Татьяна Морозова Мастер

Какую дату К. С. Станиславский считал днём основания МХАТ?

Сто десять лет тому назад, 14(26) июня 1898 года, под Москвой в Пушкино встретились и приступили к репетициям артисты нового театра. В этот день члены Общества искусства и литературы, несколько актёров из провинции и бывшие студенты, окончившие драматическую школу Филармонии, объединили свои силы под руководством К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, образовав труппу Московского Художественно-общедоступного театра.

Эту дату Константин Сергеевич Станиславский считал началом создания МХАТ, днём его основания. Он выступил перед артистами с речью, пожелал дружной совместной работы и напомнил, что 14 июня 1898 года — день открытия нового дела, основания Художественно-общедоступного театра, совпадает с десятилетним юбилеем Общества искусства и литературы.

За год и семь дней до этой знаменательной даты Константин Сергеевич Алексеев пригласил в ресторан «Славянский базар» для важной беседы известного драматурга, писателя и педагога В. И. Немировича-Данченко, предложившего ему в письме обсудить «тему, которая, может быть, его заинтересует», имея в виду организацию нового театра, который бы радовал зрителя.

К. С. Алексеев родился в 1863 году в состоятельной купеческой семье и был на пять лет моложе В. И. Немировича-Данченко. Его отец владел фабрикой золотошвейных изделий, а мать была дочерью французской актрисы Варлей и петербургского купца Яковлева. Он окончил всего три класса классической гимназии и два года проучился в частном пансионе, но был прекрасно образованным человеком, основательно изучившим историю философии, литературы, искусства, свободно владевшим французским и немецким языками: родители не жалели средств на домашнее воспитание.

Костя Алексеев рано проявил сценическое призвание и с детства полюбил спектакли, посещая с родителями Большой и Малый театры, где у них были свои постоянные ложи. Любовь к театру не ослабевала по мере взросления, и его отец оборудовал на втором этаже пристройки к своему дому у Красных ворот сцену и зрительный зал на триста мест для организации Алексеевского театрального кружка. Чтобы скрыть от отца участие в водевилях юный любитель взял себе псевдоним «Станиславский» — фамилию уважаемого им врача, любителя сцены, закончившего свои выступления по старости. Одно время Костя учился пению и мечтал стать оперным певцом.

Владимир Иванович Немирович-Данченко, в отличие от Станиславского, уже в тринадцатилетнем возрасте зарабатывал себе на жизнь уроками. Он окончил гимназию в Тифлисе, а затем Московский университет. Литературой, театральной критикой и режиссурой в кружках любителей стал заниматься, будучи ещё студентом. Владимир Иванович, как и его брат, стал литератором: писал комедии, драмы, романы, рассказы и повести.

Они оказались единомышленниками, убеждёнными в том, что сцена — белый лист бумаги и может служить как возвышенному, так и низменному, что надо ковать своё национальное искусство, что основой искусства являются «живая правда, живой человек». Эта историческая беседа основателей нового театра, начавшись в два часа в ресторане «Славянский базар», затянулась до вечера, и Константин Сергеевич предложил поехать к нему на дачу в Любимовку. Там и была составлена программа основания народного театра с отражением новых веяний. Некоторые свои решения они заканчивали афоризмами вроде изречения М. Щепкина: «Нет маленьких ролей, есть маленькие актёры».

Для открытия театра и его содержания требовалась значительная сумма денег, но Московская городская управа оставила без внимания обращение с просьбой выделить субсидии для создания общедоступного театра. Константин Сергеевич внёс пай в десять тысяч рублей. В число первых пайщиков вошёл и А. П. Чехов. В трудное время помощь основателям нового театра оказал известный меценат Савва Морозов: выстроил в Камергерском переулке здание, удобное для представлений, выкупил все паи и передал их безвозмездно артистам.

Спустя четыре месяца после начала репетиций, 14 (26) октября 1898 года, показом трагедии графа А. К. Толстого «Царь Фёдор» торжественно открылся Московский Художественно-общедоступный театр, названный так Немировичем-Данченко с согласия Станиславского. День открытия театра назначили по совету цыганки в среду, спустя четыре месяца после знаменательного дня в Пушкино. Первый спектакль прошёл с большим успехом, однако отдельные критики высмеивали режиссёрские новинки и не верили в перспективы театра. Прекрасно сыгранная артистами «Чайка» А. П. Чехова вызвала восторг у публики и благожелательные отзывы в прессе, растопив недоверие. С тех пор чайка стала эмблемой Московского Художественного общедоступного театра.

Прошли годы, по требованию властей с 1901 года театр стал называться Московским Художественным театром, а с 1919 года — Московским Художественным Академическим. В 1932 году к названию МХАТ добавили «имени Алексея Максимовича Горького», забыв об эмблеме. Но спустя пятьдесят пять лет, в 1987 году, мистика справедливости разделила МХАТ на два театра — имени А. П. Чехова — он остался в Камергерском переулке, и имени А. М. Горького — на Тверском бульваре.

В музее МХАТ уже много лет датой основания театра называют 14 октября по старому стилю — день торжественного открытия первого представления. Станиславский же считал, что в истории создания театра есть две важные даты: день «начала нового дела» — 14 (26) июня, и день торжественного открытия — 14(26) октября 1898 года, и напоминал об этом в своём отчёте о десятилетней деятельности МХТ: «Таким образом, 14 июня 1898 года…».

Статья размещена на сайте 14.05.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: