Борис Рохленко Грандмастер

Кто в лесах и на горах? П.А.Мельников (Андрей Печерский)

Для начала, для разминки: кто из читателей может отличить фижмы от пижмы? Ответ есть в конце статьи. А вопрос не праздный! Мы сегодня пользуемся какими-то предметами, какими-то понятиями и не соображаем, что кажущееся постоянство окружающего мира через какое-то время сыграет с нами злую шутку: мы перестанем понимать происходящее. Из-за изменения языка, обстановки, предметов быта, социального устройства, наконец.

Приблизительно полвека назад я познакомился с одним из уникальнейших произведений русской литературы — романом Андрея Печерского «В лесах. На горах». Видимо, не случайно, потому что я его получил по заказу «Книга-почтой». (Была когда-то такая услуга у почтового ведомства — рассылка книг по заказу. Во всех почтовых отделениях были каталоги рассылок, заказ можно было получить наложенным платежом.)

И вот сейчас, спустя много лет, захотелось найти материал по хлыстам (старообрядческая секта). Припомнилось, что именно в этой книге была описана какая-то секта со всеми ее особенностями. Начал перечитывать — и вот тут меня удивил невероятно обширный этнографический материал. Автор описывал быт времени, в котором происходит действие, как бы попутно и непринужденно давая сведения о том, что было недавно (это «недавно» у него простиралось на 50−100 лет назад).

И до чего интересно все это читать: от денежного обращения до деталей одежды! И это не научное исследование, это описание действительности в том виде, в каком автор ее застал (или как смог записать со слов тех, кто еще помнил прошлые времена).

Офеня (коробейник) По его описанию можно построить старорусскую избу и обставить ее. Судите сами:

«Великорусская изба на севере, на востоке и по Волге имеет везде одинаковое почти расположение: направо от входа в углу — печь (редко ставится она налево, такая изба зовется «непряхой», потому что на долгой лавке, что против печи от красного угла до коника, прясть не с руки, — правая рука к стене приходится и не на свету).

Угол налево от входа и прилавок от двери до угла зовется коник, тут место для спанья хозяина, а под лавкой кладутся упряжь и разные пожитки.

Передний угол направо — красный, святой, там образа, перед ними стол. Лавка от коника до красного угла зовется долгой.

Передний угол налево от входа — бабий кут или стряпной; он часто отделяется от избы дощатой перегородкой.

Лавка от святого угла до стряпного называется большою, а иногда красною.

Прилавок от бабьего кута к печке — стряпная лавка, рядом с нею до самой печи — стряпной ставец, вроде шкапчика и стола вместе; на нем кушанье приготовляется.

Переметка, или переметная скамья, — скамейка, приставляемая к столу во время обеда или ужина."

Что сохранилось в нашем словесном обиходе? Красный угол. Все остальное уже никто из горожан не понимает.

Очень интересна зарисовка о языке, о жаргонах:

Серебряный оклад иконы (басменный) «„По-офенски“… Искусственный язык, употребляемый офенями (ходебщиками, разносчиками). Он называется также ламанским. Составлен из переиначенных русских слов, неполон, ограничивается словами, самыми нужными для быта ходебщиков. Грамматика русская. Есть у нас еще такие же искусственные языки: галифонский в Галиче, в Нерехотском и других уездах Костромской губернии, матрайский в Муромском уезде и под Арзамасом в селе Красном, кантюжный — воровской язык в Рязанской, Московской и Тверской губерниях, язык ковровских шерстобитов, петербургских мазуриков (байковый). Все эти языки из переиначенных или придуманных слов с русской грамматикой и все до одного в ходу у раскольников той или другой стороны.» Подробнее — здесь.

Что вы можете ответить на вопрос: «По фене ботаешь?» Это блатной жаргон, вопрос переводится на русский язык так: «Ты на блатном жаргоне говорить можешь?» И вот, оказывается, что название воровского жаргона «феня» корнями уходит в язык офень, мелких розничных торговцев, разносчиков (как в песне «Цены сам платил немалые, не торгуйся, не скупись» — песне офени, коробейника).

А кто из вас слышал слово «гомонок»? И кто знает, что это такое? Это кошелек. И вот что по этому поводу сообщает нам А. Печерский: «Гомон, гамза — бумажник, кошель, вообще хранилище денег. Гамза (но никогда гомон) употребляется и в смысле — деньги, капитал. Говорят также гамзить — копить деньги; гамзила — тот, кто деньги копит.)».

Пижма Можно было бы и продолжить, настолько все интересно. Но естественный вопрос: «А нам это надо?» Ответ в вопросе: «Когда вы узнали смысл выражения „он уважать себя заставил“?»

Помните в «Евгении Онегине»:
«Мой дядя, самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.»

Или синоним этого выражения: «Присоединился к большинству». Обе эти фразы означают одно и то же: человек умер. И если не знать смысла выражения — не доходит смысл части произведения (а то и всего).

Фижмы Или вот еще. Названия улиц — они воспринимаются без раздумий об их смысле. Некоторые прямо несут название профессии людей, которые когда-то строились на этих улицах. А для некоторых осталось только звучание. Например, Басманная в Москве. Оказывается, «Басмённое дело от басма — тонкое, легковесное, листовое серебро, на котором тиснили разные узоры (травы). На иконах басмёнными делались только оклады, то есть каймы образа. По легкости и дешевизне басмённое дело было очень распространено. В Москве была особая слобода басмёнщиков — теперь Басманная.»

Есть ли для вас разница в словах «братан» и «брательник»? Если первое слово еще достаточно употребительно, то для второго спеллинг показывает грамматическую ошибку — для него такого слова уже не существует. Так вот, «братан» — старший брат, «брательник» — младший брат.

Если вы наберетесь терпения прочитать книгу, вы не только почувствуете красоту стиля писателя, но и сделаете для себя кучу открытий!

P. S. Пижма — лекарственная трава, фижмы — деталь женского платья в 18 веке.

Обновлено 30.11.2008
Статья размещена на сайте 23.10.2008

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • 5!

    Борис, спасибо за статью! Я тоже впервые прочитала книги Мельникова - Печерского "В лесах и на горах" лет 45 назад, и они меня поразили и восхитили. ( четырехтомник я получила по подписке, как приложение к журналу "Огонек") До сих пор помню образ Фленушки, описания монастырских постных трапез в староверских скитах. Я до замужества, пока не поехала жить в Литву, считала, что староверы, как таковые, исчезли давным давно, до революции еще, ведь мое детство прошло в Нарьян-Маре (год основания1933), где церквей и в помине не было. А в Литве староверов было много, и как оказалось, свекровь моя и многие родственники мужа тоже были старой веры.А в междуречье Печоры и Камы, и далее, вниз по Печоре, староверов было много, целые деревни. После прочтения книги я много открыла для себя нового и прониклась уважением к людям, которые несмотря на гонения сохранили свою веру и обычаи.

    Оценка статьи: 5