Ирина Лаврушина Профессионал

Сколько красавиц может поместиться на одной картине?

Творчество великолепного русского художника Б.М. Кустодиева (1878−1927) лучезарно и оптимистично, герои и героини его картин поражают и заражают зрителя энергией и жизнелюбием.

Трудно поверить, что судьба подвергла Бориса Михайловича невероятно тяжелым человеческим испытаниям. Мучительный недуг, туберкулез позвоночника, причинял страшные физические страдания, постепенно лишал подвижности. Сначала перестала действовать правая рука, затем пришлось смириться с инвалидным креслом. В последние годы жизни над кроватью мастера по его просьбе на специальных держателях подвешивали холст, ведь писал он уже будучи прикованным к постели.

Основную тему своей творческой программы художник изложил таким образом: «В своих работах хочу подойти к голландским мастерам, к их отношению к родному быту… Говорят, что русский быт умер, что он „убит“ революцией. Это чепуха! Быта не убить, так как быт — это человек, это то, как он ходит, ест, пьет и так далее. Может быть, костюмы, одежда переменились, но ведь быт — это нечто живое, текучее…». Жанровые сцены и портреты, написанные с некоторой иронией и любовью, правдиво и патриотично, подают пример объективного, иногда критичного, но всегда преданного отношения к родному.

Все картины Б. М. Кустодиева — прославление радости бытия, утверждение силы русской добродетели и духа, персонажи — олицетворение здоровья и счастья. Гимном красоте звучат в творчестве живописца русские женские типы, окрашенные восхищением и мягкой иронией.

Неизменно привлекает симпатии зрителей образ кустодиевской «Красавицы», написанной в 1915 году с актрисы МХТ Ф. В. Шевченко. Есть неповторимая прелесть и своеобразная грация в изображении сидящей белокурой женщины с лукавым и безмятежным лицом. В неуклюжей и смешной позе — наивность и целомудренная чистота, в лице светятся доброта и мягкость. Неоклассическая картина перекликается с произведениями венецианского Возрождения, творениями Рубенса.

Кто-то скажет: «Ничего себе красавица! Не в моем вкусе». Действительно, красота бывает разной. Идеал красоты подвижен и меняется в зависимости от географии, эпохи, социальных условий жизни. О вкусах не спорят, а вот красавица на картине может быть приятна многим. Есть у нее одна тайна, только смотреть нужно «живьем», чтобы походить вокруг, полюбоваться не спеша, поглядеть с разных точек зрения. Кстати, «точкой зрения» у живописцев называется точка, с которой в данный момент видится изображаемый или изображенный предмет.

Хочу обратить внимание читателей на необыкновенную, незнакомую особенность знакомого полотна. Смотрим на картину размером 141×185 см прямо и видим нашу даму, а экскурсовод рекомендует не стоять столбом, а начать двигаться, для начала, предположим, влево. Смещаясь, замечаем, что фигура нашей «Красавицы» делается все тоньше, формы изящнее… И вот перед нами юная девица, тонкая и хрупкая, идеал красоты XXI века, ну просто 90−60−90. Девушка стройна и изящна. При движении вправо, как вы, наверное, уже догадались, формы нашей худышки округляются, девушка превращается в дородную матрону, притягивая восхищенные взоры любителей «зрелой» красоты.

Таким образом, идеал Кустодиева идеален, он позволяет зрителю разглядеть в одной картине и духовную красоту умерщвленной плоти готики, и насладиться ренессансным культом опоэтизированной чувственности.

Оригинал картины находится в Третьяковской галерее. В свое время полотно очень нравилось А. М. Горькому, и художник подарил ему один из вариантов картины.

Секрет же полотна нам раскрыли на родине живописца, в славном городе Астрахань, где в Государственной картинной галерее имени Б. М. Кустодиева среди множества его картин представлена прекрасная копия «Красавицы» и где художника любят, помнят и понимают как великого земляка и просто родного человека.

Обновлено 17.10.2008
Статья размещена на сайте 14.09.2008

Комментарии (20):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: