К. Ю. Старохамская Грандмастер

Что можно сделать простым карандашом? Художник зимы – Гурам Доленджашвили

А когда слов нет — так они и не нужны. Вот как раз именно что нет слов от восторга — от рассматривания графики Гурама Доленджашвили, написанной карандашом. Простым карандашом.
Какие тут могут быть слова — если вот вам карандаш, вот бумага, это у каждого есть, и… такое человек делает?! В рамках заметочки ШЖ много не уместишь, но тем, кому интересно, могу посоветовать зайти на его сайт и рассмотреть множество картин, где не знаешь, чему больше изумляться — потрясающему мастерству деталей, или тому, что снег можно пощупать. Луна светит с картин прямо в глаза, а красота природы зашкаливает так, что сюрреализму рядом делать нечего.

Искусство Гурама Доленджашвили — уникально. Он пишет на бумаге огромного формата почти не видными глазу штрихами графитного карандаша. Его техника называется тонально-живописной (в отличие от линейно-штриховой, которой пользуется большинство графиков).

Прежде всего — удивляешься этому мастерству, этой ювелирной, сверх-ювелирной работе. Дотошному зрителю, а также тем, кто хочет в полной мере восхититься необычайным художником, я могу посоветовать изучить на его сайте страничку, посвященную картине «Вид на Кутаиси» — там приведена картина целиком, а потом — отдельные фрагменты, и каждый фрагмент вблизи — каждый фрагмент! — поражает своей тончайшей работой… Там же есть еще страничка по картине «Русское поле», где тоже выложено много фрагментов картины, и опять же любой фрагмент — сам по себе нечто потрясающее.

Его называют «художником зимы», с таким восхищением и мастерством он передает эффекты рыхлого снега, пронизанного светом или плотного промерзшего, отражающего лучи. Серия рисунков «Лунные ночи Имеретии», «Лунная соната» — пронизаны сиянием, отраженным в облаках и на снегу. Светотень доведена до фантастики, до ощущения, что лунный свет с картины — слепит глаза. А какая изумительная композиция и пропорция в его пейзажах: высоченнейшее небо, невероятный полет облаков, захватывающий дух величественный небесный свет…

И еще поражает диапазон, охваченный гением — от космически огромного неба, громадных пейзажей, так что кажется, что уже «видно, как земля закругляется» — и до крошечных пор снега в сугробе, до шерстинки на коровке, до прожилки на листике кукурузы… Эти Пространства Красоты существуют в его картинах одновременно — и зрителя бросает из макромира в микромир, да так, что буквально спирает дыхание. От космически прекрасных небес — до повозки имеретинского крестьянина, до мельчайших трещинок на глиняном кувшине, заусениц на деревянном заборе. От потрясающе реального снега на ветках — опять в небо непередаваемой высоты, к Луне, в космос…

Все, что Гурам изображает на листе бумаги, можно было бы назвать фантастическим реализмом. Туман, лунный свет, облака, снежные сугробы, лесные заросли или самые простые предметы сельского быта превращаются под его рукой в особую поэтическую субстанцию. Но как бы мы ни растворялись в его таинственных пейзажах, не стоит забывать, сто перед нами не земля и небо вообще, а весьма конкретная и любимая художником страна — Имеретия, Западная Грузия. (Вильям Мейланд)

По сути, картины Г. Доленджашвили — живопись, но живопись особого рода, которую можно отнести к так называемой «культуре серых (тонов)». Обычно серое мыслится как результат смешения черного и белого; в этическом плане «серым» называют кого-то, кто лишен таланта и индивидуальности. Но в реальности (и это зафиксировано в теоретической концепции «культуры серых») серый цвет, будучи самым нюансоемким, создает художественное пространство самого тонкого, изысканного эмоционального и цветового чувствования, где цвета не доминируют, а мягко перетекают один в другой.

Одна картина создается месяцы каждодневным многочасовым аскетическим трудом; карандаш выполняет десятки тысяч коротких параллельных штрихов, свободно петляющих беспрерывных линий, всё это время Мастер не позволяет руке «упасть», грубо прикоснуться к бумаге, особенно это касается заключительного процесса лессировки, выполняемого нежнейшим прикосновением карандаша. (Раиса Нестеренко, искусствовед — эксперт).

Гурам Доленджашвили — заслуженный художник республики, почётный академик Российской академии художеств, лауреат многих международных конкурсов. Его работы есть в коллекциях ведущих музеев мира, как в России, так и за рубежом. Его работы находятся в Третьяковской галерее, в Государственном музее им. А. С. Пушкина, в других музеях России и многих музеях мира. И, конечно, картины Гурама есть на родине: в Тбилисском государственном музее искусств и Тбилисской национальной картинной галерее, в Государственном историческом музее (г. Кутаиси), в Кутаисской картинной галерее.

Сайт художника

Обновлено 15.08.2008
Статья размещена на сайте 17.05.2008

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: