Сергей Курий Грандмастер

Что такое акростихи?

Словосочетание «визуальная поэзия» уже само по себе звучит странно, ибо поэзия — искусство прежде всего фонетическое (звуковое). Однако с тех пор, как стихи стали записываться, звук поневоле стал восприниматься вместе с буквой, а если вспомнить иероглифическую письменность, то и с образом. Посмотрите, с какой тщательностью и удовольствием средневековые монахи разрисовывали буквы, да и искусство каллиграфии, несомненно, в чем-то сродни живописи.

Неудивительно, что с течением времени появились стихотворения, рассчитанные исключительно на зрительное восприятие. В первую очередь это касается расположения букв. Особую популярность приобрели АКРОСТИХИ (в пер. с греч. «краестрочие»). Так называли стихотворения, первые буквы строк которых складывались в слово или фразу. Первые акростихи мы находим у поэта Эпихарма (V в. до н. э.) из городка Сиракузы (родины Архимеда). Значка копирайта тогда еще не было, и Эпихарм фиксировал авторство своих стихов, просто зашифровывая в них свое имя. Так же поступал и древнеримский поэт Энний, акростихи которого складывались в фразу «Q. Ennius fecit» (сочинил К. Энний). Довольно трудоемкий способ сохранения авторского права, надо сказать! Впрочем, авторское тщеславие не миновало даже смиренных монахов: так, акростихи со своим именем писал Герман — сторонник патриарха Никона.

Часто акростихи служили шифром. Ранние и еще гонимые христиане сделали своим тайным знаком рыбу. Ведь слово «ICQUS» (рыба) скрывало в себе первые буквы фразы «Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель». Цицерон утверждал, что в виде акростихов шифровала свои предсказания пророчица Сибилла. И уже в подпольные времена русских революционеров акростихи использовались в агитках против властей, ведь не пришьешь же статью за особый порядок чтения текста! Так, в январе 1917 года писатель А. Амфитеатров спрятал в первых буквах газетного фельетона фразу:

«РЕШИТЕЛНОНИОЧЕМПИСАТНЕЛЗЯПРЕДВАРИТЕЛНАЯЦЕНЗУРАБЕЗОБРАЗНИЧАЭТЧУДОВИЩНО».

А в одной из английских газет ее редактор напечатал поэму, не заметив, что в ней содержался акростих весьма неприятного для него содержания.
Составляли в форме акростихов и загадки, где отгадка заключалась в первых буквах строк:

Родясь от пламени, на небо возвышаюсь;
Оттуда на землю водою возвращаюсь!
С земли меня влечет планет всех князь к звездам;
А без меня тоска смертельная цветам.
(Г. Державин)

Признаться, смысла в подобных загадках, кроме опять-таки развлечения для самого поэта, я не вижу. Собственно, подобные развлечения — сочинение акростиха на заданное слово — были очень популярны в салонной поэзии.

Более уместны акростихи-посвящения, в которых зашифровывается имя адресата. Так, в 1694 г. поэт-виршевик Карион Истомин напечатал в своем «Букваре» акростих, посвященный царевичу Алексею. Восторженные акростихи посвящали друг другу В. Брюсов и И. Северянин. Особую популярность эта форма приобрела в XIX в., когда был расцвет так называемой альбомной поэзии. До сих пор, думаю, любой девушке будет приятно получить в подарок посвящение от возлюбленного, составленное столь оригинальным способом. Вот, к примеру, стихотворение Н. Гумилева к Анне Ахматовой:

Ангел лёг у края небосклона,
Наклоняясь, удивлялся безднам.
Новый мир был тёмным и беззвёздным.
Ад молчал. Не слышалось ни стона.
Алой крови робкое биенье,
Хрупких рук испуг и содроганье,
Миру снов досталось в обладанье
Ангела святое отраженье.
Тесно в мире! Пусть живёт, мечтая
О любви, о грусти и о тени,
В сумраке предвечном открывая
Азбуку своих же откровений.

В форме акростиха написано и стихотворение, завершающее «Алису в Зазеркалье». Первые буквы строк складываются в имя «Алиса Плэзнс Лидделл». Так звали девочку, вдохновившую Л. Кэрролла на написание сказки.

Ах, какой был яркий день!
Лодка, солнце, блеск и тень,
И везде цвела сирень.

Сестры слушают рассказ,
А река уносит нас.
Плеск волны, сиянье глаз.

Летний день, увы, далек.
Эхо смолкло. Свет поблек.
Зимний ветер так жесток.

Но из глубины времен
Светлый возникает сон,
Легкий выплывает челн.

И опять я сердцем с ней —
Девочкой ушедших дней,
Давней радостью моей.

Если мир подлунный сам
Лишь во сне явился нам.
Люди, как не верить снам?

Прикладная польза от акростихов может быть и в рекламном бизнесе — там, где текст зачастую рассчитан именно на зрительное восприятие. Еще в 1922 г. в декабрьском номере «Правды» был напечатан стих, начальные буквы которого образовывали призыв: «Подпишитесь на „Правду“!».

Вариациями акростиха являются МЕЗОСТИХ и ТЕЛЕСТИХ, в которых слова образуются соответственно из средних и последних букв. Вот пример телестиха авторства современного поэта Ивана Чудасова (последние буквы строчек образуют слово КОЛОКОЛ):

Произнося чудесный чистый звуК,
Вишу на колокольне. ВысокО!
Неоднократно сам звенеть хотеЛ,
Разлиться песней сердца далекО,
Но мой язык во власти чьих-то руК.
Вздохнул бы я свободно и легкО,
Когда бы сам, не по заказу, пеЛ.

Часто мезостихом называют и такое стихотворение, в середине которого слова подобраны так, что можно прочитать спрятанное слово или выражение (обычно они графически выделяются). Так, вышеупомянутый Карион Истомин, по традиции, спрятал в мезостихе свое имя и сан:

Иисус господь Ему Рабов Оных,
возмет ей МОлбы НАук всех свободныХ
Иже, Сия зде ТОщие навыкают.
МИлости любве всех благ Научают.

Еще одна разновидность акростиха — АЛФАВИТНЫЙ СТИХ или АБЕЦЕДАРИЙ, где начальные буквы строк расположены в алфавитном порядке. Самым известным произведением в этом жанре, безусловно, является древнерусская «Азбучная молитва» X в., авторство которой приписывают Константину Переяславскому:

Азъ словом симь молюся Богу
Боже вьсея твари и зиждителю
Видимыимъ и невидимыимъ!
Господа духа посъли живущаго
Да въдъхнетъ въ сьрдце ми слово
Еже будетъ на успехъ вьсемъ… и т. д.

В общем, и для души полезно, и алфавит изучаешь. Поэтому эта форма оказывается весьма удачной для образовательных целей. Впрочем, В. Маяковский не менее успешно использовал абецедарий и для политической сатиры. Вот отрывки из его «Советской азбуки»:

Земля собой шарообразная.
За Милюкова сволочь разная

Интеллигент не любит риска
И красен в меру, как редиска.

Корове трудно бегать быстро.
Керенский был премьер-министром…

Ю. Анненков приводит в «Дневниках моих встреч» шуточную пьесу 15-летнего Саши Пушкина, где герои разговаривают на французском языке. Вся соль заключена в том, что их разговор представлен… исключительно латинскими буквами, расположенными в алфавитном порядке. Конечно, эффект связной речи получится только если буквы звучат в алфавитном произношении — «А», «БЭ», «СИ» и т. п., как это показано в расшифровке в квадратных скобках:

Eno (a Pecu): AB, CD! [Abbe, cedez!]
Pecu (meditatif): E… F… [E… ef…]
Eno (coupant net): GH! [Jai hache!]
Ijekaelle (se jetant au cou d’Eno): IJKLMNO! [Ijekaelle aime Eno]
Eno (triomphant): PQRST! [Pecu est reste!]

Перевод:
Эно (Пекю): Аббат, уступите!
Пекю (задумчиво): Э… эф…
Эно (резко): У меня секира!
Икаэль (бросаясь на шею Эно): Икаэль любит Эно!
Эно (торжествующе): Пекю остался с носом!

Вот уж действительно, Пушкин — наше всё.

Высокой поэзией акростихи так и не стали. Зато их практическое применение имеет широкие перспективы, особенно в сфере посвящений, поздравлений и рекламы.

Обновлено 20.05.2008
Статья размещена на сайте 18.05.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Мистер Олд Читатель 16 октября 2017 в 23:26 отредактирован 22 мая 2018 в 13:54

    Вот, держите пример акростиха :

    "ПОЭТ и МУЗА"

    Пытаюсь я писать стихотворение
    О том, как мне нужна сейчас она
    Эти попытки нелегки без вдохновения
    Так Муза, одари же меня сполна!

    Могу я попросить тебя о малом?
    Уважь меня вниманием, плени
    Запри во мне поэзии начало
    А ключ навечно при себе храни!

    Поэт: Артур Гарипов.

  • Комментарий скрыт
  • Замечательно. Вспомнилось, как у Куприна в "Юнкерах" юнкер Александров пишет письмо любимой девушке, используя технику акростиха.

    Оценка статьи: 5