Татьяна Морозова Мастер

Кто ковал «Кузницу»?

Пролетарская культура, пролетарские писатели — забытые понятия, напоминающие о зарождении жёсткой партийной цензуры, о фамилиях, запрещённых культом личности, о безвременно утраченных жизнях, о прозаиках, добившихся успеха, победив в яростной конкурентной борьбе.

После февральской революции 1917 г. стихийно образовалась организация пролетарского литературно-художественного и культурного просвещения, именуемая «Пролеткульт», и 16 — 19 октября 1917 г. состоялась её первая конференция. Спустя всего три года, несмотря на гражданскую войну, она издавала около двадцати журналов и открыла по всей России студии и кружки, объединившие почти 400 тыс. человек, стремившихся к новой культуре. Лидеры Пролеткульта выступали за классовость искусства, отстаивая свои убеждения жёстко и непримиримо.

В начале 1920 г. несколько поэтов и критиков Пролеткульта вышли из этой организации и создали секцию пролетарских писателей при литературном отделе Народного комиссариата просвещения, назвав свою группу «Кузница». Это решение поддержал Луначарский, несмотря на то, что один из них, поэт Кириллов Владимир Тимофеевич (1889 — 1943 гг.), прославил себя строками стихотворения «Мы» ещё в декабре 1917 г., когда Анатолий Васильевич бурно протестовал против разрушения памятников культуры: «Во имя нашего Завтра — сожжём Рафаэля, разрушим музеи, растопчем искусства цветы». Судьба оказалась немилосердной к советскому поэту-разрушителю: в годы нэпа он находился в депрессии, пережил творческий кризис, во время сталинского Большого террора был репрессирован и, несмотря на реабилитацию, ни одно его стихотворение не вошло в первый том «Советской поэзии» Библиотеки всемирной литературы.

Другие поэты-основатели литературного объединения «Кузница»:
Герасимов Михаил Прокофьевич (1889 — 1939 гг.), печатавший свои сочинения в изданиях «Правда» и «Пролетарий» ещё до революции. В годы репрессий он был расстрелян и посмертно реабилитирован;
Александровский Василий Дмитриевич (1897 — 1934 гг.);
Обрадович Сергей Александрович (1892 — 1956 гг.), в годы нэпа пережил творческий кризис и в дальнейшем занимался стихотворными переводами;
Полетаев Николай Гаврилович (1889 — 1935 гг.), писавший на темы быта подвальной бедноты;
Родов Семён Абрамович (1893 — 1968 гг.), ответственный секретарь Всесоюзной ассоциации пролетарских писателей (1924 — 1926 гг.), редактор журнала «На посту» (1923 — 1925 гг.), в последующие годы работал как поэт-переводчик;
Санников Григорий Александрович (1899 — 1969 гг.), сочинявший стихи и поэмы о социалистическом строительстве;
Казин Василий Васильевич (1898 — 1981 гг.), писавший на тему освобождённого труда, единственный из основателей «Кузницы», чьи стихотворения «Кирилл и Мефодий», «Рабочий май» и др. вошли в первый том «Советской поэзии» БВЛ.

В марте 1920 г. новое объединение стало выпускать при содействии А. В. Луначарского литературно-художественный журнал «Кузница». Вышло девять номеров, на страницах которых печаталась острая полемика с Пролеткультом и проводилась кампания за организацию Всероссийского союза пролетарских писателей.

Сразу после поэтов в «Кузницу» вступили:
писатель Серафимович Александр Серафимович (Попов) (1863 — 1949 гг.), приступивший в двадцатых годах к роману «Железный поток» (1924 г.), повествующему о гражданской войне;
начинающий прозаик Гладков Фёдор Васильевич, бывший учитель, работавший в двадцатые годы над романом «Цемент», напечатавший несколько своих рассказов до революции;
писатель Новиков-Прибой Алексей Силыч (Новиков) (1877 — 1944 гг.), будущий автор известной исторической эпопеи «Цусима»;
прозаик Неверов Александр Сергеевич (Скобелев) (1886 — 1923 гг.), писавший на тему деревенской жизни.

Все вступавшие в «Кузницу» проходили через испытания кандидатским стажем и только потом становились полноправными членами. Иногородние писатели и поэты жили в двадцатые годы в семейном общежитии «Кузницы» на Арбате, в Староконюшенном переулке. Каждый из них вынашивал честолюбивые планы, старался основательно устроиться в столице государства с диктатурой родной партии и редко кто осмеливался выступать против мнения большинства.

Летом 1923 г. Александр Неверов читал писателям Новикову-Прибою и Гладкову свою новую повесть «Ташкент — город хлебный» — она им очень понравилась, прочили большой успех. А потом было заседание «Кузницы», «ковавшей» писателей, разгромившее это талантливое произведение, посчитавшее деревенскую жизнь и главного героя Мишку Додонова недостойными внимания пролетарского прозаика. Никто не защитил писателя, не поддержал в трудную минуту. Александр Сергеевич Скобелев рано ушёл из жизни, он умер внезапно в свой тридцать седьмой день рождения, но его повесть «Ташкент — город хлебный» и другие произведения четырёхтомного собрания сочинений вошли в сокровищницу советской прозы.

Весной 1924 г. ЦИК СССР направил в ОГПУ постановление, направленное против интеллигенции, дававшее особые полномочия по заключению в концлагеря, и ещё более острыми стали дискуссии в литературе. Особенно изощрялся в беспощадной критике и навешивании ярлыков советский критический журнал «На посту». В мае 1924 г. отдел печати ЦК РКП (б) провёл у себя расширенное совещание с участием писателей, журналистов и критиков с обсуждением вопросов руководства литературным движением, организации пролетарской литературы и отношения к писателям «попутчикам».

Определение «Попутчик» ввёл в 1923 г. Лев Троцкий в одной из своих статей цикла «Литература и революция»: «Попутчиком мы называем в литературе, как и в политике, того, кто, ковыляя и шатаясь, идёт до известного пункта по тому же пути, по которому мы идём с вами гораздо дальше». «Попутчиками» называли Алексея Толстого, Бориса Лавренёва, Леонида Леонова, Вячеслава Шишкова и других писателей, не входивших в содружества литераторов, а также объединившихся в группы: «Серапионовы братья», «ЛЕФ», «Имажинисты», «Перевал», «Литературный центр конструктивистов».

Критики в журнале «На посту» относились к «попутчикам» враждебно, считая их бесполезными для воплощения идей революции. Этот агрессивно-радикальный журнал считался защитником пролетарской литературы и рупором партии. Издавался он до 1926 г. под редакцией Родова Семёна Абрамовича (1893 — 1968 гг.), одного из организаторов «Кузницы», Лелевича (Калмансона Лабория Гилевича) (1901 — 1945 гг.), репрессированного в 30-х годах, и Волина Бориса Михайловича (Фрадкина) (1886 — 1957 гг.), автора многочисленных работ по истории партии и вопросам политики.

На одной из конференций писатель Серафимович, возмущённый обвинением «Кузницы» в мелкобуржуазности, спросил «напостовца», за что они, несчастные честолюбцы, борются. «Боремся за власть» — ответил тот откровенно, и все смеялись над этим чистосердечным признанием, не представляя тогда, какую опасность таит в себе абсолютизм правления. С 1926 г. журнал стал называться «На литературном посту», но сохранил непримиримую направленность к инакомыслию, непролетарским писателям, классическому наследству.

Тогда, в двадцатые годы, зарождалась жёсткая советская цензура, отметая демократическое развитие, способствуя бесправию гражданского населения при диктатуре одной партии. Очень скоро все дискуссии прекратятся — самым главным будет мнение цензоров и самого товарища Сталина. Общество, не сопротивляющееся клевете, беззаконию и диктату, обречено на тиранию длительную и жестокую.

Источники: МСЭ 1931 г., Материалы дискуссий 1923 — 1925 гг., Воспоминания о Фёдоре Гладкове.

Обновлено 12.03.2008
Статья размещена на сайте 24.01.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: