Владимир Рогоза Грандмастер

Георгиевские кавалеры в рясах. Возможно ли такое? Часть 2.

Во время русско-турецкой войны 1877−78 гг. в Кавказской армии прославился священник 160-го Абхазского пехотного полка Федор Михайлов. Когда полк участвовал в боях, он постоянно находился в передовых цепях. Если же полк выводили из боя, отец Федор шел в передовые шеренги других полков. Солдаты не только горячо любили своего батюшку, но и искренне считали, что пули его не берут. За отличие в боях под Эрзерумом он был произведен в протоиереи. Его подвиги были отмечены золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте, орденами святого Владимира 4-й степени с мечами, святой Анны 2-й степени с мечами и многими медалями. Боевых наград было у отца Федора так много, что он из скромности стеснялся их все надевать. И таких орденоносных батюшек в российской армии было немало.

Военный священник протоиерей Андрей Евграфович Малов Стоит отметить, что награды в России давались только в соответствии с чинами, поэтому полковые священники, которые примерно приравнивались по чину к армейским капитанам, обычно получали ордена святой Анны 3-й и 2-й степеней и святого Владимира 4-й степени. Благочинные дивизий, корпусов и армий могли рассчитывать и на св. Владимира 3-й степени. На кресты этих орденов, полученные за отличия в боях, добавлялись скрещенные мечи. Орден святого Георгия не входил в систему старшинства российских орденов, а случаи награждения им военных священников были единичными и только за беспримерные личные подвиги.

Военные священники могли поощряться и специальными духовными наградами: за боевые отличия их производили в протоиереи, представляли к скуфье и камилавке, награждали тремя видами золотых наперсных крестов — на Георгиевской ленте, из Кабинета Его Императорского Величества и от Священного Синода.

"С Богом вперед!" Войны прошлого века — русско-японская и первая мировая — дали еще много примеров героизма военных пастырей. Священник 11-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Стефан Щербаковский в бою под Тюренченом, благословив стрелков, с пением «Христос воскресе» пошел в атаку во главе знаменной роты, был ранен. Награжден орденом святого Георгия. Священник крейсера «Варяг» Михаил Руднев во время боя бестрепетно ходил по залитой кровью палубе, напутствуя умирающих, оказывая помощь раненым и воодушевляя сражавшихся. Награжден золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте.

Случалось, что захваченный азартом боя полковой священник, вспомнив бурсацкую молодость, подбирал рукава рясы и скосив рот не божественным призывом, а солдатским «Ура!» бросался вместе с полком в рукопашную. Конечно, такие поступки официально не приветствовались, но после боя командир, смахнув с седого уса слезу умиления, обнимал батюшку за плечи и говорил: «Ну, батюшка, ты и даешь! Буду к ордену представлять». И такие случаи были, явно, нередки. По неполным данным, в годы первой мировой войны военные священники были удостоены 14 орденов святого Георгия 4-й степени, 85 орденов св. Владимира 3-й степени с мечами, 203 орденов св. Владимира 4-й степени с мечами, 304 орденов св. Анны 2-й степени с мечами и 239 орденов св. Анны 3-й степени с мечами, а также 227 золотых наперсных крестов на Георгиевской ленте.

Вот только несколько примеров. В 1914 г. сорвалась атака 9-го Казанского драгунского полка на австрийцев. Тогда на нестроевой лошаденке с криком: «За мной, ребята!» поскакал на противника священник Василий Шпичек. Полк поддержал своего батюшку, противник был разбит. Отец Василий был награжден орденом святого Георгия.

На австрийском фронте 7-й Финляндский стрелковый полк готовился к наступлению, перед началом которого предстояло разрушить проволочные заграждения на позициях противника. Несколько безуспешных попыток закончились большими потерями. Тогда вызвался организовать вылазку полковой священник отец Сергий Соколовский. Он объяснил свое решение тем, что уничтожение заграждений — не убийство и его сану не противоречит. Обрядив смельчаков, вызвавшихся идти с ним, в саваны — дело было зимой — духовный пастырь повел их под покровом ночи к вражеской позиции. Проволочные заграждения были уничтожены, и полк провел успешную атаку. Этот подвиг отца Сергия был отмечен орденом. Впоследствии полк сражался на французском фронте и французы, которых трудно удивить военной доблестью, прозвали отца Сергия «легендарным священником».

Судовой священник заградителя «Прут» иеромонах Антоний (Смирнов) В октябре 1914 года в Черном море немецкий крейсер атаковал минный заградитель «Прут», который не мог противостоять ему в открытом бою. Командир российского корабля принял решение — открыть кингстоны. Видя, что «Прут», не спуская Андреевского флага, начал погружаться, а личный состав садится в шлюпки, капитан крейсера приказал открыть артиллерийский огонь. С отходящих от гибнущего корабля шлюпок матросы видели, что на верхней палубе среди огня и дыма стоит в полном облачении с поднятым крестом корабельный священник. Восьмидесятилетний иеромонах отец Антоний не покинул родной корабль, а предпочел с ним погибнуть, до последней минуты жизни благословляя свою паству.

Действуя в боевых порядках, священники подвергались тем же опасностям, что и солдаты. Только в Отечественную войну 1812 года погибло, умерло от ран и болезней около 50 полковых священников. Большими были потери священнослужителей и в других войнах. В ходе первой мировой войны около 400 священников было контужено или ранено, а более 30 погибло. Практики посмертного награждения в русской армии не было до 1917 года, поэтому главной наградой погибшим в боях священнослужителям стала светлая память об их подвигах.

Стоит отметить, что в России все награжденные орденами назывались кавалерами, это правило не распространялось только на священнослужителей. Законом было установлено, что «лица духовного звания… по приличию их сана, не именуясь кавалерами, сопричисляются к орденам». При этом, все льготы, положенные награжденным, священники получали в полном объеме, включая производство в потомственные дворяне. А для удостоенных георгиевских наград было сделано очень значимое исключение. Закон гласил: «Высочайше повелено, чтобы духовные лица при совершении богослужения в священном облачении не носили светских знаков отличия. Исключение из сего правила допускается лишь для знаков ордена Св. Великомученика Георгия, наперсных крестов на Георгиевской ленте, жалуемых за военное время, и для таковых же крестов, пожалованных в память войны 1853−1856 годов».

1-я часть статьи

Обновлено 27.04.2018
Статья размещена на сайте 19.10.2007

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Спасибо автору. Доставил огромное удовольствие.Если бы все батюшки были такими, мы жили бы по-другому.Отлично.

  • Очень интересная статья, Владимир. Спасибо и +5

    Оценка статьи: 5

  • А как обстояли дела с мусульманскими и буддистскими подразделениями? Или таких не было (а как же выходцы из Средней Азии и калмыки?)?
    В них священники были?

    • В статье не ставилось целью раскрыть деятельность военного духовенства, в том числе и других вероисповеданий. В ответ на ваш вопрос -
      В ХVII в., когда в России стали создаваться воинские части по западноевропейскому образцу, в армии появилось большое количество католиков и протестантов. Инославные и иноверные, как их тогда называли, воины не только доблестно сражались в многочисленных войнах, которые приходилось вести России, но и достигали высших командных постов. Фельдмаршалом, князем, военным министром и полным кавалером ордена Святого Георгия стал протестант Михаил Барклай-де-Толли, в Первую мировую войну командовали корпусами мусульмане полные генералы Дмитрий Абациев, Эрис-Хан-Султан-Гирей Алиев, Хан-Гусейн Нахичеванский, в конце XIX в. в Академии генерального штаба историю военного искусства преподавал старообрядец полковник Баскаков, а начальник штаба армейского корпуса генерал-майор Александр Хануков, караим по национальности, исповедовал иудаизм. Чтобы не оскорблять религиозные чувства неправославных воинов, для них изготавливали специальные награды. На предназначенных для них орденах, георгиевских крестах и медалях вместо изображения или вензеля святого помещали двуглавого орла — герб России. Перед Первой мировой войной в каждом военном округе были свои мулла, ксендз и раввин. В национальных (мусульманских) полках были штатные священники-муллы, которые как и православные священники находились на госслужбе и получали соответствующий оклад.

      Оценка статьи: 5

  • сорвалась атака на австрийцев 9-го Казанского драгунского полка
    Плохо звучит. "Атака кого на кого" должно быть, а не "атака на кого кого".
    А то получилось, что австрийцы в казанском полку.

    "Не убий" и благословение на защиту родины путем убийства...
    Как оно сочетается?

    • "Не убий" и благословение на защиту родины путем убийства...
      Как оно сочетается?
      - еще в средние века христианство разработало обоснование возможности убийства при определенных обстоятельствах, к коим и относится война. В русском православии эта проблема проработана с достаточной основательностью. В принятых Юбилейным Архиерейским собором РПЦ 2000 г. «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» есть специальный раздел «Война и мир».

      Оценка статьи: 5

  • Логическое продолжение статьи. От 17хх до 1917 года, когда к сожалению быть православным стало опасно.

    Рукопашное это понятно, а как же всетаки с вооружением? Мне кажется это очень сильно не поощралось. Но вдруг?

  • И еще одна 5.

    Оценка статьи: 5