Игорь Васюков Мастер

Что можно увидеть в вологодской глубинке? Северную Атлантиду... (Часть 2)

Насладившись зрелищем возрождаемого ныне усилиями энтузиастов монастыря, едем дальше. Направление — Андогские села. Валентина называет эти села Атлантидой. И прибавляет: «Моя Атлантида». Одна из версий название Андога — это место, откуда произошли Анды — древние люди — боги, жители затонувшей когда-то Атлантиды. Звучит, может быть, немного фантастически, но красиво. И грустно. Тем более, сейчас, когда население Андогских сел катастрофически тает. Еще десяток лет такого падения и в каждом четвертом из пяти сел не останется ни одного жителя.

Село Никольское — центр Андогских сел, встречает нас 20-градусным морозом, снежными шапками крыш и печным дымом, столбом поднимающимся из труб. Одна из целей нашего пребывания в селе — посещение освященного незамерзающего источника, который пробивается наружу где-то рядом с рекой Шулма. Несколько лет назад этот источник был оборудован усилиями В. А. Соколова, который работает доцентом одного из вологодских вузов и является активным деятелем кадуйского землячества в областном центре. Соколов прямой конкурент Валентины, при чем по собственной инициативе. Очень похоже, что он просто приревновал женщину. С одной стороны, к монастырю, сторонником которого он не является, а хочет возродить церковь в самом Никольском. С другой стороны, он невзлюбил ее за то, за то, что ей удалось сделать то, что не удалось когда-то ему — привлечь огромный интерес общественности к проблемам монастыря и Андогских сел. Летом прошлого года Валентина с помощниками провела в Никольском первую за десятки лет молчания ярмарку. Соколов, которому показалось, что у него отбирают законную славу, откликнулся на это событие письмом, в котором обвинил Валентину чуть ли не в во всех смертных грехах, а ее помощников называл «пьянчугами».

Искали мы источник, кстати, долго и упорно. Тем более трудно было отыскать его на берегу Шулмы, где ноги сразу же утопали в глубоком снегу. Помог какой-то краснорожий мужик атлетического (потомок андов?!) телосложения, обложивший нас по дедушке и по матушке (культура работы с приезжающими в село пока явно хромает!) четырехэтажным матом, не видать бы нам этого источника как своих ушей — оказался замаскирован в огромном сугробе как серьезный военный объект, который нельзя показывать иностранцам. Хотя вот он, красавец, умница — бьет из-под земли и несет на поверхность чистую как хрусталь воду. Зачерпнули ее немного — и в машину.

Немного остановимся и полюбуемся Андогской средней школой. Эта школа — первая из сельских школ области получила звание «миллионера», т. е. выиграла грант «национального проекта» в области образования. И есть за что. Добрый десяток лет школа работает по программе русской национальной школы. В ней детей учат ценить национальные традиции. Особой гордостью педагогического коллектива является музей, один из экземпляров которого — именной указатель 18 века с надписью «Ишкобой», перечнем душ, заселяющим этот населенный пункт, был признан самым уникальным на конкурсе организованным «Учительской газетой». Сейчас взрослые и дети на каникулах, а так, каждый год, примерно в середине октября, на праздник Покрова Валентина привозит сюда на встречу дружбы студентов Череповецкого государственного университета. В этот день ребята из местного объединения «Лада» угощают «студней» и их преподавателей арбузами и свежеприготовленными пирогами с капустой. Приезжайте на Покров и вы сюда, если будет время!

Мчимся дальше в холодную январскую стужу начала 2008 года. Большинство андогских сел и деревень приютились по обеим берегам двух основных рек местности — Шулмы, имеющей родниковое происхождение и Андоги, берущей свое начало из андогских болот. Обе реки, несмотря на то, что кажутся безобидными, совсем небезопасны. И каждый год, кого-нибудь да забирают собой. Вот и в прошлом году здесь погиб молодой череповчанин, который, видимо, купаясь, оступился и не смог справиться со стремительным течением и родниковым холодом речной воды.

Особый интерес представляют те из населенных пунктов Андоги, первыми жителями которых и основателями, по всей видимости, были завоеватели из Польши. К таким деревням относятся такие поселения как Казимирово и Будимирово. По мнению местных историков, Казимир и Будимир являлись ни кем иным как предводителями тех польских банд, которые рыскали по окрестностям в поисках легкой добычи. Вроде бы, ничего хорошего они здесь сделать не могли, но история такая штука, что всегда дает пищу для размышлениях о самых своих невероятных загогулинах. Кто знает, может осознали Казимир и Будимир всю глубину своего нравственного падения, замирились с жителями, пустили здесь корни, стали уважаемыми людьми.

Подъезжаем к Будимирово — родовому гнезду Валентины Неробовой. Здесь у нас небольшой перевалочный пункт. Надо зайти к местному жителю Леониду Васильевичу, выпить с ним чайку, обсудить последние будимировские новости. Леонид Васильевич с женой гостям рад, потчует нас свежими щами, показывает трофеи — шкуры недавно убитых им зверьков. Леонид Васильевич заядлый охотник и здешние леса знает куда лучше, чем мы свои каменные джунгли. А что с новостями? Последняя новость такова: Леонид Васильевич заработался, забаловался и чуть не утонул в навозе. Едва выбрался, а жена скоблила его не одни сутки. Новость просто супер. Теперь в Будимирово будут обсуждать ее не менее двух веков. Когда еще кто-нибудь здесь в навоз попадет?!

Что-то мы засиделись. Пора ехать дальше. Белоснежная Нега отвозит наших дам на основную дорогу. Здесь, примерно в пятистах метрах, расположился скотокомплекс «Андога». Совсем недавно он получил от государства кредиты на свое развитие. А до этого находился в полудепрессивном состоянии. Вроде и работает, а выхлопа в виде зарплат нет. Крепкая андогская молодежь, словно мотыльки на огонь, давно потянулась на заработки в большие города, такие как Череповец — богатые, холодные и злые.

Вот мы проезжаем деревеньку Прягаево. Сейчас это ничем особенным непримечательный населенный пункт, а когда-то он был центром развиваемой в селах почтово-ямской службы. Здесь ямщики перепрягали лошадей. Отдыхали, обменивались новостями, стращали друг друга всевозможными слухами, а затем везли какое-нибудь письмо местного Ромео к живущей на далеком Белом озере возлюбленной Джульетте.

Опять проезжаем рядом с правым берегом реки Шулма. Здесь располагается деревенька Завод. На самом деле никакого завода и в помине нет. Но как гласит древнее местное предание, когда-то на этих землях было поместье, принадлежащее Михаилу Илларионовичу Кутузову. И, соответственно, винокуренный завод, т.к. главнокомандующий знал толк в хорошем вине. Впоследствии завод сгорел, а крестьянам, обслуживающим его, Кутузовым была дана вольная. Возможно, сейчас мы мчимся по дороге, по которой когда-то инкогнито путешествовал великий русский военачальник. И чем черт не шутит — именно в этих местах фельдмаршал полной грудью и набирался духовных сил, готовил себя к великим свершениям 1812 года.

После Прягаево левее можно увидеть деревню Мошково, где родился один из нескольких крупных военачальников, которых Андога дала России — герой Советского Союза Алексей Карташов. Дальше перед нами возникает деревня Лепилово, где, как утверждают историки, находятся крупные захоронения поляков, сначала грабившие местные земли, а затем поселившиеся здесь навечно. Говорят, что где-то здесь спрятано и все польское золото, награбленное неудачливыми завоевателями.

На левом берегу Шулмы находится одно из культовых мест андогжан — Семеновский мост. Раньше этот мост был деревянный, а теперь его сменил железобетон. Не очень понятно, но в силу каких-то мистических обстоятельств, в 30−60 гг. прошлого века этот мост стал местом встречи всей андогской молодежи. Со всех деревень и сел Андоги сюда стекались неформальные группы молодежи. Взявшись за руки и непременным гармонистом с розочкой на картузе впереди. Здесь веселились и дрались. Нередко до поножовщины и крови. Однако знаменитым этот мост в Андоге стал не только поэтому, но и в силу того, что именно здесь нашли свое счастье, свою вторую половину сотни молодых людей. Именно на этом месте завязывались нежные знакомства, рождались глубокие чувства, происходили первые робкие ухаживания и признания в любви, предлагались навечно руки и сердца.

Впереди нас ждет еще один интересный пункт поездки — та самая деревня Ишкбой. Сразу слышится: «Ишь, какой бой!», но это только одна из версий названий деревеньки. Именно в Ишкобое и работал когда-то небольшой маслобойный заводик, который перерабатывал в чистое и исключительно вкусное масло льняное семя. Облизываемся. Чуть дальше, в деревне Бузыкино мы встречаем Галину Иванову Туваеву. Это выдающийся андогский бренд. Галина Ивановна готовит самое вкусное в этих местах пиво из ржаного солода. Самое интересное, что изготавливать этот напиток из чужых исходных материалов она отказывается наотрез. И это понятно — не дай Бог вкус будет не тот — позору не оберешься. Репутация для Туваевой — это не пустой звук. Он хранит его пуще, чем «Майкрасофт» все свои лицензии и патенты.

Далее на нашем пути появляется село Княжово, бывшая резиденция знакомых теперь вам князей Шелешпанских, ныне бурно и хорошо застраиваемая «князьями» из новых русских, работающими на хлебных позициях в успешных череповецких предприятиях, и деревня Вахонькино, родина народного художника России В. М. Звонцева. Любопытно, что эта деревенька получила свое название по древнему промыслу. Здесь в Андоге, когда-то, строились особые лодки — барки. Для них нужны были всякие веревки, канаты, конопатка. Так как наши бережливые предки не хотели на это тратить дорогой лён, они и возились с вахонью. Студеной зимой целые деревеньки занимались этим промыслом, вот и «прилип» корень «вахонь» к названию деревни Вахонькино.

Мчим дальше, в самую дальнюю андогскую деревню Смешково. Здесь в качестве единственной достопримечательностей можно увидеть совсем заброшенную часовню Филиппо-Ирапского, где местная молодЕжь иногда режется в картишки и рисует на стенах доморощенные «граффити» с городской тематикой. На деревянной стене часовни красуется, отпечатанный на лазерном принтере, горячий призыв к землякам прийти такого то числа на общедеревенский субботник. Цель акции благая до рези в глазах — привести в порядок заброшенное местное кладбище и поднять, наконец, себя сегодняшних в глазах умерших предков. Кстати, на месте кладбища когда-то до войны шумела корабельная роща, и проходили важные молодежные гулянья, конкурирующие с гуляньями на Семеновском мосту.

Последним пунктом нашей экскурсии становится деревня Стан, где расположен прекрасно сохранившийся дом священника Братолюбова и запущенная (одни голые стены и разбросанный по сторонам кирпич) церковь на Стану. Именно ее то в свое время предлагал восстановить вологжанин В. А. Соколов. Бог ему в помощь, хотя и вредный старикашка попался.

Все. Наша, немного утомительная поездка завершена. Дальше нам снова предстоит еще раз проехать через село Никольское, промчаться возле стен монатыря и длинный путь, примерно равный девяноста километрам до теплой череповецкой ванны и белоснежных простыней. Как гласит молитва Филиппу Ирапскому: «Спаси нас от горя и болей душевных».

Обновлено 20.03.2008
Статья размещена на сайте 3.02.2008

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Ой, это тоже первая часть?
    Как и это?

  • посещение освященного источника...
    Я вашу первую статью про Атлантиду читала, там замечание про благочинного написала. Мне кажется, вы не знаете "церковного" языка. Источник не освященный - он святой. Некоторые источники, если они были связаны с именем какого-то святого, или с явлением иконы какой-нибудь, он называются святыми. Освященный - значит, его освятили. На крещение, например. Здесь большая разница.
    Много написано, и как-то не отредактировано. Если бы почитать повнимательнее, всякие неприятности можно было убрать сразу.

    К таким деревням относятся такие поселения как - разве так можно писать?!!!!

    • Спасибо

      Я и сам отпечатки заметил.

      Что касается святого источника. Этот -освященный....Уточнял.

      Что касается "благочинного", т. я вас воообще не понял... Отец Кирилл помощник благочинного в Череповце. Сам Благочинный - Архиеписком вол. и велиг. Максимиллиан в Вологде. Где ошибка?

      Оценка статьи: 5

      • Архиепископ Вологодский и Великоустюжский, как и другие архиереи, не может быть благочинным.
        Благочинный - священник, назначенный епархиальным архиереем для наблюдения за церковно-приходской жизнью храмов одной из частей епархии — благочиния.

        Вологодская епархия делится на 7 благочиний, которые с 1994 года имеют следующие наименования:
        Вологодское — благочинный протоиерей Валерий Бурков, настоятель храма Покрова Божией Матери на Козлёне г. Вологды (г. Вологда и Вологодский р-н),
        Центральное – благочинный протоиерей Георгий Иванов, настоятель храма св. ап. Андрея Первозванного г. Вологды (Грязовецкий, Сокольский, Усть-Кубинский и Междуреченский р-ны),
        Череповецкое — благочинный протоиерей Александр Куликов, настоятель Воскресенского собора г. Череповца (Череповецкий, Бабаевский, Кадуйский, Устюженский и Чагодощенский р-ны),
        Белозерское — благочинный протоиерей Андрей Пылёв, настоятель храма св. блгв. князя Александра Невского г. Вологды (Белозерский, Вашкинский, Вытегорский и Кирилловский р-ны),
        Харовское — благочинный протоиерей Георгий Осипов, настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы с. Верховажье (Харовский, Верховажский, Вожегодский и Сямженский р-ны),
        Тотемское — благочинный протоиерей Георгий Титов, настоятель храма Святой Троицы г. Тотьмы (Тотемский, Нюксенский и Тарногский р-ны),
        Великоустюжское — благочинный иерей Димитрий Фомин, настоятель храма в честь Казанской иконы Божией Матери г. Никольска (Велико-Устюжский, Кич-Городецкий, Никольский и Бабушкинский р-ны).
        - взяла вот отсюда