Дина Маркова Профессионал

Что такое «шестая держава»?

Не пытайтесь найти это государство на глобусе. В данном случае речь идет вовсе не о географическом понятии. Все гораздо проще. «Шестой державой» во многих странах принято называть печать или прессу. Возможно, кому-то это будет трудно понять, поскольку в России сейчас все чаще прессу, то есть средства массовой информации называют четвертой властью.

А история происхождения «шестой державы» такова. В Англии сперва употреблялось выражение «четвертое сословие». Например, писатель Г. Филдинг четвертым сословием в обществе называл народ. Однако в восемнадцатом веке под четвертым сословием понимают то одну, то другую политическую силу. Таковыми, скажем, считались армия или церковь.

В конце концов понятие «четвертое сословие» закрепили за литературой и журналистикой. Писатель П. Берк однажды сказал, что в парламенте заседают три сословия. А в галерее репортеров — четвертое сословие. Причем, гораздо более сильное, чем все они. (Как высоко все-таки ценили журналистов!) И далее, рассуждая все в таком же духе, произносит: «Литература — наш парламент!».

Потом понятие «четвертое сословие» все чаще употребляли по отношению к журналистам все в той же Англии. А уже в девятнадцатом веке в России появляется вместо понятия «четвертое сословие» понятие «шестая держава». И тому есть аргументированный комментарий. Прессу стали так называть в противовес великим державам, которых насчитывалось пять: Россия, Франция, Англия, Германия и Австро-Венгрия. Все вместе они образовывали так называемый европейский концерт. А пресса, то есть «шестая держава», по сути, наделялась большим могуществом и независимостью. Незаслуженно, поскольку, все-таки, так или иначе, была зависима.

Несмотря на это, понятие «шестая держава» прочно укоренилось в сознании людей. Его очень часто использовали публицисты, когда рисовали ту или иную политическую ситуацию. И не только в России. Любопытно и другое. Понятие «шестая держава» вошло в публицистику, а потом и в обычную речь из понятия «четвертое сословие».

Однако на этом все не закончилось. Знатоки русской литературы подметили следующее. Знаменитый русский писатель М. Салтыков-Щедрин оттолкнулся от «шестой державы», чтобы создать «седьмую державу». Великий сатирик подразумевал царскую цензуру — цензуру, наделенную необыкновенной силой и большими полномочиями. В своем известном произведении «В среде умеренности и аккуратности» он ее называет «седьмой великой державой».

В заключение стоит заметить, что выражение «шестая держава», как и «четвертое сословие», все менее употребляется по отношению к прессе. Наверное, потому, что все по привычке российскую прессу называют «четвертой властью» — после исполнительной, законодательной и судебной. Ну, а насколько это соответствует действительности, каждый оценивает по-своему.

Обновлено 2.02.2008
Статья размещена на сайте 2.01.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: