Алексей Норкин Грандмастер

Какой период истории Минска называли «шестилетием благоденствия»?

В истории Минска, как и любого города, полно как драматических и напряженных, так и спокойных периодов процветания. Революция 1905 года, прокатившаяся по стране, не оставила в стороне и столицу северо-западного края. Минский начальник губернии Курлов вошел в историю как виновник расстрела безоружной демонстрации, что серьезно подмочило репутацию властей.

Сменившему Курлова Якову Егоровичу Эрдели пришлось изрядно потрудиться для восстановления реноме. Труды его не остались незамечены, и после того как в результате дворцовых интриг Я. Е. Эрдели пришлось оставить пост в 1911 году, журналисты окрестили время его губернаторства «шестилетием благоденствия».

Казачьи патрули — неотъемлемая часть «городского пейзажа» времен первой революции — постепенно исчезли с улиц и площадей. В городе начался невиданный строительный бум. «Как грибы» росли «доходные» дома.

Известные технологии и местные традиции градостроительства того времени не позволяли строить многоэтажные небоскребы. Редко какое строение превышало уровень в пять этажей. Но уровень комфорта в квартирах был вполне современным. Центральное отопление, электричество и телефон, большие окна и высокие — выше 4 метров — потолки.

Впрочем, метафора «как грибы» не совсем правильна. При возведении строений главным было качество, а не скорость. Качеству и долговечности построек способствовал обычай возводить их только летом, зимой строительство не велось. В результате несколько прекрасных домов в отличном состоянии, построенных в начале века, до сих пор украшают город. Было бы их еще больше, но коррективы в облик Минска внесла Великая Отечественная.

Труд строителей-сезонников оплачивался достойно, до полутора рублей в день. Примерно столько же зарабатывали квалифицированные рабочие железной дороги. А «богачами» в пролетарской среде того времени считались рабочие фабрики дамских гребней. Мода на «французские» гребни с гравировкой взвинтила цену на них. В результате в 1911 году граверы зарабатывали свыше 100 рублей в месяц.

Строительный бизнес оказался одним из самых прибыльных. В результате количество наемных квартир увеличилось за 15 лет в два раза: с 11,6 тысяч в 1896 году до 23-х — в 1911-м. Но, как и сегодня, жилья все равно не хватало. Местная газета сообщала: «Жилищная нужда в Минске столь же велика, как в самых крупных европейских центрах. Цены квартир здесь не ниже, чем в Берлине или Париже».

Как ни странно, но самыми богатыми минскими капиталистами были не предприниматели или купцы, а помещики. Немалое их число принимали участие в восстании 1863 года. В качестве наказания специально принятый закон запрещал оппозиционерам увеличивать размеры своих поместий. Неудивительно, что они стали приобретать земли в городской черте. Под воздействием строительного бума доходность городских земель росла постоянно на радость «угнетаемых» диссидентов.

Строились не только доходные, но и индивидуальные дома. Скученные деревянные кварталы постоянно разрастались. Косвенным свидетельством «роста народного благосостояния» можно считать резкое, в 5−6 раз, увеличение количества городских пожаров.

Еще одно свидетельства экономического оживления — реклама, которая к 1910 году стала особенно навязчивой. Рекламные щиты закрывали собой большинство домов в центре города, мелкие объявления расклеивались не только на щитах, но и на столбах и стенах строений. «Зарвавшихся торговцев» критиковали все местные газеты. Тема была единственной живой искрой среди уныло-скучных статей и заметок.

Впрочем, вскоре у прессы появились основания чтобы «повеселеть». Надвигались грозные события первой мировой. Но это уже другая история, не имеющая с благоденствием ничего общего.

Обновлено 30.03.2008
Статья размещена на сайте 23.03.2008

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: