Юрий Москаленко Грандмастер

Дед какого легендарного разведчика был лучшим другом Энгельса и Маркса?

9 ноября 1828 года, 180 лет назад, в Саксонском поселении Бетау, в семье сельского пастора по имени Георг Вильгельм родился очередной мальчик, которого назвали Фридрихом Адольфом.

У Георга был очень бунтарский нрав, меньше всего на свете он любил кому-то подчиняться и от кого-то зависеть. Смиренный дух, который, само собой разумеется, должен был присутствовать у пастора, у Георга напрочь отсутствовал. Он «схватывался» и со светским, и с духовным начальством, часто идя наперекор тем, кто стоял выше.

Не случайно именно в доме пастора была организована «станция подпольной железной дороги», так называлась явка, через которую переправляли революционеров всех мастей. Причем не столько немецких, сколько зарубежных: поляков, венгров, австрияков, — это список далеко не полный…

Могли власти каким-то образом закрыть этот канал? Возможно, но сделать это было очень трудно. За правдолюбца Георга стеной стояли все его прихожане, потому что знали, никому он в обиду их не даст. К тому же местные полицейские тоже входили в число его истых прихожан, так что все развивалось согласно давней поговорке: «Бог не выдаст — свинья не съест».

Юные революционеры…

Сыновья Георга пошли по отцовским стопам — за правду бились, не глядя ни на общественное положение, ни на возраст оппонента. И хотя тот же Фридрих к своему 20-летию мог вполне работать учителем музыки (он от матери унаследовал безупречный музыкальных слух), тут как на грех разразилось знаменитое Баденско-Пфальцкое восстание, так что Фридрих вместе со своим младшим братом Германом с головой окунулись в революционную деятельность. Их отрядом самообороны руководил не кто иной, как тезка нашего героя — сын текстильного фабриканта Фридрих Энгельс, который был старше на 8 лет, имел военную подготовку и давно уже вышел из юношеского возраста…

Это восстание, как известно, закончилось поражением революционеров. И если сын фабриканта Энгельс сумел избежать полицейских преследований (папа срочно вернул его в Манчестер, где у него была своя фабрика), то другому Фридриху, сыну пастора, пришлось туго. На него повесили всех собак и по совокупности действий все могло бы вполне закончиться смертной казнью.

Но у папаши Георга был к тому очень богатый опыт переброски революционеров через границу. Его сыновья оказались в Швейцарии, вне пределов досягаемости немецкой полиции.

Привет из Великобритании…

Но Энгельс и в далекой Великобритании не забыл молодого энергичного тезку. Он пригласил его в Лондон, где и познакомил со своим лучшим другом — Карлом Марксом. Тому тоже пришелся по душе молодой человек, готовый пойти на все ради воплощения в жизнь коммунистических идей…

Пребывание в Швейцарии для нашего героя с каждым днем становилось все опаснее. Фридриха, в конце концов, выследили, и он чудом избежал ареста. Перебрался в Бельгию, но вскоре и там стал опасаться за свою жизнь. В конце концов, он переехал в Лондон, где время от времени встречался со своим наставником Фридрихом Энгельсом.

Однако нашего героя выследили и здесь. Он собрался бежать из Европы в Австралию, но накануне отплытия парохода у Фридриха так поднялась температура, что он оказался не в состоянии на что-то реагировать. Но у него оказались хорошие друзья, принесшие Фрица на пароход. Вот только в горячке никто и не заметил, что отплывало судно не в Австралию, куда так стремился революционер, а в… Америку.

Каково же было удивление Фридриха (молодой организм победил болезнь спустя несколько дней), когда он узнал, что берег, на который он сошел, вовсе не на Зеленом континенте, а в Северной Америке…

И за океаном не растерялся…

Однако делать нечего, пришлось как-то приспосабливаться к жизни в Соединенных Штатах. Благо, музыкальное образование снова пришлось ко двору — Фридрих давал уроки музыки, тем и жил. А чуть-чуть освоившись в стране и почувствовав себя настоящим янки, решил развернуть коммунистическую пропаганду. Всегда и во всем поддерживал деятельность Коммунистического клуба в Нью-Йорке, а в июне 1867 года, с разрешения Маркса, организовал первую в США секцию I Интернационала.

В 1872 году Фридриха избрали генеральным секретарем I Интернационала, но на этой должности он провел не так много времени, всего три года. Потом вдруг его взгляды на идеи марксизма начали несколько разниться с идеями самого основоположника. Пришлось Фридриху складывать с себя полномочия генерального секретаря, после чего I Интернационал благополучно развалился…

Но неистовый Фридрих вместе со своими друзьями основал Социалистическую рабочую партию Северной Америки (ни больше ни меньше).

К сожалению для активного социалиста, его дети не пошли по отцовским стопам. Некоторые из них остались в Америке, некоторые вернулись в Германию. В числе последних был и сын Фридриха, которого он назвал Адольфом.

Родной дедушка или двоюродный — не столь важно…

Адольф занимался бурением нефтяных скважин и из Германии отправился в Россию, куда его пригласили для того, чтобы открыть новые месторождения в Баку. Здесь он познакомился с русской девушкой из семьи железнодорожника, которая родила ему десятерых детей, из которых выжило пять. Один из них, Рихард, после окончания Второй мировой войны стал известен всему миру.

Остается только назвать их фамилию. Она короткая, как взмах шашки, рассекающей воздух — Зорге!

Впрочем, некоторые историки выражают сомнение в том, что Рихард — родной внук Фридриха Зорге. Кто-то считает, что он родной дед его кузенов и кузин. Но это не суть важно — в жилах Рихарда текла кровь Георга Вильгельма Зорге…

Обновлено 12.04.2017
Статья размещена на сайте 7.11.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: