Борис Рохленко Грандмастер

Почему Мёртвое море называли Асфальтическим?

Как-то я слышал рассказ о том, как репатрианты из России под Новый год поехали на Мертвое море. Естественно, отдохнуть, покупаться в соленой воде. Утром их дочь будит маму: «Мама, мама! Снег выпал!» Мама спросонок даже не совсем поняла, о чем речь. А ребенок повторяет: «Снег, снег!» Мама судорожно соображает: «Как же так? Вчера было 25 градусов тепла. Какой снег?» Выглядывает в окно: вода покрыта солевым налетом, все море белое. Вот тебе и снег!

Снег из соли. Леонид Падруль А вот что написал о Мертвом море Иван Андреевич Бунин 100 лет назад: «„Символ страшной страны сей (Иудея — Б.Р.) — море Асфальтическое“, говорили когда-то. Страх внушает она пилигримам и доныне, трижды проклятая и трижды благословенная. Мало совершивших путь по всей извилистой стремнине Иордана с его зноем и лихорадками. Но еще меньше тех, что пускались в заповедные асфальтические воды. Легче, говорили они, пройти все океаны земные, чем это крохотное море, черные прибрежные утесы которого неприступно круты, пугают глаз человекоподобными очертаниями и так смолисты, что могут быть зажжены, как факелы, — море, дно которого столько раз трескалось от землетрясений и выкидывало на поверхность те таинственные вещества, что служили египтянам для сохранения мертвых от тлена, море, жгуче-соленые, горькие волны которого тяжки, как чугун, и в бурю, „покрытые кипящим рассолом“, потрясают берега своим гулом…»

Я точно знаю, что в любом деле вдохновителем и организатором побед мужчины является женщина. Эллина, жена Леонида Падруля, его соратник, режиссер-постановщик его выставок, абсолютно точно попадает под определение вдохновителя и организатора.

Асфальтическое море. Леонид Падруль Маленькое интервью, несколько фраз: «Мы с мужем вместе вот уже 20 лет профессионально занимаемся фотографией. Я режиссер, закончила Киевский театральный институт и… И когда нет возможности работать по специальности — ты ищешь, как это компенсировать. В фотографии ты не зависишь от того, есть ли у тебя бригада. Берешь фотоаппарат, идешь — и все.

Мы решили разрабатывать вот это — нас заинтересовало это место. Потому что здесь трехтысячелетняя история всего человечества. Начиная от Клеопатры и всех-всех этих… И вот так начали снимать. Кстати, цвета все натуральные. Говорят: «Ну, с „Фотошопом“ можно сделать все!» В этих работах все естественное. (Добавлю от себя, что среди зрителей был такой, который несколько раз с удивлением и недоверием спрашивал: «Это „Фотошоп“? Это „Фотошоп?“»)

Поначалу ничего не получалось: другой свет, отличный от того, что было в России. Два года ничего не получалось. Вдруг одним ранним утром Леня сделал снимок, и ему открылось вот это ощущение понимания, когда и как… и пошла коллекция развиваться.

Леонид Падруль Вот это — последний день Содома и Гоморры. Это снято с той точки, где был Содом. И смотрите, на этих пейзажах все, как было 3000 лет тому назад. Здесь ничего не поменялось. И в этом что-то притягательное, потому что ты видишь: оно там застыло, и сколько прошло тысячелетий — оно не меняется, остается в первозданном виде. Вот это меня и потрясло! И потом, здесь ничего искусственного, все библейские пейзажи! И это очень поражает!

Климат изменился после катастрофы с Содомом и Гоморрой. После этой катастрофы здесь стало невозможно жить. И очень большой труд все это рассказывать — почему Мертвое море. А мне интересно, почему за этот кусок земли все воевали, почему Клеопатра получила от Антония эту землю как бы в награду и почему она за нее так боролась… Это бесконечная тема. Лично для меня она очень интересна и хочется об этом рассказывать другим".

А вот что говорит сам автор выставки, Леонид Падруль: «Вообще-то я альпинист, а здесь в Израиле я с 6 тысяч метров спустился на минус 400 метров. Меня сразу удивил район Мертвого моря, потому что он… Тем более, что я тогда участвовал в проекте „Нэйшнл джиографик“, связанным с Кумранскими пещерами. И вот я уже 10 лет фотографирую Мертвое море».

«Леонид Падруль приехал в Израиль в 1994 году. Он руководит фотолабораторией археологического Музея, работает над дизайном экспозиционных каталогов. Его фотографии (включая снимки археологических раскопок на севере и в Иудейских горах) постоянно публикуются в журнале „National Geographic“. Но самым главным для Леонида Падруля стало участие в крупном международном фотопроекте по спасению Мертвого моря, которое в древности называли Содомским, Асфальтовым и морем Лота».

Экспозиция выставки. А.Минин Фотовыставка «Тень Иерусалима» в фойе Оперы (Тель-Авив) длилась месяц и завершилась показом лучших снимков Мертвого моря. Автор заверил присутствующих, что он и в дальнейшем будет снимать Мертвое море и будет делать это не хуже. Присутствовавшие, естественно, пожелали успешного продолжения и высказались за то, чтобы выставки проходили не так редко.

А у меня перед глазами стоит совершенно фантастическое сочетание красок на фотографии, сделанной с того места, где когда-то был Содом. И этот провал, эта яма… притягивающая… завораживающая….

Обновлено 16.03.2009
Статья размещена на сайте 13.12.2008

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: