Наталья Барабаш Профессионал

Детская поэзия в жанре «триллер». Полагаете, я выдумываю?

Никогда не обращали внимание: если долго повторять самое обычное слово, то происходит что-то странное — теряется смысл этого слова, он «замыливается»? Кто не замечал, повторите раз 20−30 слово, например, «сковорода».

Мне кажется, с известными детскими сказками происходит то же самое: мы столько раз их слышали и рассказывали сами, что не обращаем внимания на некоторые, мягко говоря, странные вещи.

Уезжая на дачу в эти выходные, мы взяли с собой сборник стихов Чуковского (для организации досуга ребенка). У меня было время внимательно (это — ключевое слово) прочесть все, что поэт сотворил для детей. Господа, это просто ужастики какие-то! Пойдем по порядку…

Открывает сборник сказка «Тараканище». Если опустить своеобразную манеру описания испуга («Бедный крокодил жабу проглотил!», нормально, да? Крокодил бедный, а не жаба!), то на первом месте по произведенному эффекту строчки:

— Принесите-ка мне, звери, ваших детушек,
Я сегодня их за ужином скушаю!

Плачут они, убиваются,
С малышами навеки прощаются.

Мрачненько как-то. Что может извлечь из этого ребенок? То, что родительская любовь не всегда спасает ребенка от «отдачи» на съедение?

Идем дальше — «Мойдодыр». Вы помните, чем грозил этот колченогий умывальник малышу?

И тебе головомойку,
Неумытому, дадут —
Прямо в Мойку,
Прямо в Мойку
С головою окунут!

Когда эти дети выросли, наша страна узнала слово «рэкет». Неудивительно, да? Ну, а как вам такая картинка:

А за ними пирожок:
 — Ну-ка, съешь меня, дружок! -
А за ним и бутерброд:
Подбежал — и прямо в рот!

Групповой суицид какой-то…

Переворачиваем страницу — «Муха-Цокотуха». Если говорить о кровавых сценах, то вне конкуренции строки:

Руки-ноги он Мухе веревками крутит,
Зубы острые в самое сердце вонзает
И кровь у нее выпивает.

Кроме этого, неоднозначную реакцию вызывают слова Комара:

— Я злодея зарубил,
Я тебя освободил
И теперь, душа-девица,
На тебе хочу жениться!

Лично мне это напоминает известный анекдот: «Поцеловал Иван-Царевич Спящую красавицу и давай на ней жениться!» Вот так, ребята, за все в этой жизни надо платить!

Что у нас дальше? О! «Крокодил»! По моему глубокому убеждению, текст этой сказки нужно переслать в Голливуд — хороший режиссер сделает из нее роскошный фильм ужасов о нашествии диких зверей на мегаполис:

Вставай же, сонное зверье!
Покинь же логово свое!
Вонзи в жестокого врага
Клыки, и когти, и рога!

То есть, здесь уже дело не обошлось несколькими кровавыми сценами, тут сам сюжет «шепчет». Но без ярких иллюстраций и красочных определений автор нас, конечно же, не оставил:

Но тебя, кровожадную гадину,
Я сейчас изрублю, как говядину.
Мне, обжора, жалеть тебя нечего:
Много мяса ты съел человечьего.

Следующая по списку сказка — «Айболит». Казалось бы, куда уж добрее? Ан нет… Вы помните историю про зайчика?

Мой зайчик, мой мальчик
Попал под трамвай!
Он бежал по дорожке,
И ему перерезало ножки…

Кто объяснит мне смысл появления этого эпизода в детской сказке? Если он должен был предостеречь детей от трамваев, то нужно было сказать, что зайчик бежал не по «дорожке», а по трамвайным путям, что он убежал туда без мамы… в конце концов, что последствия необратимы! Айболиту следовало поставить зайца на протезы или костыли! А в том виде, как она есть, сказка говорит только о том, что трамвай может подстеречь вас, где угодно, но пришить новые ножки — не проблема!

Самого Айболита ужасы детской поэзии, казалось бы, миновали. Но Корней Иванович наверстывает это упущение в сказке «Бармалей»:

Но злодей Айболита хватает
И в костер Айболита бросает.
И горит и кричит Айболит:
 — Ай, болит! Ай, болит! Ай, болит!

Но сильнее всего впечатлил меня в этой сказке даже не эпизод с Айболитом (к явным ужасам я на этот момент уже попривыкла), а «мирная», по замыслу автора, сцена, которая иллюстрирует беззаботное времяпрепровождение двух детей на африканских просторах:

Со слонами на ходу
Поиграли в чехарду!

Честно говоря, я удивлена, что на этом сказка не закончилась. Если вы знаете, что такое «чехарда», вам будет понятно мое удивление.

В общем, перечислять можно долго и нудно. Ведь даже крохотная песенка «Дженни» вместила в свои четыре строчки огромную детскую трагедию:

Дженни туфлю потеряла,
Долго плакала, искала.
Мельник туфельку нашел
И на мельнице смолол.

Не будем задумываться о качестве получившейся муки, подумаем о чувствах маленькой девочки и о мотивах здорового мужика.

Из всего этого у меня сформировался один большой вопрос: «ЗАЧЕМ?» Зачем все это в детских сказках написано человеком, который утверждал: «Все дети в возрасте от двух до пяти верят (и жаждут верить), что жизнь создана только для радости, для беспредельного счастья, и эта вера — одно из важнейших условий для их нормального психического роста»?

На следующие выходные запланировано взять с собой «Сказки» А. С. Пушкина. «О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух!..»

Обновлено 25.07.2008
Статья размещена на сайте 20.07.2008

Комментарии (24):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Успенский в своё время писал, что детям для нормального развития психики необходим некий "витамин страха". Поэтому они и рассказывают страшилки по ночам в пионерлагерях или на чердаке при свечке. Я читал, как двое мальчишек нашли в одном из домов заброшенного посёлка потрёпанный том Конан Дойла, так специально стали читать его там же ночью. Сам Успенский написал книжку "Красная Рука, Чёрная Простыня, Зелёные Пальцы - страшная повесть для бесстрашных детей". Насчёт Чуковского вы сами верно подметили, что он хорошо знал детскую психику. Потому и писал такие остросюжетные сказки. Они с одной стороны учили детей не бояться каждой тени и индюков - вон Бибигон такой маленький, а храбрый, всех побеждал и не давал слабых в обиду. А с другой учили сопереживать попавшим в беду, помогать мамам, бабушкам, младшим братьям и сёстрам. Или вот стихи про Федотку - капризный мальчик продолжает реветь, сколько бы вокруг него не носились многочисленные родичи. Потому что он просто не ценит их заботу, требует постоянного внимания, которого добивается слезами, и убедил себя в том, что он самый несчастный. Любой ребёнок поймёт эти стихи и будет смеяться. А про туфлю - так ведь надо следить за своими вещами. Иной ребёнок-неряха теряет свою одежду и школьные принадлежности, да ещё обвиняет родителей - мол, взяли, или кому-то отдали, или выбросили. А вот будешь таким растяпой - действительно твою туфлю смелет какойнть мельник, который не железный, работы по горло и недосуг ещё вдобавок перетряхивать зерно, выясняя, не попали ли туда случайно чужие вещи. Ну уж во всяком случае выбросит мама во время уборки, и обвинять её в таком случае не стоит.

  • Этот взгляд на сказки - с точки зрения здравого ВЗРОСЛОГО рассудка. Моя старшая двоюродная сестра тоже долго критиковала Чуковского, что читать такое ребенку вредно. Но дети воспринимают такие кошмарики по-другому.
    Мои вообще специально просят включить им аудиосказку, где идет злодей со страшным ревом, чтобы забраться куда-нибудь и побояться (помните, как котенок Гав боялся грозы?). Опасно и защищенно одновременно.

    Оценка статьи: 5

  • Полностью согласна с предыдущим оратором.
    Сказки всегда несли в себе элемент жути. причем достаточно серьезный, и всегда будут нести. И никогда они не были сплошь сиропом и хэппи-эндом.
    Я вот как-то взялась дочке читать вполне безобидную сказку про Сивку-Бурку - все помнят, о чем это? А помнит кто-нибудь, как все начинается? Я вот забыла, а когда начала ребенку читать - бросать уже поздно было.
    А дело было так: умер у парней отец, и перед смертью попросил, чтоб они три ночи к нему на могилу ходили, хлеб ему носили. А он по ночам из гроба вставал и вопросы им всякие задавал...
    Вы своим деткам будете такое читать? А нам читали, между прочим... Только мы не помним почему-то...

  • Детям нужны "триллеры"?

    Чуковский не виноват, "страшилки" есть в большинстве сказок, не только у него. А сказки Пушкина еще более превосходный материал для демонстации того, какие ужасные вещи мы читаем своим детям.
    Но, может быть, это не случайно? И зачем-то надо?
    Может, это просто мы предъявляем к сказкам необоснованные требования и претензии?
    Ведь если исходить из того,
    что сказка - ничто иное, как десакрализованный миф,
    а жанр волшебной сказки повествует по преимуществу об обряде инициации - ситуации перехода из детского состояния во взрослое - многое сразу встает на свои места. Становится понятным, почему в сказках, от которых мы почему-то нередко ждем, что они будут учить добру, воспитывать и т.д., присутствуют такие неудобоваримые, подчас абсурдные эпизоды жестокости.
    С точки зрения как фольклористики, так и отдельных напрвлений психологии, главная тема любой сказки - это взросление, то есть переход. Первобытное сознание мыслит наиболее важные переходы как смерть. И не факт, что последует возрождение. Отсюда и страх, и жестокость: переход, осмысленный как смерть, не может быть приторно сладеньким.
    И надо сказать, что дети очень тонко чувствуют этот момент. Страх - неотъемлемая часть детства. Если детям не рассказывать страшные сказки, они сами начинают их сочинять и рассказывать друг другу.
    Мне кажется, страшные сказки вовсе не омрачают жизни ребенку, в малых дозах они развивают внутренний мир, служат прекрасным контрастом к спокойному миру, в котором есть любящие взрослые и нет злых волшебников.
    Может, этим и объясняется устойчивость жанра сказки.

  • Ой, а мы почти все выросли на этих сказках, и, вроде, стали нормальными людьми...........

  • "Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок" (А,С,Пушкин) - забыли? А дети все намеки отлично понимают. Я - за Чуковского, Маршака, Пушкина...и далее по списку. Статья не понравилась.

  • Согласна с К.Ю. полностью, добавить нечего. Оценку не ставлю - портить балл не буду.

  • Дети любят пугаться, они прекрасно понимают (в отличие от некоторых взрослых), что в сказке все ПОНАРОШКУ - никто никого не убил и не порезал, так же как в мультфильмах разрезанный на миллион частей тут же собирается обратно. В сказках Чуковского и ритмичные стихи (которых вы не заметили!), и общий настрой прекрасно дают ребенку понять, что это все - не взаправду, а для смеха.
    Очень убогое рассуждение. Представляю, сколько вам еще работы предстоит - сначала препарировать Пушкина, потом Андерсена (у него тоже много страшных сказок), потом братьев Гримм (вот где действительно ужасы!), и так охаять все сказки в мире. Потому что ЕСЛИ К СКАЗКЕ ПОДХОДИТЬ С МЕРКОЙ логики и реальности - вы сказку убьете.

    А сказки Чуковского уже много лет радуют детей, и будут радовать. Дети-то понимают, что это смешные стихи, и хохочут. А тут появляетесь вы и начинаете объяснять, что синички не могут взять спички, они не умеют их зажигать, а если даже и сумеют, то море не горит?
    Жалкое, душераздирающее зрелище.

    Оценка статьи: 1

  • А дети не должны расти в тепличных условиях! Я ужасаюсь, какое поколение мы взрастим на сплошных макдоналдсах, стар-гэлакси и пиксаровских мультиках. Страдания закаляют психику. А потом, талант без них развиться не может. Слыхали, как Огюст Бо воспитывал Жильбера Кокто? А Чуковский вообще не собирался становиться детским писателем, работал себе успешно литературным критиком, переводил с английского совсем не детскую прозу. Лев Разгон рассказывал в своё время историю о портрете Чуковского кисти Репина - слыхали? Вот там раскрывается совсем не простой характер (да и судьба) "дедушки Корнея"... Да и самого Разгона судьба как-то не баловала. Вообще, мы все, выдающиеся люди, являемся таковыми благодаря не ссыпавшимся на нас с неба пряникам из сказок Андерсена, а благодаря как раз всем поганым вещам, что на нас сверзились. Пусть миссис Ли подтвердит. Да тот же Андерсен был отнюдь не счастливчиком.

  • А сказочки детские? Красношапка? Синяя Борода? Колобок тот-же. Вивисекция кака-то! А Дисней? А Котеночкин? И идет этот бардак еще от зыбки младеньческой: придет серенький волчок, схватит имярек за бочок. Или: провалились в яму - бух. Раздавили сорок мух. Да и кто как не мать учит ребенка дать ананашки табуретке, об которую ее детка ушиблась. И тот с наслаждением дубасит по табуретке.

    Оценка статьи: 5

    • Да, Лаура, я здесь где-то уже писала о французских сказках - наши по сравнению с ними очень и очень мягкие. И даже русский перевод очень сильно смягчает оригинал. Мне как-то попала в руки книга "Французские сказки для взрослых", там они даны были без корректировок - жуть! Никакого хэппи-энда и торжества добра над злом - исключительно преступление и наказание, если уж герой совершил где-то ошибку или сделал глупость, то никаким чудесным образом ему наказания не избежать

    • Между прочим, "Крокодил" - политсатира для взрослых...

      Хотя формально "Крокодил" - детское произведение, но оно написано в 1915 году и представляет собой острую сатиру на дореволюционную Россию. А "доблестный Ваня Васильчиков" - не выдуманный персонаж, а реальное историческое лицо.....
      читать дальше →

  • А как дите перенесло Чуковского?