Алексей Норкин Грандмастер

Кого из советских маршалов отправили «в запас»? Часть II. Сталинский маршал.

Великую Отечественную войну А. Е. Голованов встретил подполковником, командиром дальнебомбардировочного полка специального назначения. Крепко досталось полку. Используемый, как и вся дальнебомбардировочная авиация в начале войны не по назначению, а для затыкания дыр в дневное время и без прикрытия, полк понес чудовищные потери. Но на фоне других частей отличился. Командир его недолго ходил подполковником. Точнее не ходил, а летал и лично руководил выполнением боевых заданий.

В августе 1941 года полковник А. Е. Голованов становится командиром авиационной дивизии, подчиненной Ставке ВГК. Дивизия уже в 1941 году, опять же при личном участии в операциях командира, бомбила Берлин, Кенигсберг, Данциг, Плоешти. Результаты боевых вылетов дивизии доказывают, что Голованов не зря был назначен ее комдивом.

Следующая ступень головокружительной карьеры — командующий авиации дальнего действия. Именно в эту структуру была преобразована дальне-бомбардировочная авиация. Суть преобразований была в подчинении АДД Ставке ВГК.

Вступив в командование АДД в марте 1942 года, генерал-майор А. Е. Голованов без задержек получал очередные чины, а в августе 1944 года ему присваивается высшее в его карьере воинское звание главного маршала авиации. В том месяце новоиспеченному главному маршалу исполнилось 40 лет.

«Громкое в годы войны и ныне почти забытое название — АДД… Это и героические, на пределе техническом и на грани самопожертвования, ночные налеты 1941-го и 1942-го годов на Берлин; и мощные удары по железнодорожным узлам, резервам и переднему краю противника; и доставка В. М. Молотова на переговоры в Англию и США над воюющей Европой и Атлантикой; и помощь Народно-освободительной армии Югославии; и десятки тысяч перевезенных партизан, и „спецоперации“. Нити непосредственного руководства исключительно многообразной боевой работой… вели в Москву, в старинный красивейший Петровский дворец, в кабинет А. Е. Голованова с огромной картой на стене и видом из окон на Центральный аэродром…» Так характеризуется прославленное оперативное объединение в предисловии к мемуарам А. Е. Голованова.

Вождь всех народов ценил своего выдвиженца. В марте 1946 года в Георгиевском зале собрали для фотографирования большую группу маршалов, генералов и адмиралов — депутатов Верховного Совета СССР. Сталин подозвал к себе Голованова, стоявшего где-то позади, и лично усадил его в первом ряду, где было всего 12 полководцев, начиная с Г. К. Жукова и К. К. Рокоссовского.

К окончанию войны лишь три человека имели звание главных маршалов родов войск — главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов, главные маршалы авиации А. А. Новиков и А. Е. Голованов. Но после победы нужда в твердых и независимых военных руководителях отпала. Все трое были сняты с занимаемых постов.

А. Е. Голованова участь сия постигла в 1948 году. Он перестал командовать АДД и больше в своей жизни постов, соответствующих высокому воинскому званию, не занимал. А в августе 1953 года новым руководством страны он был отправлен в запас. Единственный маршал в истории СССР, кого постигла такая судьба.

В опале были Жуков, Конев, Василевский, Рокоссовский. Но их никто не увольнял, они оставались действующими маршалами. Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов был уволен, но предварительно понижен в звании до вице-адмирала.

Причин и даже повода для разжалования Голованова не было. Новое руководство страны во главе с Н. С. Хрущевым пыталось полностью размежеваться с периодом культа личности. Яркий сталинский маршал в этой обстановке был просто никому не нужен и отправлен на пенсию.

До 1966 года маршал запаса трудился в скромной должности заместителя начальника ГосНИИ Гражданской авиации, в последние годы жизни работал над мемуарами. Ему было, что рассказать.

Но мемуары не выпускали. Бесконечные согласования постоянно тормозили выпуск книги, партийные контролеры предлагала автору сократить описания событий и видоизменить оценку фактов. А после выраженного нежелания упомянуть в повествовании фамилию Л. И. Брежнева Голованову, единственному среди советских военачальников, вообще было отказано в публикации воспоминаний.

Лишь в 1997 году, спустя двадцать два года после смерти автора, Воениздат выпустил мемуары А. Е. Голованова под названием «Записки командующего АДД» в сокращенном варианте и мизерным тиражом в 600 экземпляров. Полное издание его воспоминаний увидело свет только в 2004 году. Они последними из мемуаров полководцев Великой Отечественной войны пришли к читателю. Такова их судьба.

Обновлено 26.01.2008
Статья размещена на сайте 6.01.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • 5.

    "в августе 1944 года ему присваивается высшее воинское звание Главного маршала авиации". "Высшее" - лишнее слово (высшее звание - Маршал Советского Союза).
    Все воинские звания (кроме Маршал Советского Союза и Маршал Российской Федерации) пишутся со строчной буквы.
    "разжалован в вице-адмиралы" - правильный термин "снижение в воинском звании".

    Оценка статьи: 5

    • Имеется ввиду высшее в карьере Голванова, уточнил в тексте.
      Поднял Устав внутренней службы образца 1975 г., действительно все маршалы с маленькой буквы, хотя как было в 1946 не знаю. Остановился на нынешней версиию