Татьяна Морозова Мастер

Что усвоил Иосиф Джугашвили из уроков Никколо Макиавелли?

Флорентийский секретарь Никколо Макиавелли (1469−1527 гг.) исследовал психологию отдельной личности как участника политического процесса и написал несколько трактатов, один из которых принёс ему скандальную славу учителя тиранов. В этом сочинении флорентиец привёл тип абсолютного монарха, использующего разные средства для укрепления и расширения своей власти.

Правила-советы (Максимы) Макиавелли нашли своё подтверждение в государствах с тираническим правлением, в которых свергались монархии, в том числе и в советской системе лагерного социализма, задуманной В. И. Лениным с постепенным отмиранием государства, но построенной под руководством товарища Сталина в виде огромной империи с абсолютизмом правления.

Политическая борьба за абсолютную власть не терпит снисхождения, и это заметил в эпоху Возрождения Никколо Макиавелли, исследуя сущность государства: правила поведения монархов могут быть жёсткими, коварными и беспощадными. Как ведут себя правители, пытаясь сохранить и усилить деспотизм, он подробно описал в своём разоблачительном трактате «Государь». Интриги, перевороты, заговоры особенно опасны в обществе, не уважающем человеческую жизнь и использующем для достижения цели любые негуманные средства.

Откровения бывшего секретаря о способах сохранения и упрочения власти шокируют правителей Флоренции в эпоху Возрождения, и услуги политика-философа будут игнорировать до самой его смерти. Спустя четыре столетия его сочинение «Государь» попадёт к ссыльному революционеру Иосифу Джугашвили, и он после победы пролетарской революции, став генеральным секретарём правящей партии, начнёт своё стремительное восхождение на трон тирана, используя Максимы флорентийца.

Большой террор 30-х годов в стране, строившей новое общество с диктатурой одной партии, явился следствием становления тирании и оказал на советский народ сильнейшее психологическое воздействие. Массовые репрессии 1937−1938 гг. носили целенаправленный характер — навести ужас на всё население и сделать его рабски покорным. Одному из величайших мистификаторов и тиранов удалось всего за 9 лет установить абсолютизм правления и подняться выше царя, используя определённые методы. Он хорошо усвоил правила поведения государя в уроках флорентийского секретаря, изучая на досуге его труды в последней ссылке, никак не предполагая тогда, что эти знания ему когда-нибудь пригодятся.

Свой тридцать седьмой день рождения ссыльный большевик Иосиф Джугашвили встречал в маленьком посёлке Туруханского края, где, по его словам, природа была «скудна до безобразия». Он родился 6 декабря по старому стилю 1878 г. и отмечал этот день на «краю земли», находясь в глубокой депрессии, сочиняя отчаянные письма товарищам: ни дров, ни хлеба, ни сахара, ни денег. Ссыльный революционер, чтобы спасти свою жизнь, настоятельно просил оказать ему срочную помощь, считая, что имеет на это полное право: не один раз для партии чужие деньги экспроприировал. Рыба, с трудом добывавшаяся, спасала его от смертельного голода, а душевную тоску приглушала книга Никколо Макиавелли, не один раз им прочитанная.

Он, должно быть, удивлялся откровенному цинизму предлагаемых правил поведения государя для установления абсолютизма правления, методов, с помощью которых абсолютный монарх может обеспечивать и укреплять свою власть. Урок обращения правителя со своими подданными Иосиф Джугашвили усвоит основательно: «Что для государя лучше — внушать ли страх или любовь? Что для него полезнее, чтобы его любили или чтобы его боялись? Желательно было бы, чтобы государи достигали одновременно и того, и другого, но так как осуществить это трудно, и государям обыкновенно приходится выбирать, то ввиду личной их выгоды полезнее держать подданных в страхе». Страх выберет и будущий генералиссимус, не уставая повторять: «Пусть лучше боятся!»

Хорошо запомнит сын прачки Екатерины Геладзе и сапожника Виссариона, что «существуют два способа действия для достижения цели: путь закона и путь насилия, первый способ — способ человеческий, второй — способ диких животных, но так как первый способ не всегда удаётся, то люди прибегают иногда и ко второму», что «Государи должны развивать в себе как человеческую, так и животную сторону, без чего власть их не может быть прочной», что «Государям, желающим удержать за собою власть, весьма часто необходимо быть порочными», что «…презирают только тех государей, которые выказываются нерешительными, непоследовательными, малодушными и легкомысленными», что «Государь не должен бояться осуждения за те пороки, без которых невозможно сохранение за собой верховной власти…». Обман, лицемерие, предательство, жестокость и цинизм помогут Иосифу Виссарионовичу тридцать лет удерживать абсолютную власть.

Ссылка Джугашвили окончится раньше времени, и он вместе с Каменевым прибудет 12 марта 1917 г. в Петроград. Бывшие ссыльные Туруханского края будут дружно работать в редакции «Правды» в особняке балерины Кшесинской, станут членами Исполкома Петроградского Совета… Теперь свои статьи Иосиф Джугашвили подписывает «Коба Сталин» и отстаивает в них идею сохранения унитарного российского государства вразрез с теорией Ульянова-Ленина. Но весной 1922 г. вождь пролетариата сам предложит избрать товарища Сталина Генеральным секретарём правящей партии. Тогда и появится в биографии Иосифа Виссарионовича новая дата рождения: 21 декабря 1879 г. (9 — по старому стилю) — магическая девятка будущего диктатора. Спустя девять лет он добьётся абсолютизма правления!

Так начиналось восхождение на престол одного из величайших тиранов и государственников. В 1934 г. Лев Борисович Каменев подготовит советское издание сочинений Макиавелли и преподнесёт первый том «вождю всех времён и народов». В него войдут: «Князь» («Государь»), несколько новелл, дипломатических посланий и знаменитая пьеса «Мандрагора». Великий вождь станет единственным постоянным читателем этого тома, расстреляв спустя два года бывшего приятеля, написавшего к нему предисловие.

Тиран тщательно скрывал от товарищей по партии, что это была его любимая книга, и в ней он находил нужные для укрепления личной власти советы: «О хорошо направленной жестокости.», «О личной славе правителя», «О покровительстве доблести и талантам своих подданных», «О верности и единстве подданных государю», «О необходимости укрепления учреждений, обеспечивающих независимость и безопасность государя». Второй том, в который должны были войти «Рассуждения», не будет издан при правлении партии Ленина — Сталина. В «Государе» Никколо Макиавелли представил тип абсолютного монарха, сохраняющего и укрепляющего свою власть при помощи разных средств, включая безнравственные. В «Рассуждениях…» же он уделил много внимания республике и демократической форме правления.
Иосиф Виссарионович следовал Максимам «Государя», стараясь прослыть милосердным, укрепляя учреждения, обеспечивающие его безопасность, награждая «полезные изобретения», содействуя величию страны, иногда «проявляя черты великодушия и гуманности». Бывало, что он раскаивался в жестокости, страдая от бессилия обуздать своё гипертрофированное тщеславие, и даже слёзы катились из «жёлтых» глаз, но свидетелей этих слабостей обнажённой души всегда избегал.

«Рассуждениям…» флорентийца тираны не следовали: в них говорилось о «рабстве, налагаемом гнётом государства», о том, что у произвола государя есть свои пределы, подвергалась разгромной критике тираническая власть, и выносился приговор: «…когда вместо свободы водворяется тирания, самое малое зло, которое государство терпит от этого, состоит в том, что оно не может больше идти вперёд…». Ценность любых решений и правлений относительна, и это отметил Макиавелли в «Рассуждениях…»: «…никогда нельзя устранить одно неудобство, чтобы при этом не возникло другое. Так, если хочешь сделать народ многочисленным, сильным и способным достигнуть великой власти, то придётся позволить ему приобрести такие свойства, что потом нельзя будет управлять им по желанию. Если же оставить его малочисленным и бессильным, чтобы иметь возможность управлять им, то он никогда не сохранит приобретённого владычества и сделается столь ничтожным, что станет добычей первого врага».

Поиски золотой середины для поведения правителя и «правильного пути» для всякого, кто хочет жить в согласии с самим собой и мирозданием, кто хочет жить счастливо, Никколо Макиавелли оставил для потомков.
Чтобы отыскать их, нужны знания, мудрость, умение пробираться в лабиринтах невежества и терпение.

Обновлено 12.01.2008
Статья размещена на сайте 30.11.2007

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • описал в своём разоблачительном трактате «Государь».

    Не сказал бы, что сильно разоблачительный. Очень умная книжка,
    доступная для понимания даже самых тупоголовых руководителей.
    Ну а кто что из нее почерпнет - это дело личных пристрастий.

    4 поставил.

    Оценка статьи: 4

    • Александру Соколянскому. Не обижайтесь, но Вы действительно привели неверное суждение о трактате Макиавелли «Государь»: « книжка «Государь» это лишь выжимка, ликбез для таких вот щелкоперов. Она лишь часть объемного, и куда более серьезного труда того же Макиавелли \"Рассуждения о первой декаде Тита Ливия\". В том, что Вы не правы, можете легко убедиться, изучив первоисточники. О величии: велик народ, немало выстрадавший, одолевший немецкий фашизм и ввергнутый в пучину устрашения новыми лживыми процессами - урок наведения ужаса Иосиф Виссарионович усвоил основательно.

      • Не обижайтесь, но вы действительно не ответили на простой вопрос. Сколько было книг в библиотеке Сталина? Когда ответите, тогда можно будет продолжать разговор. А, так ведь складывается впечатление, что этот жуткий тиран и прочел-то всего одну книгу в жизни: "Государь". По-секрету, между нами. У него ещё одна (ой, не одна!) книжка на столе лежала. Автор Гюстав Лебон. Называлась она "Психология толп". Жутко подумать, что он мог почерпнуть оттуда. Да и не только оттуда. Фредди Крюгер и Дракула - отдыхают. Вот, кстати, еще неразработанные темы. По сведениям из компетентных демократических источников, жуткий тиран пил исключительно кровь младенцев, а питался исключительно мясом 15-летних девственниц.
        Идем далее. Перестаньте прятаться за героизм народа. Прочтите первую часть "Психологии толп", она называется "Психология народов". После этого будем говорить о народе. Тут тоже давайте соблюдать принцип "народу - народово, а вождю - вождево". Это я к чему? Да к тому, что этот же народ проиграл крымскую войну, японскую войну, первую мировую войну, афганскую войну, чеченскую войну. А Великую отечественную выиграл. И, как говорил Жванецкий:"А почему, собственно"? А потому, уважаемые демократические дамы и господа, что у народа, в самое трудное и жуткое время, был вождь. Настоящий, без подстав. Умеющий принимать самые трудные и, как сейчас говорят, непопулярные решения, добиваться их выполнения и брать ответственность на себя. Вождь, а не лысый клоун-кукурузник, недоучка и баклан. Баклан - это птица такая, которая хорошо умеет делать три дела, каждое из которых заканчивается на ...рать. А впереди этих слов буковки. Ж, О, С. Вот и лысый тоже. Из рук тирана ж-рал, в честь него дифирамбы и панегирики о-рал, после его смерти взял, да и обос..., ну, в общем, того. Вот такой вот славный предок у наших демократов. А потом ещё лаптем стучал в приличном месте, крестьян налогами даванул, демонстрацию в Новочеркасске расстрелял, ГДР, Польша, Венгрия, далее - везде. А ещё закрыл 500 театров, работавших при тиране, разогнал художественную выставку... Ну, там много чего еще интересного было. Но не тиран, нет. За это и любят его нонешние. В общем, к чему я это пишу. Чтобы давать оценку людям сталинского масштаба, нужно самому быть одним из них, ну, чуть может быть, поменьше. А то получается вроде собачки возле памятника. Кривоват памятник, ростом мал, зеленый весь от времени, сверху голуби да бакланы нагадили. А собачка - та всем хороша. Беленькая, с бантиком, ошейник кожаный, вымыта, надушена, чистенькая вся - ни пятнышка. Только вот, заковыка одна. Памятник остается памятником, а собачонка - собачонкой.

        Оценка статьи: 1

        • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 24 февраля 2008 в 12:18

          Этот "дядя", к счастью, нас покинувший, из тех "верных псов", которые по указу "любимого вождя" хоть глотку порвут неугодному, хоть оближут... И надеются, как надеялись и обманулись тысячи соратников и верноподданных, что плетка и петля не для них.

  • Абсолютно бестолковая статья, где автору важнее всего показать свое эмоциональное отношение к И.В.Сталину, прячась за спиной средневекового автора.

    "...Правила-советы (Максимы) Макиавелли нашли своё подтверждение в государствах с тираническим правлением, в которых свергались монархии, в том числе и в советской системе лагерного социализма..."

    А что, в государствах с нетираническим правлением эти правила не действовали?
    Для примера, некоторые из таких правил:

    * Учреждение колоний (своих людей) — метод турецкого султана (абсолютно никем не использовался, кроме самого султана, ну и, может быть, еще самой демократической современной мегадержавы)
    * Опора на оппозицию внутри стана врагов — метод римлян, опиравшихся на этолийцев при захвате Греции. (см.выше)
    * Дела непопулярные возлагать на других, а популярные делать самим. (исключительно для тиранов!)
    * Искусно создавать врагов
    * Привлекать одарённых людей (не тиранам пользоваться запрещено!)
    * Развлекать народ зрелищами (только для тиранов!)
    * Участвовать в собраниях, на которые разделен народ. (без комментариев)
    * Решительное и своевременное подавление недовольства -
    o «Нет способа надёжно овладеть городом иначе, чем подвергнуть его разрушению»;
    o «Все вооружённые пророки побеждали, а безоружные гибли»; (если есть противоположные примеры (кроме фольклора, конечно), я очень удивлюсь)
    * Факторы власти: собственные сторонники, народ, знать, чужеземцы. (распространяются только на тиранов!)
    * Качества государя — сдержанность, осмотрительность и милость. (это вообще определение тирана!)
    * Добродетели государя: милосердие, верность, человечность, прямодушие и благочестие. (добавок к определению тирана)
    * Государь должен творить добро, насколько это возможно, и зло — насколько это необходимо. (еще две копейки к определению тирана)

    Еще цитата:

    "Откровения бывшего секретаря о способах сохранения о способах сохранения и упрочения власти шокируют правителей Флоренции в эпоху Возрождения, и услуги политика-философа будут игнорировать до самой его смерти."

    А кто же это такой?
    Никколо Макиавелли (итал. Niccolò Machiavelli; 3 мая 1469 — 21 июня 1527), итальянский мыслитель, писатель, политический деятель (занимал во Флоренции пост государственного секретаря).
    Оказывается не просто бывший секретарь, а бывший государственный секретарь. Осталось только почувствовать разницу.

    Небольшое дополнение, сочинение "Государь" было опубликовано в 1532г, через пять лет после смерти Макиавелли. Возможно оно шокировало правителей Флоренции, но игнорировать услуги политика-философа они уже не могли, т.к. таких услуг он уже больше предложить не мог! Его убрали "от власти" в 1513г., после чего, в конце концов, он удалился в свое имение и начал сочинять эти трактаты. Для справки, все это можно посмотреть в Википедии.

    Не знаю, есть ли документальные подтверждения попадания этой книги к "ссыльному революционеру Иосифу Джугашвили" и приглушала ли душевную тоску "книга Никколо Макиавелли, не один раз им прочитанная", но если кругом тайга и бурые медведи, а из литературы только "Капитал" К.Маркса, то, пожалуй, и его не раз прочтешь, заглушая душевную тоску, а уж Макиавелли и подавно!

    Цитата:
    "Обман, лицемерие, предательство, жестокость и цинизм помогут Иосифу Виссарионовичу..."

    Честно говоря, не помню, кого Сталин предал? Товарищей по партии?! - Не делайте мне смешно... Готов взять свои слова обратно и извиниться, если мне приведут пример его предательства. Все остальное сомнений не вызывает, а кто не без греха?

    Очень замечательная цитата:
    "отстаивает в них идею сохранения унитарного российского государства вразрез с теорией Ульянова-Ленина"

    Последствия раздачи прав нациям на самоопределение мы сейчас ощущаем на себе. Кстати, великие демократы и мегаглобалисты в лице США, на корню пресекают все попытки саоомпределится коренным жителям Америки, но всячески поддерживают любые подобные поползновения за пределами своей территории, в том числе и бомбардировками.

    Рассуждения по поводу дня рождения, оставим на совести автора, не преминув заметить, что Н.Маккиавелли не имел к этому никакого отношения.

    Набор цитат:
    "Великий вождь станет единственным постоянным читателем этого тома, расстреляв спустя два года бывшего приятеля, написавшего к нему предисловие" - а были еще множественные временные читатели.

    "Тиран тщательно скрывал от товарищей по партии, что это была его любимая книга" - но автору удалось это увидеть через магический кристалл.

    "даже слёзы катились из «жёлтых» глаз, но свидетелей этих слабостей обнажённой души всегда избегал" - кроме, конечно, автора.

    И, наконец, вопрос "Что усвоил Иосиф Джугашвили из уроков Никколо Макиавелли?" так и остался без ответа.

    Резюме (мое личное). КОЛ

    Оценка статьи: 1

    • Владимиру Лазареву. Ваше эмоциональное отношение к Иосифу Виссарионовичу вполне понятно, но «абсолютно бестолковым» Ваш комментарий не назовёшь. Максимы Макиавелли находят своё подтверждение всюду, даже в семье, где одна личность навязывает свою волю, своё восприятие, своё мировоззрение, диктует поведение, добивается первенства или абсолютной власти, а затем пытается абсолютизм сохранить и упрочить. Страсти человеческие одинаковы: «Флорентийский секретарь Никколо Макиавелли (1469—1527 гг.) исследовал психологию отдельной личности». В странах с тираническим правлением средства, удерживающие власть, используются особенно интенсивно, и разве могла стать исключением диктатура одной партии, применявшая насилие и ограничение свобод?
      Что усвоил Джугашвили из уроков? Цитирую ещё раз из статьи: «Урок обращения правителя со своими подданными Иосиф Джугашвили усвоит основательно: «Что для государя лучше - внушать ли страх или любовь? Что для него полезнее, чтобы его любили или чтобы его боялись? Желательно было бы, чтобы государи достигали одновременно и того, и другого, но так как осуществить это трудно, и государям обыкновенно приходится выбирать, то ввиду личной их выгоды полезнее держать подданных в страхе». Страх выберет и будущий генералиссимус, не уставая повторять: «Пусть лучше боятся!» Массовые репрессии 1937 – 1938 гг. носили целенаправленный характер - навести ужас на всё население и сделать его рабски покорным».


      По поводу распространения трактата «Государь»: Никколо Макиавелли решил его написать в декабре 1513 г., отложив «Рассуждения», и об этом сообщил Франческо Веттори. Первый вариант назывался «О государствах». В январе 1514 г. Веттори дал положительную оценку полученной части рукописи и попросил всю работу, чтобы представить во дворце и похлопотать за возвращение Макиавелли на службу. В конце января Никколо отвёз рукопись во Флоренцию, но Джулиано Медичи вскоре скончался и посвящение пришлось сделать Лоренцо Медичи: «Самый ценный дар, каким я мог располагать…», но тому подношение не понравилось, и до самой своей смерти он игнорировал его услуги. Биографы Макиавелли отмечают, что через несколько лет после написания «Государя» он собирал распространённые экземпляры с намерением их уничтожить.
      По поводу предательства – легче перечислить, кого из друзей он не предал. По свидетельству Кавтарадзе, случайно избежавшего смерти (эпизод приведён Э.Радзинским), «распахнулись наглухо закрытые двери его совести» и он пел, вспоминая своих друзей, «Я могилу милой искал..». Пел, плакал и шептал их имена: «Бедные, бедные, никого нету». Но стоило заплакать Кавтарадзе, и реакция была мгновенной: «Все вы хотели убить Кобу. Не вышло – Коба сам всех убил, б…и дети…». Опасна милость тирана так же, как и опала. Опасной она оказалась и для «брата» Кирова, и для Серго Орджоникидзе, и для нескольких Алёш, и для… Об издании книги: в 1934 г. вышел первый том сочинений, включал «Государя», переименованного в «Князя», дипдокументы, «Мандрагору» и новеллы, он был запрещён, изъят, поэтому единственным читателем оказался Иосиф Виссарионович, постоянно запрашивал этот том в своей библиотеке и потом возвращал. Вот так великий вождь и стал читателем единственным и постоянным. Подтверждение моих слов Вы можете найти в материалах поиска. Всего доброго.

      • Сомневаюсь, что у Сталина были друзья. Сослуживцы, товарищи по партии, партнеры, приятели, в конце концов, - может быть. Все перечисленные относятся к этим категориям. Но про друзей сомневаюсь. Потому как тиран! Без иронии! Это научно-медицинский факт.

        Я понимаю, что человеческие чувства свойственны и тиранам, но как-то не верится чтобы Сталин проявлял их на людях. Поэтому к сообщениям о пролитых слезах, отношусь критически. Может быть Кавтарадзе видел их, а может и нет. Радзинский их точно не видел. А друзья, по моим представлениям, не должны выставлять перед всеми слабости своих друзей. Об этом можно предполагать, но не утверждать.

        Про книгу лучше было сказать, что что ее единственный экземпляр остался у Сталина. Хотя, если он запрашивал ее из библиотеки, пусть даже своей, то наверняка должен был быть библиотекарь, и вполне может быть, что и он имел возможность в книжку заглянуть и прочитать пару строк, а может быть и нет.

        Ответ на вопрос, поставленный в заголовке, действительно прозвучал, приношу свои извинения за наезд. Только он как-то затерялся среди спорных и неясных фраз.

        Спасибо за внимание

        Оценка статьи: 1