. Но она не имела и государственных линий электропередачи. На баймакском медеплавильном заводе электричество вырабатывалось на своей силовой станции с использованием торфа. А его нужно было привозить издалека. Подвижной состав — лошади и маломощные автомашины, часто ломающиеся из-за большого износа. Выручить с подвозом торфа могла только железная дорога.

Долгое время на заводе руководил транспортным цехом Александр Спиридонович Бабошкин, пришедший на него в 1943 году. Когда транспортная проблема прижала завод очень сильно, он стал искать выход из ситуации. Кто-то предложил ему съездить в рабочий поселок Тубинск и посмотреть там старенький автомобиль ЗИС. Мол, а вдруг удастся его заполучить. Автомобиль заинтересовал своими… колесами. Тубинчане, не имея возможности найти для него резину, пошли по пути изготовителей конских телег — сделали колеса из дерева и обшили нижнюю часть полосами железа. Голь на выдумки хитра! Так появилась идея сделать рельсы для узкоколейной железной дороги тоже из дерева!

Протяженность узкоколейки Баймакского медеплавильного завода составляла 25 километров. Вагонетки с торфом по ней сначала отвозились с использованием конской тяги. На путь обычно затрачивался день. Потом удалось отыскать маленький паровозик и доставить его в Баймак через горные перевалы.

…Сейчас эта удивительная дорога разобрана. Хотя могла бы стать (некоторым своим участком) достопримечательной для показа туристам. Но это на Западе умеют делать деньги на экзотике. А у нас в небытие ушли узкоколейки в красивейших природных местах, где за валюту можно было бы «катать» не только иностранцев, но и своих богатеньких Буратино.

Обновлено 22.02.2018
Статья размещена на сайте 8.08.2013

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: