Сергей Курий Грандмастер

Что такое каламбурные рифмы?

Один из самых интересных поэтических приемов — использование так называемых каламбурных рифм. Эти рифмы, как и прочие каламбуры, строятся на фонетической схожести разных по значению слов и словосочетаний. Поэтому основой множества каламбуров являются омонимы — слова с разным смыслом и одинаковым написанием или звучанием. Вспомним хрестоматийный пример с разными значениями слова «коса». Вот один из недавних политических каламбуров на эту тему: «Украиной стала управлять женщина с косой». Яркий поэтический каламбур на этом же слове построил Н. Глазков:

«Люблю речные отмели и косы,
Люблю, когда звенят лугами косы…
Но мне милей моей любимой косы!..
Ты не смотри на эту слабость косо».

А вот два значения слова «преданный»:

«Я верен был ему и предан,
И я обманут им и предан».
(Вольфрам фон Эшенбах, «Парцифаль», пер. Л. Гинзбурга)

Часть языковедов относилась к омонимам с плохо скрываемой антипатией, их называли «больными» словами, считали, что из-за них язык становится более путанным, и его смысловая нагрузка обедняется. Однако для поэтов и остряков каламбур оказался настоящей находкой. Популярность этой словесной игры была обусловлена неожиданной сменой смысла слова (словосочетания) при сохранении его фонетики. Обычно эта метаморфоза преследует целью создание комического или парадоксального эффекта.

Естественно, омонимами каламбуры не исчерпываются. Часто игра идет на уровне словосочетаний. Иногда в одном и том же словосочетании могут по-разному расставляться смысловые акценты:

«И не высказано что-то,
Что-то сделать так охота,
Только ЧТО?
Вот конец уже приходит,
А начало было вроде
Только что…».
(С. Аксёненко)

Но обычно каламбурные рифмы строятся на разной разбивке исходного словосочетания:

«Напоролись на риф мы,
А берег Днепра вдали…
Хорошие рифмы,
Неправда ли?»
(С. Курий)

«Депешу раз на теле граф
Принес с собой на телеграф
И, оголясь, забыв про честь,
Депешу деве дал прочесть.
И, хоть была девица стойкой,
Упала в обморок за стойкой…»
(автор неизвестен)

Каламбур, где соблюдается ПОЛНОЕ совпадение БУКВЕННОГО состава между разными по значению словами и словосочетаниями, называется ГЕТЕРОГРАММОЙ. Например:

«По этапу тьмой — поэта путь мой».
(Д. Авалиани)

«Ослабел — осла б ел»;
«В огне веры цари — во гневе рыцари»
(С. Федин)

"Штирлиц подошел к окну. Из форточки дуло. Штирлиц закрыл форточку. Дуло убрали". Это лишь один из множества анекдотов, построенных на принципе каламбура. Написать удачные стихи, полностью состоящие из гетерограмм, чрезвычайно сложно, но и такие примеры есть:

Н. Гумилев:

«Угар и чад. В огне ведро мадеры.
„Уга“, — рычат во гневе драмодеры».

Д. Авалиани:

«Заказ и нож дали
За казино ждали».

«Вы шелестите, перья.
Выше лести теперь я».

«Я с нею
Яснею».

С. Федин:

«Азам учили,
а замучили.
Пока лечили —
Покалечили».

«Убогая, у бога я,
Товарищу товар ищу,
Несу разное, несуразное!»

История каламбуров теряется в глубине веков. Например, в словаре Даля можно найти превосходный фольклорный каламбур: «Я — в лес, и он влез, я — за вяз, а он завяз».

Один из ярких каламбуров написал и «старик» Державин, метко обыграв имена Наполеона и Багратиона:

«О, как велик,
велик На-поле-он!
Он хитр, и быстр,
и тверд во брани;
Но дрогнул, как к нему
простер в бой длани
С штыком Бог-рати-он».

Но настоящим мастером каламбура, признанным в свое время «королем рифмы» стал поэт XIX в. Дмитрий Минаев (кстати, один из переводчиков «Божественной комедии»). Его перу принадлежит один из самых знаменитых каламбуров, где обыгрывается само слово «каламбур»:

Дмитрий Минаев — признанный мастер каламбуров в XIX в.
«Область рифм — моя стихия,
И легко пишу стихи я;
Без раздумья, без отсрочки,
Я бегу к строке от строчки,
Даже к финским скалам бурым
Обращаюсь с каламбуром».

«С нею я дошёл до сада
И прошла моя досада,
И теперь я весь алею,
Вспомнив тёмную аллею.»

«Ты грустно восклицаешь:
„Та ли я?“
 — В сто сантиметров
моя талия».

Как вы уже заметили, долгое время каламбурная рифма употреблялась в основном в комическом и сатирическом ключе. Одним из первых, кто вывел каламбурную рифму из юмористического «гетто» стал Владимир Маяковский, которого по праву можно назвать «королем рифмы» ХХ века. В его поэзии этот литературный прием используется постоянно и в самом широком диапазоне — вплоть до серьезных и даже патетических стихов. Примеры этого вы сможете найти сами практически в любом произведении «горлана-главаря»:

«Лет до ста
расти
нам
без старости,
год от года
расти
нашей
бодрости.
Славьте
молот и стих —
землю
молодости!»

Блестяще разрабатывал каламбурную рифму и Яков Козловский, книга которого «О словах разнообразных — одинаковых, но разных», думаю, доставила удовольствие многим советским детям.

«Нёс медведь, шагая к рынку,
На продажу мёду крынку.
Вдруг на мишку — вот напасть —
Осы вздумали напасть!
Мишка с армией осиной
Дрался вырванной осиной.
Мог ли в ярость он не впасть,
Если осы лезли в пасть,
Жалили куда попало,
Им за это и попало».

«Снег сказал: — Когда я стаю,
Станет речка голубей,
Потечет, качая стаю
Отраженных голубей».

«Бобер, в Лисе души не чая,
К ней заглянул на чашку чая
И вежливо спросил: „Не помешал?“
Лиса в ответ:
„Ах, что вы, друг, напротив!“
И села в кресло мягкое напротив,
И ложечкою чай он помешал».

Особенно хорошо «смотрятся» каламбуры в песнях, где очень большую роль играет именно звучание:

«Не сравнил бы я любую с тобой —
Хоть казни меня, расстреливай.
Посмотри, как я любуюсь тобой, —
Как мадонной Рафаэлевой!»
(В. Высоцкий)

«Ох, рано
встает охрана!»
(из м/ф «Бременские музыканты»)

«Герой — на героине,
Героиня — на героине…»
(из песни группы СПЛИН)

Каламбур в стихах может использоваться и не в виде рифмы, а например строиться на смене ударений, как в одной из песенок Винни-Пуха в пер. Б. Заходера:

«- Вопрос мой прост и краток, —
Промолвил Носорог , —
Что лучше — сОрок пЯток
Или пятОк сорОк…»

Или в стихотворениях Я. Козловского:

«Хоть я еще в строЮ —
Больших надежд не стрОю.
За истину стоЮ,
А значит, что-то стОю».

Однако эффект каламбура может возникать совершенно непреднамеренно и создавать комический эффект совсем не к месту. Вспомните банальные примеры из жизни: «Не подавите яйца!» или «Освободите задний проход». Однако поэты чаще всего грешат тем, что известный литератор А. Квятковский назвал СДВИГОМ, когда близкорасположенные слова могут сливаться для слушателя в непредсказуемые сочетания. В своем «Поэтическом словаре» Квятковский приводит и несколько замечательных примеров (обнаруженных, кстати, не у графоманов, а признанных классиков). Один из них особенно меня посмешил:

«Утек, подлец! Ужо постой, (У, жопа, стой)
Расправлюсь завтра я с тобой».
(А. Блок)

Если метод звукоподражания совместить с принципом «испорченного телефона», то можно позабавиться игрой, суть которой хорошо показал Д. Родари в книге «Грамматика фантазии»:

«Возьмем первую строку известного стихотворения Кардуччи:

«Семь пар ботинок износил я…».
Попытаемся переписать ее, образно говоря, зажмурившись, с ошибками, неуважительно меняя силлабику, как если бы перед нами была мешанина из звуков, заготовка, ожидающая, чтобы ей придали окончательную форму:
«Семь карпов в тине: ишь, засилье…»
Или
«Семь швабр один я не осилю…»

Часто подобный прием используют, производя «смешной перевод» иностранных песен. Вспомним хотя бы киркоровскую перепевку турка Таркана — «Ой, мама, шика дам».
А вот как поиграл со словом «Yaki-Da» из песни «I saw you dancing» известный пародист Сергей Минаев:

«…Коль в непогоду
не летают самолёты — не беда.
„Илы“ не могут,
а „Яки“ да…
…Найти дорогу
там где травка
очень сложно иногда.
Быки не могут,
а яки — да…»

Иногда каламбурные ошибки могут быть далеко небезобидными. Так на Трирском синоде фразу из «Послания апостола Павла к Титу» (3:10), которая звучала «Haereticum devita!» («Еретика отвращайся!», т. е., избегай) прочитали как «Haereticum de vita!» («Еретика лишай жизни!»). Маленький пробел в слове, как понимаете, имел далеко идущие последствия.

«- Рыцарь этот когда-то неудачно пошутил, — ответил Воланд, поворачивая к Маргарите свое лицо с тихо горящим глазом, — его каламбур, который он сочинил, разговаривая о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал». (М. Булгаков «Мастер и Маргарита»)

Обновлено 2.09.2008
Статья размещена на сайте 31.07.2008

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Гена Липкин Гена Липкин Читатель 23 июля 2017 в 14:46 отредактирован 23 мая 2018 в 10:37

    Яков Козловский и некоторые другие поэты конечно писали гетерограммы неплохо. Но это всё ничто по сравнению с тем, что пишу я. У меня десятки строк, полностью повторяющих, рифмующихся с последующими строками. А когда рифмуются два-три слова, то их уже сотни. Пример? Пожалуйста:

    Леди Годива

    В Новый год дива с новою песней. Леди Годива. Еду в купе с ней.
    Пятый год ива зазеленеет. Леди Годива Зазе "линеет"
    что-то в тетра/ди. "Вы нера/дивы. Комитет ра/ди вас не ра/д дивы
    дивному пенью. Я на Мальдивы еду за пенью_аром Маль- дивы"
    Головомойка; словно в купели голого. Мойка* слов. Но в купе ли?
    В позе Линнея** от "вод" оса/ды позеленей я. Отвод доса/ды……
    Врал Уго дивам*** "В (ад) угодиwа, не угодив вам, дива Годива"
    *Речка в Питере. Здесь; поток слов **шведский врач, натуралист ***персонажи славянской мифологии. июнь- ноябрь 2009
    Конечно, критикам гораздо удобнее приводить в пример маститых поэтов, у которых их каламбурные рифмы- полный отстой, да и всего-то одна-две, чем находить никому не известных "собственных Платонов И быстрых разумом Невтонов" коих "может Российская земля рождать"

    • Геннадий Липкин, мне кажется, вы переоцениваете себя. ИМХО. И недооцениваете других, потому что им, непродвинутым, непонятно , что здесь у вас течет поток слов (не хочу никого обидеть и говорить о потоке сознания) **шведский врач, натуралист ***персонажи славянской мифологии".
      Мне так Семен Кирсанов как-то ближе.

      • Гена Липкин Гена Липкин Читатель 1 августа 2017 в 12:22 отредактирован 23 мая 2018 в 10:28

        Наталия Нечухаева, если кажется, то креститесь. Ничуть я себя не переоцениваю и не недооцениваю других. Я базируюсь на фактах, кои- упрямая вешь. А то, что я себя излишне восхваляю, так это не от хорошей жизни. Меня за/долбало то, что всякие там окололитературные личности меня в упор не замечают. Им, видите ли лень искать новые дарования. Им хватает и старых с избытком. А лучше бы, чтобы только бабки получать и пальцем при этом не шевелить. Этих авторов, как собак нерезаных.
        Арка/дий Райкин таких едко высмеивал. И причём тут сноски **шведский врач, натуралист ***персонажи славянской мифологии" Они нужны для объяснения слов и значений.

  • 5!

    Просто превосходно! Можно поставить не просто 5, а 555! спасибо! И статью себе в закладки!

    Оценка статьи: 5

  • Всем спасибо за отклики!
    А Старохамской - еще и за интереснейшую статью. Надо еще про лимерики прочесть. Обожаю этот аглицкий стиль.

  • О, пять!

    Приятно опять с удовлетворением констатировать - есть, ЕСТЬ в ШЖ просто безупречные, превосходнейшие статьи! учитесь, борзописцы! чтобы творить подобные шедевры, надо пуд соли съесть.

    Оценка статьи: 5

  • Статья на сходную тему - https://shkolazhizni.ru/culture/articles/3643/

    туюг тоже в общем сюда относится.

    Оценка статьи: 5

  • Это - блеск!!! Убирайте запятую после т.н. в 1 абзаце и ставьте точку в полном п...це. Финальной точки нема. И я - просто нема! Пятерища такая жирненькая! ( Тихо горящий глаз - одно из самых моих любимых мест в Мастере. Вы представляете как тихо, как уголек в камине, уже посеревший снаружи, так еще тихо пламенем изнутри, с поволокой такой...? Да?)