Борис Рохленко Грандмастер

Чем привлекают сказки Пушкина? Игрой мысли!

Ну, что там еще можно выкопать в сказках Пушкина? Уже все перекопано и перекомментировано, исписаны горы бумаги, написаны тома, защищены десятки (если не сотни) диссертаций!

Ваши впечатления о сказках Александра Сергеевича Пушкина — сугубо детские, не так ли? Старуха у разбитого корыта да Руслан в небесах с бородой Черномора в руках? Обманчивая картина: Пушкин не писал для детей! Он писал исключительно для взрослых, для своих сверстников!

Нечаянно начал перечитывать «Руслана и Людмилу». Прелестная сказка! Как, впрочем, и все другие. Но что делает возраст: замечаешь то, что как-то проскакивало мимо, не задерживаясь в сознании.

Александр Сергеевич — не рифмоплет, он великий поэт и слов просто так не тратит. И как же приятно наткнуться на какой-то своеобразный завиток мысли, на иронический пассаж посреди серьезных и даже драматических стихов.

Пример? Да сколько угодно!

Если вы помните, Людмила в плену у Черномора, она тоскует. Бродит по владениям Черномора, попадает на какой-то мостик над водой:

Высокий мостик над потоком
Пред ней висит на двух скалах;
В уныньи тяжком и глубоком
Она подходит — и в слезах
На воды шумные взглянула,
Ударила, рыдая, в грудь,
В волнах решила утонуть —
Однако в воды не прыгнула
И дале продолжала путь.

Чуть позднее возникает еще одна возможность доказать свою преданность молодому супругу. Черномор накрывает ей роскошный стол:

Незрима арфа заиграла.
Дивится пленная княжна,
Но втайне думает она:
«Вдали от милого, в неволе,
Зачем мне жить на свете боле?
О ты, чья гибельная страсть
Меня терзает и лелеет!
Мне не страшна злодея власть:
Людмила умереть умеет!
Не нужно мне твоих шатров,
Ни скучных песен, ни пиров —
Не стану есть, не буду слушать!»
Подумала — и стала кушать.

Ирония, если не сказать — насмешка над героиней. И не только над героиней. Александр Сергеевич в сказке рассказывает не то быль, не то притчу:

С порога хижины моей
Так видел я, средь летних дней,
Когда за курицей трусливой
Султан курятника спесивой,
Петух мой по двору бежал
И сладострастными крылами
Уже подругу обнимал, —
Над ними хитрыми кругами
Цыплят селенья старый вор,
Прияв губительные меры,
Носился, плавал коршун серый,
И пал как молния на двор.
Взвился, летит. В когтях ужасных
Во тьму расселин безопасных
Уносит бедную злодей.
Напрасно, горестью своей
И хладным страхом пораженный,
Зовет любовницу петух…
Он видит лишь летучий пух,
Летучим ветром занесенный.

(Какая прелесть эта фраза: …летучий пух, летучим ветром занесенный"!)

И наш главный герой — Руслан — низведен до состояния петуха, у которого коршун — Черномор — из-под носа увел курицу — Людмилу! Весь пафос, вся напряженность сказки исчезает после этого, с позволения сказать, «лирического» отступления!

В самом начале сказки, в главке «Посвящение», А. С. Пушкин обращается не ко всей публике, нет! Только к царицам его души:

«Примите ж вы мой труд игривый!
Ничьих не требуя похвал,
Счастлив уж я надеждой сладкой,
Что дева с трепетом любви
Посмотрит, может быть, украдкой
На песни грешные мои!»

Замечательно: свое сочинение он объявил грешным и призвал читательниц (никак не читателей!) никому не показывать это сочинение, смотреть только украдкой! Автор — знаток женской природы: любопытство прекрасной половины — залог успеха!

Поэт не обманывает своих цариц: по всей поэме, словно золотые самородки, рассыпаны изящные описания приключений автора и его героев. Что говорить о слоге — непревзойденная красота языка!

Людмила спит, когда ее случайно находит Руслан (Черномор уже без бороды, бессилен):

«Зовет ее, но дева дремлет,
Сомкнуты очи и уста,
И сладострастная мечта
Младую грудь ее подъемлет

«Как часто грудь ее вздыхает!
Как часто тихое лицо
Мгновенной розою пылает!
Любовь и тайная мечта
Русланов образ ей приносят,
И с тайным шепотом уста
Супруга имя произносят…

В забвеньи сладком ловит он
Ее волшебное дыханье,
Улыбку, слезы, нежный стон
И сонных персей волнованье
…"

А вот сцена из как бы его собственной жизни:

«Я помню маленький лужок
Среди березовой дубравы,
Я помню темный вечерок,
Я помню Лиды сон лукавый…
Ах, первый поцелуй любви,
Дрожащий, легкий, торопливый,
Не разогнал, друзья мои,
Ее дремоты терпеливой
…»

В восьми строчках — целый роман! Замечу, с успешным завершением!

Вот так, от детских впечатлений к осмыслению казалось бы невинных сказок Великого Поэта!

Экскурс можно было бы продолжить — но я оставлю читателям возможность покопаться в «Руслане и Людмиле» и открыть что-то неизведанное.

Любите Александра Сергеевича! Читайте снова и снова — и наслаждайтесь своими открытиями!

Обновлено 12.04.2008
Статья размещена на сайте 12.04.2008

Комментарии (11):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Борис, спасибо!
    Отличная статья!
    Мне кажется что мы из Пушкина сделали икону. Возносим, повторяем везде что он - жемчужина русской поэзии, заставлям учить школьников. А сами - не читаем.
    По крайней мере со мной так было. Как в школьном курсе его "прошел" так с ним и расстался. В родительском шкафу до сих пор томики стоят. Но если есть время почитать - возьмешь пусть неизвестного вообще автора, но не Пушкина.
    Нынче на новогодних каникулах взял-таки его томик, и не смог оторваться пока больше ста страниц не прочитал.
    Думаю, недетскость сказок Пушкина станет объяснимой, если учитывать что он закладывал в тексты двойной (или даже n-й) смысл. Все ищут скрытые смыслы в стихах Омара Хайяма, но и на стихи Пушкина не помешает взглянуть также.

    Оценка статьи: 5

  • Если уважаемый и любимый мной АФФТАР позволит, я сделаю небольшое добавление к его прекрасной статье, дополнив тему "Руслана и Людмилы".

    Не побоясь выразиться штампом, замечу, что вся поэма проникнута лёгким эротизмом.
    Вот на первых страницах самой первой главы(или песни, по Пушкину) описываются волнения новобрачных по поводу первой брачной ночи:

    Невеста очи опустила,
    Как будто сердцем приуныла,
    И светел радостный жених...

    Жених в восторге, в упоенье:
    Ласкает он в воображенье
    Стыдливой девы красоту.

    А как Руслан переживает по поводу возможной близости Людмилы с Черномором:

    и вдруг опять
    На вспыхнувшем лице кручина...
    "Ясна тоски твоей причина;
    Но грусть не трудно разогнать,-
    Сказал старик, - тебе ужасна
    Любовь седого колдуна;
    Спокойся, знай: она напрасна
    И юной деве не страшна.
    Он звёзды сводит с небосклона,
    Он свистнет - задрожит луна;
    Но против времени закона
    Его наука не сильна...

    Он только немощный мучитель
    Прелестной пленницы своей.

    А виагры в то время ещё наука не знала. Нелегко было бедняге-Черномору, однако.

    Благодаря вашей статье я снова перечитала эту поэму, спасибо!

    • Лена, спасибо за комментарий! Очень рад, что понудил вас прочитать "Руслана и Людмилу"!

      А знаете ли вы, что в этой поэме есть сцена для "Одноклассников"? Когда Наина признается в нетленной любви Финну!

      Представьте себе, что бывшие одноклассники встретились через 50-60 лет, а до этого не виделись ни разу! У них в головах один образ, а перед ними что?

      Кстати, у Чехова есть рассказ на эту же тему, правда, не такой жестокий, как у Пушкина, но драматичности в нем не меньше. К сожалению, не помню, как называется.

  • Очень хороший разбор. Я уже со страхом открываю любую статью про писателей и поэтов - по привычке ожидая, что на бедного автора опять обрушится ведро помоев в виде "оживляжа образа". Мол, как же и заинтересовать молодежь Пушкиным, как не через вынюхивание его нестиранных носков?

    А уж о квалифицированном разборе текстов, с цитатами и собственными мыслями - приходится только мечтать.

    Поэтому большое читательское спасибо. Мне кажется, что и молодежи полезнее прочесть интересный разбор текста, чем узнать очередные сальности.

    Как говорится, АФФТАР, ПЕШИ ИСЧО!

    • Уважаемая Жаба! Спасибо за комментарий! От вас почетно получить оплеуху, а тем более почетно - такой комплимент!

      АФФТАР ПОСТАРАЕЦА ПЕСАТЬ ИСЧО!

  • Открывать любого автора с высоты лет интересно. Читала Воскресенье Толстого в 9 классе и в 30 лет. Как будто разные романы...

  • Люба Мельник Бывший модератор 12 апреля 2008 в 06:32 отредактирован 12 февраля 2010 в 11:42

    Конечно, тексты не детские. Во многом Пушкин модные в это время темы и формы просто пародировал. От этого его хихиканье в стихах поэм, не только в Руслане и Людмиле, в прочих - тоже этих иронических авторских ремарок множество рассеяно.

    Оценка статьи: 5