София Варган Грандмастер

Что искала Аненербе в Несвиже?

1942 год. Вторая мировая война. Несвижский замок. Глухая, мрачная, предосенняя белорусская ночь.

Вокруг старинного замка — посты, вышагивают часовые, напряженно вглядываясь в черноту парка. Сердито шумят ветви деревьев, и бледно-блинная луна смотрит с высоты злобным глазом. Вдруг — стрельба! Солдаты, только что чинно шагающие вдоль ограды, бегут прочь, стреляя назад. Ночь полнится криками, шумом. Чаще всего слышна одна паническая фраза: «Шварц фрау!» — «Черная женщина!».

Замок-дворец Радзивиллов в Несвиже Из-за древних древесных стволов, покрытых мхом, выплывает женская фигура. Бесшумно колеблется длинное платье, без единого шороха ступают маленькие ножки, пышные рукава замерли, будто изваянные из камня. Женщина поднимает небольшую, изящную головку, и черные мертвые глазницы смотрят с нежного лица, сияющего лунным светом.

Это — Барбара Радзивилл, Черная Дама Несвижского замка, один из самых знаменитых белорусских призраков.

Но что делает Джульетта белорусского средневековья в ночном парке? Почему пугает немецких солдат? Вот уже век она появляется вестницей несчастий или в качестве блюстительницы женской морали и нравственности. Немцам же пока ничего не грозит, да и женщин в замке нет, чтобы внушать им правила поведения.

Король Сигизмунд Август и призрак его любимой жены Барбары Радзивилл Призрак Барбары начал являться немцам вовсе не тогда, когда они — гордые завоеватели — заняли замок Радзивиллов. Красавица королева появилась одновременно с агентами Аненербе, явившимися в замок.

Аненербе — печально известная организация мистического толка, находившаяся под патронажем Розенберга и личным контролем Гитлера. Аненербе — это не только грабеж ценностей и культурного наследия. Аненербе занималась в основном оккультными науками и соответствующими реликвиями. Аненербе искала Ковчег Завета и Копье Судьбы (копье Лонгина, то самое, ударом которого был убит Иисус, и на котором, по преданию, сохранилась кровь Сына Божьего). Аненербе разыскивала в районе Рязани меч, хозяин которого — в соответствии с легендой — неуязвим в бою. Эта организация раскинула свои щупальца по всему миру, собирая религиозные и мистические реликвии, дающие власть, позволяющие управлять людьми, гарантирующие победу.

Что же заинтересовало Аненербе в пустом Несвижском замке? Отступим по временной шкале еще немного назад.

…1812 год. Армия Наполеона отступает, прорывается с боями к Франции. После того, как была оставлена Москва, всем стало ясно — император проиграл войну, Россия в очередной раз одержала победу.

Доминик Радзивилл, последний из рода, вынужден бежать вместе с французами. Польша поддерживала Францию в этой войне (Несвиж в те времена находился на территории Польши), несмотря на то, что клятвенно обещала быть союзницей России. Но поляки воевали в французской армии, и последний из Радзивиллов должен оставить родовой замок на милость победителя.

Но он же Радзивилл! А Радзивиллы — это род жестоких, жестких, авторитарных правителей. Радзивиллы никогда не отдавали своего, держались за свое зубами и когтями, вырывая из любых жаждущих рук — будь то крестьяне или короли. И Доминик, будучи Радзивиллом, просто не мог оставить хоть что-либо ценное ненавистным победителям.

Все сокровища, все ценности и реликвии Радзивиллов были спрятаны перед отступлением. А сокровищ было много… Ведь род Радзивиллов прославился необычайным, фантастическим богатством. В Беларуси даже существует выражение: «радзивилловское мотовство» — это самое бесшабашное, бездумное мотовство, когда деньги выбрасываются на ветер, причем без малейшего сожаления.

Радзивиллы крыли крыши дворца листовым золотом. Станислав Радзивилл, желая развеселить своих гостей, устроил летом «зимнее катание» — дорогу для иллюзии снежного покрытия посыпали солью, и по ней катались на санях. С учетом, что в те времена не было соляных рудников в Беларуси, а соль ценилась на вес золота, то Станиславу дешевле было бы усыпать дорогу золотыми монетами.

Доминик Радзивилл Клад, зарытый Домиником Радзивиллом в 1812 году, огромен. В его состав входит главная реликвия рода Радзивиллов — статуи двенадцати апостолов. Статуи целиком отлиты из золота и стоят гораздо больше собственного веса в этом драгоценном металле.

В клад входят также многочисленные оккультные реликвии — многие Радзивиллы увлекались тайными науками, искали темные знания, жаждая власти. Среди радзивилловских сокровищ были и другие предметы, представляющие собой огромную ценность и обычные для обихода белорусских магнатов тех времен: церковное облачение, негнущееся от золота и драгоценных камней, чаши и дискосы, тиары, разнообразные реликвии, вроде частицы подлинного Креста, мощи многих святых в драгоценных ковчегах… И это не считая обычных ценностей: золота, серебра, драгоценных камней, украшений.

Первоначально клад искали еще в 1812 году — сразу после захвата Несвижа русскими войсками. Перерыли весь парк замка, все прилегающие территории — ничего. Кладоискатели возвращались к замку Радзивиллов с завидной регулярностью, почти так же, как к Семлевскому озеру, где по легенде покоится клад Наполеона.

За этим же кладом явилась в Несвиж Аненербе. Статуи двенадцати апостолов литого золота не давали спать ни Розенбергу, ни самому Гитлеру. Сокрытые Домиником реликвии заставляли главу Аненербе скрипеть зубами.

Парк Несвижского замка. Здесь еще можно найти деревья, насчитывающие несколько веков Немцы прочесали с металлоискателями чуть не весь Несвиж. Но единственное, что они нашли от давних времен — призрак Барбары Радзивилл, упрямо выживающий захватчиков из родового гнезда.

Может быть, Барбара начала являться немцам именно потому, что не желала допустить, чтобы клад Радзивиллов попал в их руки? Ведь говорят, будто все клады охраняются призраками, что уж говорить о кладе Радзивиллов! Тем более, что у них есть собственный родовой призрак, к тому же — королева.

Клад так до сих пор и не найден, и никаких указаний о его местонахождении нет. Известно только одно: Доминик Радзивилл действительно зарыл все родовые сокровища и сделал это где-то неподалеку от замка. Но где? Вот вопрос, на который когда-нибудь ответит кто-то из потомков Остапа Бендера.

Современный кладоискатель И когда-нибудь двенадцать золотых апостолов вновь увидят свет. Будет ли рада этому Барбара Радзивилл?

Обновлено 22.09.2018
Статья размещена на сайте 22.10.2008

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • А Харрисон Форд голову ломает - где взять сюжет для очередной серии Индианы? Найду, мол, чего интересного - сниму. Вот он, сюжет-то! В Беларусь ему дорога! Тем более, что и корни его тоже где-то здесь (всем белорусским миром уж который год ищем! )

    Оценка статьи: 5

  • Правда, сейчас в Несвиже особенно ценны его необъятные парки (не знаю уж, добрались ли до них, но два года назад были целыми и очень заросшими). Дворец изменили, и не везде в лучшую сторону.

    Оценка статьи: 5

  • Даже захотелось в кладоискатели переквалифицироваться. 5

    Ананербе - более применимо окончание "е"

    Оценка статьи: 5

    • Мне лень искать. Софа, ответствуй: Ананербе на Дойче Das, Der или Die? Если от слова Организация, то Der - тогда ИСКАЛ. Или я чего-то путаю? А цикл весь хорош. И так приятно в предновогодней патоке выловить что-то информативное сегодня. А то уже отравилась Новым годом, блин. Лапу?

      Оценка статьи: 5

      • Лаура Ли, а, собственно, какая разница - какого рода "организация" на немецком? Мы ж, вроде, по русски тут...
        А насчет информативности... я весь последний месяц вся такая из себя информативная, дальше некуда. Честно говоря, так и хочется окунуться в предновогоднюю патоку - чтоб информативность разбавить
        Лаурочка, с наступающим! И чтоб - много-много радости...

    • А приезжайте Несвиж - изумительное местечко. А какие там рыбные садки! Не найдете клад, так хоть настоящего карпа увидите, не то что эти, магазинные задохлики
      Про Ананербе знаю... но вот с самого начала мне попалось окончание "а", давно уже... и - засело в голове намертво Как вижу написание "Ананербе", так приходится себе несколько раз повторить, что это - не ошибка, а наиболее употребительный вариант. С дурными привычками так трудно бороться!