Валентина Пономарева Грандмастер

Откуда взялась «филькина грамота»? Трагедия происхождения шутливого фразеологизма

Если задаться вопросом, каким образом некий Филька прославился в веках укоренившимся в народном языке выражением, то в поисках ответа придется перелистать страницы отечественной истории, залитые кровью. Но сначала о самом имени.

На Руси оно считалось простецким и чаще всего принадлежало людям «подлого сословия». Современные словари указывают значения слова «филька» в качестве рода карточной игры и шутливого наименования филёра (сыщика).

А вот Филю знатоки русского языка В. Даль и Д. Ушаков называют олицетворением простачества, недоумства и т. п. Тверичи и псковичи под этим словом и вовсе подразумевали… кукиш. Кроме прозвания «простофиля», образованного от этого имени, сей нарицательный персонаж запечатлен в пословицах:

Был Филя в силе — все други к нему валили, а пришла беда — все прочь со двора.
Обули Филю в чертовы лапти.
У Фили были, у Фили пили, да Филю же и побили.

Последнее высказывание, как ни печально, имеет некоторое смысловое отношение к истории, в ходе которой возник оборот «филькина грамота». Его выдал русскому языку не кто-нибудь, а сам царь всея Руси Иоанн Васильевич, сиречь Иван Грозный.

В.М.Васнецов. Царь Иван Грозный. 1897 С. М. Соловьев в «Хрестоматии по истории России» сообщает: «Выговаривая себе неограниченное право казнить своих лиходеев, учреждая опричнину, Иоанн жаловался на духовенство, что оно покрывало виновных».

Летом 1566 г. повелел государь призвать к нему соловецкого игумена Филиппа, сына боярина Колычева. Он задумал поставить этого священника митрополитом Московским и вся Руси, поскольку роду тот был древнего и знатного, правда, опального. До пострига служил при дворе Елены Глинской, матери Иоанна. Имя Филипп принял Федор Степанович Колычев в монашестве, слыл человеком незаурядным, образованнейшим, прославился успешным обустройством вверенного ему монастыря.

Представший перед монаршим взором священник на предложение стать митрополитом ответил, что согласится лишь под условием уничтожения опричнины. Хоть и осерчал царь-батюшка, но настоял на своем, заставив Филиппа дать письменное обещание «в опричнину ему и в царский домовый обиход не вступаться, а после поставленья за опричнину и за царский домовый обиход митрополии не оставлять». Правда, за то и сам Иоанн попросил «нейти прямо против царской воли, но утолять гнев государя при каждом удобном случае».

По прошествии времени понял Иоанн IV, что допустил оплошность, не догадавшись включить в данную расписку отказ от права печаловаться, т. е. заботиться, заступаться за подвергнутых гонениям. А митрополит слал на царский двор грамоты как раз такого содержания. Они-то и стали прототипом «филькиных», но позднее.

Начал царь избегать встреч с церковным главой, им же назначенным, чтобы не выслушивать его речи в защиту преследуемых, а явившись в марте 1568 г. на службу в Успенский собор, призвал: «Только молчи, одно тебе говорю: молчи, отец святый! Молчи и благослови нас!» Неподкупный владыка ответствовал: «Наше молчание грех на душу твою налагает и смерть наносит».

Беседа, в конце концов, хоть и была трудна, привела грозного царя в большое раздумье. Опричники, опасавшиеся, как бы он и вправду не распустил их, устроили заговор. Они нашли сообщников среди духовенства, которое стало доносить на Филиппа II. В гневе одураченный Иван Васильевич обозвал грамоты ни в чем не повинного митрополита Филькиными, употребив презрительную форму монашеского имени владыки.

Вот такая невеселая история стоит за шутливым выражением «филькина грамота». Шел 1568 год от Рождества Христова. Жить опальному митрополиту оставалось недолго, но об его удивительной и драматичной судьбе будет особый рассказ..

Обновлено 24.01.2009
Статья размещена на сайте 12.12.2008

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Знаете, а мне ближе позиция царя в этой истории. Ведь не просто так ввел он опричнину, время было такое, только жесткой рукой можно было управлять.
    А Филиппу надо было вспомнить библию: "Кесарю кесарево", "Всё по воле Божьей" и "Посему противящийся власти противится Божию установлению; а противящиеся сами навлекут на себя осуждение"

    • Как раз сегодня дочитал книгу "Русь и Орда" Носовского и Фоменко.
      Привожу пару цитат:
      "Мы считаем, что в 1553 году царь Иван сильно заболел, отошел от дел, превратился в юродивого".

      Далее высказываются предположения, что доживал он под именем Василия блаженного, в честь которого назван в последствии собор. После него царствовал до 1563 года Дмитрий, а потом второй сын Ивана IV - десятилетний Иван Иванович, опекунами которого были Захарьины-Романовы. Все эти три царя были "объеденены" историками в один образ Ивана Грозного.

      "В 1564 годубыла учреждена опричнина. Одним из главных инициаторов опричнины стал боярин В.М.Юрьев-Захарьин, и именно вокруг Захарьиных сгруппировался руководящий кружок опричнины".

    • ))

      вот ведь итить.. до чего ж забавляет
      стремление некоторых двуногих показаться святее папыримск..тфу, митрополита российского.

      Оценка статьи: 5

      • Странно вы реагируете. При чем тут святость? Обычная логика.
        Если человек проповедует христианство, но надо хотя бы соблюдать основные постулаты своей религии и заниматься своим прямым делом - заботится о душах. А заботу о телах оставить светской власти.

  • Любопытный вариант происхождения общеизвестной фразы. 5

    Оценка статьи: 5

  • Валентина, очень любопытно. 5!!!

    Оценка статьи: 5

  • Еще про Филю изначального (не митрополита Филиппа Курбатова):

    Жил Филя у простофили, сам простофилей стал;
    У всякого Филатки свои ухватки

    Оценка статьи: 5

  • Вот откуда взялся северный олень!

    Оценка статьи: 5

  • Шел 1568 год от Рождества Христова. Жить опальному митрополиту оставалось недолго

    Ждемс..

    Оценка статьи: 5

    • Ужель статья осталась незамеченной? подозрительно
      мало пятерок.

      Оценка статьи: 5

      • Сергей, так это ж классно! Тройбанов зато нету, а тема такова, что не хотелось бы на них натыкаться. "Заболела" я судьбой митрополита - прям по стиху "куда ни поеду, куда ни пойду" - все одно на уме. Вот ужо расскажу...

        • Один из выпусков "Соловецкого моря" посвящен памяти Филиппа Колычева.
          Кстати же, да, и он был весьма неистов. Как и Никон. Как и иные из почти наших современников - например, Иосиф (Петровых).

          Дело не в неистовстве, не в упрямстве, а в том, что ощущал себя тот или иной персонаж личностью. И душой не мог кривить, потому что если кривить - не перед людьми, получается. И даже не перед Богом - перед собой самим.