Катерина Богданова Грандмастер

Как дела у Театра кошек Куклачева?

Где-то на изломе 80−90 годов ставшего прошлым века мама повела меня на представление Юрия Куклачева. Я сидела на предпоследнем высоком ряду кинотеатра, в руках сжимала купленный здесь же красный поролоновый клоунский нос и хохотала от действа, которое творилось на сцене. И немножечко завидовала однокласснице, которой достался ряд поближе.

Поэтому, когда мне предложили сделать интервью с сыном знаменитого кошачьего сказочника Дмитрием Куклачевым, я, разумеется, согласилась. Тем более, что теперь Дмитрий Юрьевич возглавляет созданный некогда отцом знаменитый Театр Кошек.

Ваш отец разрушил устоявшийся стереотип о том, что кошки — не дрессируемые животные…

Слово «дрессировка» к кошкам не подходит совершенно. К ней больше подходит слово «игра». Потому что дрессировка — это когда ты подчиняешь животное своей воле, а с кошками все наоборот — она подчиняет себе. И только тогда, когда чувствует свое превосходство, она раскрывается. До папы никто не мог понять, что именно так нужно общаться с животными. Поэтому раньше и не было кошек в цирке.

В 1991 году вы выступали перед принцессой Дианой и, слышала, произвели фурор. Как это было?

Это было специальное выступление, где фактически не было зрителей. Только королевская семья. Мы в это время выступали в английском цирке. И специально для венценосных особ подготовили номер с английскими животными. После выступления принцесса Диана подошла к нам, говорила, как ей понравился наш номер, и прочие комплименты… При этом больше она никому не уделила столько внимания, хотя программа была интернациональная.

А почему своих животных не привезли?

В то время в Англии был полугодовой карантин, и животных нельзя было провозить. Поэтому мы приняли решение набрать животных на месте и там их подготовить. На это у нас ушло где-то пять месяцев. А то, как мы их ловили, как мы их лечили, вообще отдельная история. По сути это были лесные животные, дикие звери. Но через любовь они поняли, что мы им не причиним зла.

Есть ли какое-то принципиальное отличие театра кошек от цирка?

У нас сильный акцент сделан на театральное восприятие, наши спектакли зависят от декораций. Для цирка нужен полный объем и все-таки цирковые зрелищные номера — с полетом, акробатами. В театре все по-другому — здесь проходят настоящие спектакли, в которых принимают участие не только люди, но и животные. У нас девять постановок, которые мы показываем в театре, иногда выезжая на гастроли, но это не большие гастроли — максимум две недели. Если больше — животные сильно устают, да и театр надолго оставлять нельзя. Третий сезон мы работаем без летнего перерыва и всегда с аншлагами.

Теперь, когда Вы возглавляете театр, чем занимается Ваш отец?

Папа все равно рядом. Сейчас он уделяет большое внимание научной работе. Он написал уже более десяти книг, которые одобрены Министерством образования для преподавания. Та школа доброты, которую он придумал, действительно уникальна. Но чтобы воплотить идею в жизнь, нужно много времени и сил. Отец проводит много семинаров, ездит в детские дома, уроки проходят даже у нас в театре.

А ваши брат с сестрой?

Сестра — дизайнер, она рисует. Кошек в том числе. А брат — артист балета в израильской труппе Панова. По родительским стопам пошел только я, самый старший.

Какие животные живут в театре?

У нас 150 животных. В основном, конечно же, кошки. Но в отдельных постановках участвуют и другие животные. У нас есть спектакль на манер народных сказок, в котором, помимо кошек, играют два петушка и поросенок. Живой, разумеется. В остальных заняты кошки, одна или две собачки, правда, беспородные. Они все живут у нас в театре и дружат с кошками. И те их тоже принимают. У нас, кстати, мало породистых животных. В основном это какие-то миксы, беспородные. Но очень красивые. Между прочим, сегодня в выставках кошек часто участвуют домашние кошки, которые вполне могут и получить чемпионский титул. Кстати, наш кот Борис из рекламы «Вискас» тоже беспородный. У него даже есть свой спектакль «Олимпиада кота Бориса». Сюжет очень простой. Первое отделение — подготовка к олимпийским играм. А второе — это соревнование, где Борис соревнуется с другими и всегда побеждает.

Подбираете их с улицы?

Сегодня ветеринарная обстановка в Москве непростая, и, взяв животное с улицы, мы рискуем заразить всех остальных. Потому что кошки живут у нас не в клетках, а в таких комнатах со стеклянными стенами по 7−10 животных. Сегодня у нас сложились целые династии, в которых выступают бабушки, родители и внуки.

Кстати, о «звездах». Где еще можно заметить Ваших животных?

Борис, конечно, самый известный. И котенок, который маму ищет, тоже наш. Только он уже взрослый стал. Вообще в 90% рекламы с участием котов задействованы наши животные. Кот Бегемот в «Мастере и Маргарите» тоже наш.

Читала, что у Вас в детстве была аллергия на животных, как Вы с этим боролись?

Да она и сейчас есть. И не только на шерсть. А бороться с ней с одной стороны просто, а с другой — сложно. Нужно освоить волевой метод дыхания по Бутейко. Это метод поверхностного дыхания. Сложность в том, что поверхностно дышать очень непросто, через минуту начинается отдышка. Поэтому очень важно заниматься со специалистом. Это единственное, что мне помогает. Ни таблетки, ни уколы не спасали. Меня этой методике обучал ее создатель Константин Павлович Бутейко.

Самый неприятный, пожалуй, вопрос интервью. Что это за скандал с американским агентом?

Эта ситуация сейчас в таком подвешенном состоянии, что ее очень сложно пока комментировать. Один год папа ездил в Америку на гастроли, а на следующий год человек, который приглашал нас, просто запатентовал наше имя — «Театр кошек Куклачева», нанял людей, и сейчас они выступают под нашим именем. То есть этот человек обманул нас, папу, зрителей. Возможно, мы бы ничего не узнали, но из Штатов стали приходить письма от обманутых зрителей. Теперь мы подали иск на него…

В 1995 году во время гастролей в Париже театр был удостоен Золотого кубка мира и звания «Самый оригинальный театр в мире».

В 1999 году Театр кошек получил орден СНГ, учрежденный Международной академией экологических наук, — «Надежда нации».

В 2006 году Международная ассоциация при ООН присвоила Московскому театру кошек приз «Золотой феномен».

Обновлено 30.08.2009
Статья размещена на сайте 28.11.2008

Комментарии (11):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: