Иван Пазий Мастер

Могли ли большевики свергнуть царя?

На это ответ, вроде бы, очевиден: большевики не только не могли свергнуть самодержавие, но и не собирались в обозримом будущем это делать. Для такой акции у них не было ни сил, ни средств, ни возможностей. Об этом свидетельствует сам факт, что ни Ленин, ни его ближайшие соратники не принимали участия в Февральской революции.

У Ленина нигде не сказано в первой половине 1917 года о немедленном переходе власти к Советам рабочих и солдатских депутатов. Он не заявлял (по крайней мере, гласно) о праве большевиков на власть, а намекал своим соратникам, что следует внедряться в Советы всех уровней. Эту его негласную установку быстро осознало и приняло большинство большевистского руководства (первыми были Сталин и Зиновьев; Каменев остался при своей точке зрения).

Владимир Ильич имел в виду перспективу. Не возражая против Учредительного собрания, главным лозунгом он определил: «Вся власть Советам!» В отличие от других партий, большевики упорно выступали за мир и против Временного правительства. Такая политика привлекала на их сторону часть представителей других левых партий, а также позволяла завоевывать авторитет в массах солдат и рабочих.

В начале июня состоялся I Всероссийский съезд Советов. У большевиков было очень мало делегатов. При таком раскладе сил сохранялась анархическая ситуация.

Итак, даже при всем желании большевики тогда не могли прийти к власти. По канонам марксизма, им не следовало бы даже стремиться к этому. Прежде должен укрепиться буржуазно-демократический строй, а капиталистическая система пройти пик своего развития, чтобы рабочий класс стал мощной социальной силой. Тогда он и придет к власти.

Да, объективных условий было маловато, зато имелись субъективные. Вдобавок никто не мог заранее знать, в каких комбинациях они соединятся через некоторое время. Судьба общества подобно судьбе личности в немалой степени зависит от стечения обстоятельств.

Большевики умело использовали лозунг борьбы за мир против империалистической войны. Но в то же время разложение огромной армии (около 11 миллионов человек!) уже само по себе ввергало страну в анархию. А в буржуазную демократию Ленин не верил: она была лицемерна и не отражала интересы пролетариата как «избранного» класса, которому принадлежит будущее. В сложившейся ситуации необходимо было подавлять всех, кто не поддерживал политику партии, а это было возможно только при жесткой диктатуре.

Жаждал ли Владимир Ильич власти из-за своего честолюбия? Долгое время мне казалось, что ответ должен быть положительным. Однако, детально проследив и внимательно проанализировав его поведение вплоть до потери рассудка и смерти, я изменил первоначальное предположение.

Честолюбие у политических деятелей выражается в стремлении как можно чаще выступать перед публикой, наслаждаться восторгами толпы, овациями в свой адрес, играть роль диктатора и пророка, обустраивать свой антураж: от адъютантов до интерьеров служебных помещений, дач, домашних покоев. Желающие насладиться властью, «порулить», как выразился один такой деятель, всегда бывают безответственными демагогами, не способными к напряженному труду.

Ленина можно упрекнуть во многом, но не в подобных достаточно пошлых недостатках, обличающих «негосударственного» деятеля. Он сумел не только взять власть, но и удерживать ее в неимоверно сложной обстановке. Такое возможно при фанатической убежденности в своей правоте, поистине религиозной вере в исповедуемую идеологию, в данном случае — в марксизм.

Приходится слышать: мол, Ильич ненавидел царя и его род за казнь своего старшего брата-революционера. Это уже и вовсе перенос кухонно-семейных отношений на политическую арену. Ведь именно Владимир Ленин сознательно отказался от индивидуального террора (позже используя террор государственный).

О том, чтобы покончить с самодержавием в 1917 году, ни Ленин, ни его соратники даже не мечтали. Февральскую анархическую революцию они по этой причине, что называется, прозевали. Много позже Владимиру Ильичу стали приписывать гениальную прозорливость и невероятный авторитет в большевистской партии и в народе. Тогда и возник миф о свержении царя большевиками или, во всяком случае, при их активном участии.

В первые месяцы 1917 года ничего подобного не могло осуществиться. Февральская революция застала Ленина и его партию врасплох. Падение самодержавия было результатом кризиса царской власти, кризиса анархии.

Обновлено 29.08.2008
Статья размещена на сайте 19.07.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Кста, любителям плеваться в прошлое - не факт, что если бы к власти пришли НЕ большевики, а какая-либо другая из тогдашних группировок, наша история была бы поприличней.

    Так, статьей навеяло.

    Оценка статьи: 4

  • Безусловно, Вы правы во многом. А мне вспоминается народная частушка: "Полюбили сгоряча русские рабочие - Сталина, Ильича и все такое прочее..."

    Оценка статьи: 4