Валерий Сидоров Грандмастер

Надо ли переводить «Слово о полку Игореве», и если надо, то как?

«Успех перевода — дело времени; он не может быть столь же долговечен, как успех оригинала».

Н. Заболоцкий.

Нужны ли дальнейшие переводы «Слова о полку Игореве» на современный русский язык? С момента первого издания в 1800 г. «Слово» переводилось — речь идет о переводах с древнерусского языка на современный русский — более сотни раз. Переводилось учеными и любителями, писателями и поэтами. Каких только переводов нет: научные и дилетантские, прозаические и поэтические, полные и фрагментарные, дословные и вольные переложения… В каждом переводе чувствуется как современная ему (переводу) эпоха, так и личность переводчика.

Что же заставляет вновь и вновь переводить «Слово»? Мотивы разные: кто переводит по велению души, кто из тщеславия, кто еще по какой-либо причине… Например, для поэтов, переводящих «Слово», оно служит своеобразным камертоном собственного творчества. Поэты очень тонко воспринимают образность и лиризм «Слова». Недаром многие из них пробовали «помериться силами» с безымянным автором «Слова». Очевидно, этим объясняется тот факт, что больше всего переводов поэтических.

Сложившаяся к настоящему времени издательская традиция из научных переводов отдает предпочтение переводу академика Д. С. Лихачева, из поэтических — переложению Н. Заболоцкого. Переложение Заболоцкого по праву считается непревзойденным: оно выполнено на высоком художественном уровне, хорошо передает дух и лиризм древнерусской поэмы, хотя и является вольным воспроизведением.

Думается, что перевод — для подготовленного читателя — должен быть таким, чтобы работа переводчика была как можно менее заметна. Нынешние же переводчики, как правило, идут на компромисс, пытаясь совместить точность перевода с поэтичностью (ох уж этот извечный спор о красоте и точности перевода!), но вряд ли из этого может получиться что-то дельное: ведь лучше безымянного Автора его «Слово» его же словами — да простится мне этот каламбур! — не перескажешь! Кстати, при переводе произведений древнерусской литературы часто сталкиваешься с таким явлением: читаешь какую-либо фразу в оригинале, и всё в ней понятно в первозданном виде — без перевода. Но когда пытаешься найти этой фразе эквивалент в современном русском языке, — испытываешь громадные затруднения. В результате — перевод выхолащивает текст оригинала, теряется прелесть звучания слов. Получается какой-то парадокс: понимаем лучше, чем переводим!

В таких случаях очень помогают архаизмы. При сравнении различных переводов «Слова» на современный русский язык выявляется такой нюанс: все переводчики в той или иной мере применяют архаизмы. При этом следует учесть, что есть архаизмы, присутствующие в тексте оригинала и оставленные при переводе без изменения, и есть архаизмы, привнесенные извне для передачи средневекового духа поэмы. В какой мере может быть оправдано применение архаизмов при переводе «Слова» на современный язык? Всё зависит от конкретного переводчика, от его подхода.

Приведу простой пример — из «Поучения Владимира Мономаха».
Когда Мономах отпустил послов своих братьев, призывавших его на междоусобицу против Ростиславичей, он «…вземъ Псалтырю, в печали разгнухъ я, и то ми ся выня: «Вскую печалуеши, душе? Вскую смущаеши мя?». (Современный канонический перевод этой цитаты из Библии — Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? — Псалтырь. 41:6, 12; 42:5.) Что здесь переводить? Все понятно и без перевода! А каково очарование слов?! Взять, например, слово «разгнухъ», — в нем так и слышится скрип и шорох раскрываемой-разгибаемой пергаментной гадательной Псалтыри! А слово «печалуеши», которое переводят «печалишься», — уж лучше — «печалуешься»!..

А нужен ли русскому человеку перевод «Слова»? Ведь что получается: переводим с русского на русский… «Слово» — это наши Истоки. Поэтому уважающий себя русский человек, вероятно, может и должен уметь читать «Слово» на древнерусском языке. А перевод — как таковой — нужен лишь на начальном этапе знакомства с выдающейся поэмой. Тем более, что с поэтикой поэмы, с ее фонетикой и семантикой не сравнится ни один перевод.

Обновлено 14.12.2006
Статья размещена на сайте 1.12.2006

Комментарии (16):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Перевод Д.С. Лихачева неточен. В Слове много слов нерусских, заимствованных у других народов, и особенно много тюркских, а Д.С. Лихачев считал их русскими и переводил приблизительно, по звучанию. Русскоязычные тюрки делали ему об этом много замечаний, но он их не учел. Советую при очередном переводе или редактировании своего перевода обратить на это внимание, тогда перевод будет более точен.

    А переводить Слово надо, снова и снова, ведь это замечательный шедевр нашего народа, одновременно и исторический, и художественный, один из немногих уцелевших, это жемчужина русского слова.

    Когда я учился в школе, мы учили отрывки из Слова наизусть, некоторые помню до сих пор.

    Успехов Вам в Вашем благородном деле!

    Оценка статьи: 5

    • А американские индейцы ничего не имеют сказать о Слове?
      Богдан, Сулейменов - поэт прежде всего, это ему пристало слова по звучанию сортировать. Сулейменовская книжка в качестве аргумента - это даже не смешно.
      Лихачев - ученый, притом весьма широких взглядов.
      Перевод сложен чисто технически - хотя бы из-за отсутствия древней рукописи. Вы пробовали хотя бы рукописи конца XVII века читать, В оригинале?

      Оценка статьи: 5

  • Какую приятную статью я нашла!

    Оценка статьи: 5

  • Переводить может и надо, но печатать непременно нужно параллельно, слева оригинал, справа - перевод. Так гораздо интереснее!

  • Со словом встретился первый раз в третьм классе, на уроке истории - прочитал в перводе, уже не помню чьём - мне не понравилось, слог не привычный, да ещё и смысл...
    Потом прочитал ещё раз в 7 классе - потрясающее произведение! и вот, примерно полгода назад прочитал в оригинале - смысл тот же, но некоторые ньюансы отличаются... Причём меняя некоторую направленность произведения... Но переводить сам бы никогда не осмелился, даже в прозе...

  • Вопрос скорее всего риторический. Запретить делать переводы нельзя, значит, пусть переводят, кто хочет, мне, например это не мешает

    Оценка статьи: 3

  • Думаю, что певое примечание в объеме чуть ли не четверть статьи, можно было и в текст включить.
    Так какой же ответ на вопрос в заголовке?

    Оценка статьи: 4

  • Статья очень интересна и хорошо изложена
    жаль, автор не удосуживается четче обозначить свое мнение
    по вопросу в заголовке.

    Мое - нужно.

    У меня есть издание "Слова" в не помню чьем переводе,
    с приведением оригинала (впрочем, сомнительно что
    он действительно оригинал, но это уже другая тема), так вот
    мне после восприятия смысла в переводе доставляло
    немалое удовольствие порыться в некоторых местах оригинала.

    Для технарей, имхо, оптимальный вариант.

    • Мое мнение - переводить нужно, но как - каждый переводчик решает сам! Напр., свой второй перевод "Слова" назвал попыткой архаизованного прочтения.

      Оценка статьи: 5

  • Возможно, появление этой статьи в "Школе Жизни" выглядит вопиющим диссонансом и многих шокирует, ибо преобладающее число статей носит сугубо практический характер.
    Решил напомнить о «Слове», т.к. считаю, что негоже русичам забывать свои Истоки!

    Оценка статьи: 5

    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 1 декабря 2006 в 08:52

      Вы мало нас читаете! Несмотря на преобладание прикладных статей, разъяснений на ту или иную тему тоже много, и размышления тоже принимаются, если имеют конкретные выводы.

      "Что же заставляет русичей вновь и вновь переводить «Слово»?"
      Если Вы идентифицируете себя как "русича" - дело Ваше, большинство остальных - русские, а уж переводят, извините, люди разных национальностей, были бы русскоязычными.

      Хорошая мысль в статье, думаю, что "Слово..." заслуживает того, чтобы интерес к нему не был отбит дилетантским переводом.

      Один мой знакомый рассказывал, как в юности играл в молодежном театре, "Слово..." они ставили на древнерусском языке, и всем все было понятно.