Юрий Москаленко Грандмастер

Почему Земля Франца Иосифа названа именно так? Часть 1

30 августа 1873 года, ровно 145 лет назад, в истории Земли Франца Иосифа произошло событие — архипелаг получил именно это имя. Совершилось это открытие в большей степени случайно. Судно «АдмиралаТегетгоф» к тому времени превратилось в корабль без руля и без ветрил, скорее, в плавучий дом для членов полярной экспедиции. Оно было затерто льдами несколько месяцев, и судьба командира и матросов менее всего зависела от них самих.

Этот дом был очень тесный. Офицерские каюты были похожи по площади на совмещенные санузлы в хрущевках (узкая шконка, да небольшая тумбочка, разве что у капитана лишний пятачок для стола, за которым можно работать). Матросы, образно говоря, спали друг у друга на головах. К счастью, высшая степень раздражения к тому моменту еще не достигла своего апогея. А все потому, что большая часть матросов была завербована в южной Италии, это были веселые жизнерадостные парни, правда, в первой половине экспедиции. Они и представить себе не могли, что она продлится так долго…

В тесноте, но с консервами…

Зато надо отдать должное Карлу Вайпрехту, руководителю экспедиции, и его правой руке и, как бы сейчас сказали, спонсору — Юлиусу Пайеру. Они, отправляясь в столь рискованное путешествие, прекрасно понимали, что поиски Северо-Восточного прохода из Атлантического океана в Тихий океан могут слегка затянуться. А потому немалую часть груза, который разместился в трюмах 32-метрового «Адмирала» составляли съестные припасы, с этой целью они закупили только одних мясных консервов из расчета на тысячу дней.

Каюты были такие тесные еще и потому, что при постройке судна жилые помещения занимали незначительную часть по сравнению с техническими. Но нет худа без добра — зато в трюмы влезло аж 130 тонн каменного угля, который, забегая вперед, во время дрейфа оказался совершенно бесполезным. Но если учесть, что центнера угля хватало на то, чтобы примерно час идти под парами, то топлива было явно недостаточно, если бы идти пришлось, действительно, тысячу дней…

Рассчитывали австрийцы встретить архипелаг в Северном Ледовитом океане? И да, и нет. Да, потому что о его предположительном существовании за век до этой полярной экспедиции высказывался выдающийся российский ученый Михаил Васильевич Ломоносов. Нет, из-за того, что за предыдущий век все попытки открыть архипелаг (состоящий, между прочим, из 191 острова общей площадью 16 134 кв. километра) завершились неудачно, и он постепенно превратился в fata morgana (сложное оптическое явление, состоящее из нескольких форм миражей). А тут еще, совсем некстати, дрейф…

Не было бы счастья…

Но они не могли не встретиться: архипелаг и «Адмирал Тегетхоф». Скорее всего, кто-то свыше отдавал дань уважения одному из самых знаменитых австрийских адмиралов В. Тегетхофу, который 20 июля 1866 года с помощью 7 броненосцев и нескольких устаревших деревянных кораблей разгромил итальянский флот под командованием адмирала Персано, состоявший из 10 пароходов, обшитых броневыми листами.

С другой стороны, еще за год до начала австрийского похода за Полярный круг, с аналогичной просьбой снарядить экспедицию, к российскому императору обратился князь Петр Кропоткин.

Есть смысл рассказать обо всех действующих лицах этого исторического треугольника.

Итак, руководитель австрийской экспедиции лейтенант военно-морского флота Карл Вайпхерт родился 8 сентября 1838 года в Михельштадте (Великое герцогство Гессен-Дармштадт), в состоятельной бюргерской семье. Морем грезил с детства, хотя и появился на свет в горах Оденвальд. В 18-летнем возрасте зачислен временным кадетом в австрийский ВМФ, а спустя четыре года стал офицером на судне, которым командовал будущий адмирал Вильгельм фон Тегетхоф. Участвовал в приснопамятном сражении при Лиссе, о котором говорилось выше. К тому времени, когда ему исполнился возраст Христа, совершил ряд экспедиций в Азию и Америку.

Морской волк и военный географ

Карл был настоящим полиглотом: превосходно владел несколькими европейскими языками — итальянским, венгерским, сербохорватским, французским, английским и норвежским. За год до начала экспедиции по поиску Северо-Восточного прохода на фрегате «Исбьерн» («Белый медведь») вместе с Юлиусом Пайером предпринял разведочную экспедицию на Шпицберген и Новую Землю с целью выяснения метеорологической и ледовой обстановки в северной акватории Баренцева моря. В общем, несмотря на молодость, был настоящим морским волком.

Юлиус Пайер был тремя годами моложе Карла, но ни в чем не уступал в своей целеустремленности и одаренности старшему товарищу. Он родился в семье уланского ротмистра под Теплице (Богемия), пошел по стопам отца, окончив кадетский институт и военную академию. За храбрость и мужество во время сражений австро-прусской войны награжден военным Крестом, но позднее увлекся военной географией и начал организовывать различные экспедиции. В основном в горы, причем, всегда старался «открыть» такие места, где раньше почти не ступала нога человека. В Южно-Тирольских Альпах у него только за несколько лет состоялось порядка 30 восхождений, причем в большинстве случаев он был первым, кто покорил эти вершины. Чуть позже он переключается на тригонометрическую съемку массива Ортлер, здесь за год с небольшим у него набралось порядка 60 восхождений.

Не случайно Карл Вайпхерт выбрал его в свои помощники при изучении Шпицбергена и Новой Земли. Роли у них сложились еще в ту, первую экспедицию: Карл отвечал за морские дела, Юлиус за научное изучение открытых земель. Плюс ко всему, Пайер был не жадный, именно он решил нанять старшего друга во время похода на «Адмирале», пожаловав ему 1000 гульденов ассигнациями в качестве задатка…

Продолжение следует

Обновлено 28.06.2018
Статья размещена на сайте 29.08.2008

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: