Александр Ягольник Профессионал

25 лет легендарному полету Бурана. Как это было?

Четверть века назад, 15 ноября 1988 года, отправился в свой первый и последний полет космический корабль Буран. Советская космическая наука и промышленность достигли своей вершины. К сожалению, один раз покорив эту вершину, ни советская, ни российская наука не смогли забраться на неё вновь. Впрочем, мировая наука тоже.

Буран и Ан-225 на авиасалоне в Ле-Бурже, 1989 год MASTER SGT. DAVE CASEY commons.wikimedia.org

Чтобы осознать всё величие момента, необходимо вспомнить детали этого позабытого полета. Главное, космический челнок взлетел, сделал два оборота вокруг Земли и сел в режиме автопилота. Без управления с Земли! Это был полностью роботизированный полет. Ни до, ни после полеты такого масштаба не совершались автономно. Из других прорывных технологий: кислород-водородный двигатель, вывод на орбиту 100 тонн полезной нагрузки, возможность спасения корабля и экипажа при аварии практически на любом участке старта и посадки.

Эти достижения были бы лишь точкой на маршруте вверх, к дальнему космосу, если бы советская космическая программа не остановилась. Но, увы, они стали вершиной. Гибель американских челноков, сворачивание программы Спейс-Шаттл сделали полет Бурана вершиной не только для России, но и для всего мира.

Но вернемся к самому полету. Что в нем было особенного? Первоначально предполагалось, что в Буране будут космонавты. Однако, как и для Гагарина, им отводилась роль пассажиров. Весь полет должен был совершаться автоматически. И хотя у Бурана имелись системы ручного управления, в первом полете не предполагалось их использовать. Тогда зачем рисковать людьми? Высшее руководство решило, что не стоит. Кто её знает, эту новую технику. Ещё взорвется, как Челенджер. Траур нам ни к чему.

Жаль наших космонавтов. Они готовились к полету более десяти лет. И, наверное, не случайно из четырех членов команды лишь один остался в живых после 90-х годов. Но это отдельная история. Зато для Бурана беспилотный полет стал рекордным во всех отношениях. Для начала попробуем понять, что такое автоматический полет в 1988 году. Первый спутник запускался, как снаряд. Его орбиту рассчитали до запуска. И, кстати, американцы удивились не столько самой ракете, поднявшей спутник. Да и спутник был очень прост. Но точность вывода его на заданную траекторию была удивительна для 1957 года. Во многом это был успех советских программистов. Полет Гагарина управлялся в значительной степени с Земли. Луноход тоже управлялся с Земли, хоть это и было крайне сложно из-за задержек времени до 24 секунд.

Буран летел полностью под управлением бортового компьютера. А программа занимала аж целых 100 мегабайт памяти! Смешно, да? У нас в телефонах памяти гораздо больше. Но сможем ли мы запустить новый Буран, имея один i-Phone? Ведь к памяти нужны ещё и мозги. К сожалению, космические мозги Бурана погибли безвозвратно. Его программы, записанные на магнитные ленты, не на чем прочесть. Нет такой техники. Да и люди, что писали эти программы, слишком далеки уже от космоса. Казалось бы, достигнув такого рубежа в робототехнике (а что такое Буран, как не летающий робот?), человечество должно было бы осуществить две вековые мечты: создать мир роботов и шагнуть в дальний космос. Печально, но после 1988 года человечество шагнуло обратно, будто испугалось открывшихся перспектив и захлопнуло дверь в завтра.

Хороша ли была программа, что работала на Буране? Да и что можно ожидать от такого «примитивного» компьютера? Посудите сами.

Самое сложное в полете — благополучно сесть. Сколько замечательных проектов, сколько космонавтов и кораблей погибло на этапе посадки. Буран не просто падал на землю в заданной точке. Он садился на вполне определенный аэродром. Подчеркну, самостоятельно, без участия человека. На земле в момент приземления была сильная низкая облачность и боковой порывисто-штормовой ветер. Последнее определило траекторию посадки корабля. До определенного момента она совпадала с рассчитанной в земном Центре Управления Полетами. Но в один миг Буран полетел по своей собственной траектории. Шок, который испытали все, трудно передать. Неуправляемый «утюг» массой 80 тонн мог спланировать «на голову» в любой момент в любом месте. Уже была занесена рука над кнопкой подрыва, уже готовили «некролог» для прессы. Но благодаря воле руководителя полетов Степана Микояна роковое решение не было принято. Решили подождать, что будет дальше.

А дальше Буран развернулся на знакомую посадочную траекторию и благополучно сел на аэродром. Все вздохнули с облегчением. Как показали поздние расчеты, траектория Бурана была самой оптимальной при сложившихся метеоусловиях. От расчетной точки остановки его отделяли по оси полета 190 м (недолет), по боковой оси 9 м (при размахе крыльев 24 м). Вертикальная скорость касания земли всего 0,3 м/с. Очевидцы говорили, что в какой-то момент Буран завис над посадочной полосой и мягко опустился на неё. Казалось, не компьютер управляет космолетом, а пилот экстра-класса. Вот так «утюг»! Если к этому вспомнить, что последний раз Буран включал двигатели в космосе, для торможения на орбите, а в атмосферу вошел со скоростью около 27000 км/ч на расстоянии 8000 км от точки посадки, то понимаешь: сесть корабль мог только с одной попытки. Без двигателей, без управления с Земли, полностью полагаясь на бортовой компьютер.

Это был несомненный триумф! Это был рекорд. Это была важная ступень и в космос, и в робототехнику. Но почему программа Буранов была прервана на самом взлёте? Об этом вы узнаете в следующей статье «25 лет легендарному полету Бурана. Почему первый полет стал последним?».

PS: Более подробно о полете Бурана и советской космической программе можно прочитать на сайте buran.ru

Обновлено 29.04.2016
Статья размещена на сайте 11.11.2013

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: