Людмила Задорожная Мастер

Кто был первым российским историком и почему у него была репутация «вольнодумца»?

История… Тысячелетиями память о минувшем передавалась из поколения в поколение в виде устных преданий, былин, песен. С появлением письменности знания о прошлом стали записываться.

Великий труд отечественных летописцев — «Повесть временных лет» — создавался на протяжении столетий. Однако история как наука — это не просто рассказ о каких-то событиях, фактах. Задача науки истории состоит, прежде всего, в осмыслении прошлого, в умении понять и объяснить ход исторического развития.

Историческая наука в России появилась в середине XVIII в. Страна вступила в новую фазу своего развития: начали формироваться капиталистические отношения. Происходил подъем национального самосознания. Перед молодой русской нацией встали три главных вопроса: Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?

Ответить на эти вопросы взялся Василий Никитич Татищев — первый российский историк. Но он был не только историком. Татищев — это выдающийся отечественный мыслитель и крупный государственный деятель.

Родился он в 1686 г. в небогатой дворянской семье. В семь лет маленький Василий начал службу стольником при дворе царя Ивана, соправителя тогда молодого еще Петра I. В неполных восемнадцать лет Василий был зачислен в драгунский полк. В 1709 г. в чине поручика он принимал участие в Полтавской битве. Затем по воле судьбы Татищев исполнял различные задания царя: инспектировал артиллерию, был на дипломатической службе, обучившись горному делу, руководил заводами на Урале.

После смерти Петра I (1725 г.) Татищев, один из самых ярких «птенцов гнезда Петрова», большую часть жизни провел или в «почетной», но все же ссылке, или в опале и ссылке настоящей. И хотя достиг он «чинов немалых» (был тайным советником, по военной шкале — генерал-поручиком), его судьба все же имела трагическую окраску.

Чего стоит, например, такой факт: оригинальный ученый, автор более ста научных работ на различные темы, Татищев не увидел ни одно из своих произведений опубликованным в России. А будучи талантливым, идущим впереди своего времени государственным деятелем, он так и не смог до конца провести в жизнь ни одной идеи в области государственного управления.

И все же Василий Никитич Татищев успел сделать для России столь много, что до сих пор его вклад не оценен в полной мере. Более чем через 200 лет после его смерти (а умер он в 1750 г., в ссылке) мы продолжаем открывать все новые и новые его заслуги перед Россией. Широта интересов российского мыслителя, необычная даже для энциклопедического XVIII в., поражает исследователей его творчества: он был историком, философом, экономистом, географом, юристом, лингвистом, археологом, палеонтологом, педагогом, политиком публицистом, математиком, горный инженером, артиллеристом.

И это еще далеко не полный список! Стоит добавить еще некоторые сведения: руководитель уральских заводов, губернатор Астрахани, командир Оренбургской и Калмыцкой экспедиций, основатель Екатеринбурга и Перми, одни из основателей Челябинска и Оренбурга… И на протяжении 30 лет — с 1719 по 1750 г. — Василий Никитич Татищев писал, может быть, главную книгу своей жизни — «Историю Российскую».

О значении его исторических трудов хорошо сказал известный российский историк XIX в. С. М. Соловьев: «Заслуга Татищева, что он начал дело, как следовало начать: собрал материалы, подверг их критике, свел летописные известия, снабдил их примечаниями географическими, этнографическими и хронологическими, указал на многие важные вопросы, послужившие темами для позднейших исследований, собрал известия древних и новых писателей о древнейшем состоянии страны, получившей после название России, — одним словом, указал путь и средства своим соотечественникам заниматься русской историей».

Советский историк, академик М. Н. Тихомиров, отмечая «историческую проницательность» Татищева, писал, что его выводы «в некоторых случаях значительно опережают своё время и даже построения историков XIX в.».

Однако признавая великие заслуги Татищева перед отечественной исторической наукой, следует помнить, что Татищев не просто историк, а прежде всего оригинальный, самобытный российский мыслитель, создавший свою философско-историческую картину мира. И именно поэтому он оказался неугоден многим из правящих кругов Российской империи. Его недоброжелатели — А. Д. Меншиков, А. И. Остерман, всесильный в 30-е гг. XVIII в. Э. Г. Бирон, называвший Татищева одним из главных «врагов немцев».

Почему так происходило? Что же было опасного в идеях, высказываемых В. Н. Татищевым? Немецкий историк А. Шлецер, работавший некоторое время в России, писал, что Татищев «по вольному своему образу мыслей навлек на себя неодобрение не только в духовном, но, что еще хуже, в политическом вольнодумстве». Это, мне кажется, и есть ответ на эти вопросы.

«Политическое вольнодумство…» Нет, Шлецер не зря употребил эти слова: даже после смерти Татищева репутация «вольнодумца» за ним сохранилась. И тому были свои причины. Татищев намного опередил свое время в осмыслении политических, социальных, экономических вопросов. Первым в исторической науке он занялся вопросом происхождения крепостного права и открыто выразил сомнение в его соответствии «естественным» принципам человеческого существования: «…Рабство и неволя противо закона христианского».

В. Татищев одним из первых выдвинул проект ограничения самодержавной власти путем установления конституционной монархии. Он активно выступал за усиление роли частного предпринимательства, за разработку и установление законов, определяющих отношения между государством и частным капиталом.

Однако современная историческая наука затрудняется дать четкую классовую характеристику Татищеву. Одни ученые видят в нем идеолога только дворянства. Другие считают, что его требования объективно способствовали буржуазному развитию. И подобная полярность мнений не случайна. Дело в том, что основа для противоречивых оценок личности и деятельности Татищева находится… в самом Татищеве, в его трудах и делах.

Непоследовательность взглядов, противоречивость мировоззрения — вот, наверное, одна из основных черт этого выдающегося российского мыслителя. В чем же причины этой противоречивости? Исследователи дают разные объяснения. Кто-то видит в его трудах утонченную защиту интересов правящего класса — дворянства. А некоторые вообще не обращают внимания на различные мнения самого Татищева по каким-то вопросам, подчеркивая только какую-то одну сторону его воззрений.

А объяснение пока видится одно. Василий Никитич Татищев сумел выразить то, что не было еще реальностью, явью для большинства населения страны, и тем более для правящего класса — неуклонно идущий процесс становления русской нации. Татищев — первый национальный мыслитель и первый российский историк. Он смог отойти от узкоклассовых оценок истории и современности. Татищев смотрел на то и другое с точки зрения национальных интересов, в которых выражены потребности различных социальных слоев населения.

В характере Василия Никитича, в его взглядах своеобразно переплелись интересы совершенно различных социальных сил России первой половины XVIII века: выдвиженцев петровского времени и представителей старых родовитых фамилий, критически оценивающих петровские преобразования.

Вот почему настолько сложна и противоречива фигура Василия Никитича Татищева. Потому и интересен он и для исследователей, и для читателей. Поэтому и влечёт к нему и тех, и других уже не первое столетие. И познание Татищева ещё далеко не закончено.

Обновлено 11.02.2018
Статья размещена на сайте 22.05.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: