Люба Мельник Бывший модератор

Что такое ростовская финифть?

Ответить на этот вопрос, пожалуй, не затруднятся российские дамы средних лет. Для них ростовская финифть — прежде всего украшения: серьги, броши, колье — живописные эмалевые миниатюры в ювелирном обрамлении.

Для истории искусства ростовская финифть — промысел по изготовлению самих живописных эмалей, существующий с давних времен в Ростове (Ростов Великий — для туристов, просто Ростов — для географических карт).

Финифть делали кустари, объединенные в мастерские, артели. Около середины XX века все производство было сведено в фабрику «Ростовская финифть», существующую и сейчас. Сейчас она лишилась монополии. Историю промысла описывают выставки двух музеев — музей фабрики «Ростовская финифть» и особая экспозиция («Музей финифти») в «Ростовском кремле».

Изначально финифть использовали для украшения церковной утвари и облачений священнослужителей. Москва, Сергиев Посад, Петербург — все это центры, где живописные эмали изготавливали еще до того, как появился ростовский промысел. В Ростове финифть началась, как сравнительно недавно выяснила А. Е. Виденеева, — в середине XVIII века, при митрополите Арсении (Мацеевиче).

Здесь промыслу суждено было расцветать и все последующее время. Этот расцвет происходил парадоксальным, вроде бы, образом — даже тогда, когда Ростов перестал быть столицей огромной Ростовской митрополии (в конце XVIII в. центром Ростовской и Ярославской епархии стал Ярославль), а превратился в маленький уездный городок.

Потеряв тогда права центра административного, Ростов сохранил статус столицы духовной. Этот статус был обеспечен древними ростовскими святынями. В кафедральном Успенском соборе находились гробницы святых епископов Леонтия, Исаии и Игнатия, архиепископа Феодора. В Яковлевском монастыре сохранялись мощи святого Иакова и митрополита Димитрия, в Петровском — преподобного Петра царевича, в Авраамиевском — преподобного Авраамия, в отдаленном Борисоглебском монастыре — преподобных Феодора и Павла, затворника Иринарха; в Толгской церкви Ростова — гробница Иоанна Милостивого, в Вознесенской — блаженного Исидора Твердислова.

Путешествовали в этот город многочисленные паломники со всей России. И царствующие особы, и вельможи, и простолюдины молились у гробниц святых. Культ каждого из этих святых поддерживался не только обустройством мест их почитания в самих храмах или сочинением и распространением житий. Именно для паломников здесь изготавливали в больших количествах иконы этих святых. В багаже паломников изделия ростовского промысла распространялись по всей стране.

Эмалевые образки оказались удачным вариантом паломнических сувениров: более легки в изготовлении, чем традиционные иконы, — а значит, дешевле, они миниатюрны, долговечны, не портятся от света, сырости, жары, загрязнений. Самое главное — при сравнительно меньшей цене они выглядели более эффектно, имитируя яркостью красок, тонкостью живописи и сиянием эмали изделия из драгоценных металлов и самоцветов.

Центром производства финифти в Ростове стал Яковлевский монастырь и слобода при монастыре. Возможно, потому, что именно в этом монастыре как раз при митрополите Арсении стал официально признанным культ святителя Димитрия Ростовского. После открытия его мощей, цикла чудес от мощей, после того, как сама российская императрица Екатерина II приехала сюда участвовать в церемонии переложения мощей Димитрия в новую раку, именно этот монастырь стал более всего привлекать паломников. И именно иконки Димитрия Ростовского стали обычным сувениром для всех, кто посещал обитель, которую со времени канонизации этого святого именуют Спасо-Яковлевской Димитриевской.

Мастера, работавшие здесь, получали заказы на финифтяные иконки не только из ростовских храмов, но и из многих российских монастырей и архиерейских домов. Хорошим тоном среди российских архиереев считалось посещающим епархию высоким гостям (представителям императорской фамилии, вельможам, иерархам церкви) преподносить в дар — в качестве благословения — эмалевые иконы с изображением либо «Моления» (когда Богоматери предстоят один или несколько местных святых), либо «Собор святых» (групповые изображения местных святых).

Промысел не умер, не заглох тогда, когда функцию обеспечения паломников этими сувенирами у финифтяников отобрали механические производства — например, по изготовлению жестяных иконок. Конечно, такие образки были гораздо более дешевыми, машина работала быстрее и эффективнее, чем человеческие руки. А спрос рос — паломников, в силу развития транспорта и роста народонаселения, становилось все больше.

Но к этому времени Ростов вырастил уже людей, которые способны были осознать ценность древнего промысла как культурного явления. Вот такие люди — А. А. Титов и И. А. Шляков — и музей здесь основали в 1883 году, и создали при музее ремесленный класс живописи, резьбы по дереву и позолоты. Все желающие могли обучаться здесь названным ремеслам. Но не только.

В этом классе, затем школе, затем — учебно-производственной мастерской финифтяной живописи шли поиски новых возможностей для старинного промысла. Ученики не только приобретали традиционные навыки подготовки сырья и собственно живописи, обжига, но еще и изучали рисунок, композицию, историю искусств. С ними работали столичные художники-профессионалы.

Вот потому и стало возможно не столько продлить существование промысла, сколько обновить его. К Октябрьской революции 1917 г. промысел уже был готов ответить на агрессивный заказ новой власти — и потому не погиб, не ушел в подполье, как, скажем, традиционная иконопись.

В советское время промысел выпускал эмалевые портреты, женские украшения, шкатулки — именно этот ассортимент более всего и памятен тем дамам средних лет, с которых начат этот рассказ.

Эта готовность отвечать запросам времени помогла промыслу выжить и позднее — когда условия опять изменились. В нынешнее время ростовские эмальеры, продолжая усвоенные в советское время традиции, вновь обратились к религиозной тематике.

Одним из наиболее значительных свершений ростовских эмальеров в области было исполнение заказа на реставрацию финифтяных дробниц для резной сени, оформляющей вход в Кувуклию храма Гроба Господня в Иерусалиме.

В заключение приведу краткое описание технологии финифти.

Из листа меди вырезают пластинку нужной формы, выбивают ее, делая выпуклой. Затем покрывают смешанным с водой порошком белой непрозрачной эмали. После сушки следует обжиг в муфельной печи (при t 700−800 градусов) — эмаль плавится, становится гладкой и блестящей. Это — так называемое «белье». Обратная сторона пластинки подобным образом покрывается контрэмалью — чтобы пластинка не деформировалась.

На эмаль переносится рисунок с образца. Затем в несколько приемов выполняется собственно роспись. Применяются специальные огнеупорные (выдерживающие t 700−800 градусов) краски — растертые пигменты в смеси с маслом и скипидаром. Один из важных технических навыков живописца — усвоить, какие краски какую температуру плавления имеют, как они при обжиге изменяют цвет.

После любого этапа росписи — подмалевки (нанесение основных цветов) и каждой из нескольких прописок — пластинка просушивается и обжигается, чтобы краски расплавились и соединились с грунтом. Сложные миниатюры проходят не 2−3 прописки, как это требуется для монохромных вставок в ювелирные изделия массового производства, а до семи, всякий раз процедура сушки и обжига повторяется.

Живописные миниатюры монтируются в ювелирную оправу.

Этим и завершается процесс изготовления. И начинается — путь к сердцам любителей этих изящных и красивых изделий.

Обновлено 17.02.2008
Статья размещена на сайте 14.02.2008

Комментарии (20):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: