Валентина Пономарева Грандмастер

Кто из бояр пас овец, а потом стал митрополитом?

Сегодняшний рассказ посвящен памяти святителя Филиппа II (1507−1569), митрополита Московского и всея Руси времен Иоанна Грозного. С будущим державным властителем он познакомился еще в младые годы. Принадлежа древнему роду Колычевых, Федор был первенцем в семье боярина Степана Иоанновича, занимавшего видное положение при великокняжеском дворе Василия Иоанновича.

Родители постарались дать сыну прекрасное образование, предполагая, что его ждет военная карьера. В возрасте 26 лет от роду он был призван на придворную службу. Это было то время, когда малолетний Иоанн Васильевич только взошел на трон.

Благонравие Федора Колычева, также, как его ум и честь, привлекли государя, и он приблизил боярина к себе. Однако по прошествии нескольких лет над родом Колычевых нависла серьезная угроза. Два троюродных брата молодого придворного кавалера подверглись казни, родной дядя попал в тюрьму за участие в мятеже тверского князя Андрея Старицкого.

Федор тайно покидает Москву и отправляется к Онежскому озеру, там он нанимается пастухом к крестьянину Субботе, а потом перебирается в Соловецкий монастырь и становится сначала послушником, затем монахом и, наконец — игуменом Филиппом. При нем монастырь следовал общежительному уставу.

Боярский сын не чурался никакой работы: колол дрова, носил воду, трудился в кузнице, поварне, на хлебне. Приняв старейшинство над братией, он не изменил своему трудолюбию, продолжая участвовать во всех хозяйственных делах.

А они были непросты: пожар 1538 года уничтожил монастырь практически до основания, ощущалась нехватка стройматериалов и финансовых средств для восстановления обители. Игумен Филипп проявил блестящие административные способности, и хозяйство за короткое время достигло расцвета. Сам царь российский был вкладчиком в пользу монастыря: на постройку храма он пожертвовал 1000 рублей и оказывал обители разные льготы и милости…

О том, как вызван был игумен в Москву и назначен митрополитом Московским и всея Руси, вкратце уже рассказывалось. Иоанн Грозный поначалу жаловал старого знакомца и порой даже следовал его советам: он стал мягче в обращении с подданными, казни стали проводиться реже, даже опричники поутихли. Но затем ситуация изменилась. В марте 1568 года митрополит открыто выступил против опричнины, обратившись во время богослужения с речью:

«Державный царь, ты облечен от Бога самым высоким саном и потому должен чтить более всего Бога. Но скипетр земной власти дан тебе для того, чтобы ты соблюдал правду в людях и царствовал над ними законно. По естеству ты подобен всякому человеку, как по власти подобен Богу.

Подобает же тебе, как смертному, не превозноситься и, как образу Божию, не гневаться, ибо только тот по справедливости может называться властелином, кто сам собою обладает и не работает позорным страстям, но побеждает их с помощью своего ума. Слышано ли когда было, чтобы благочестивые цари возмущали свою державу? Не только при твоих предках, но даже у иноплеменников никогда ничего подобного не бывало".

А спустя некоторое время на воскресное митрополичье служение в Успенском соборе явился Иван Грозный с опричниками — все в черных высоких шапках и черных рясах. Трижды обращался он к Филиппу за благословением, но тот его будто бы не замечал, затем сказал так:

«Государь, кому поревновал ты, изменив благолепие твоего сана и облекшись в неподобающий тебе образ?.. Убойся Божия суда и постыдись своей багряницы! Полагая законы другим, для чего сам делаешь достойное осуждения? Правда царева в суде, по слову Писания; а ты лишь неправду творишь твоему народу. Как страждут православные! У всех народов, даже у татар и язычников, есть закон и правда, только у нас их нет; всюду находим милосердие, а в России и к невинным и праведным нет жалости…»

С этого дня опала обличающего первосвятителя стала подступать со все более стремительной скоростью, наконец на 4 ноября был назначен открытый суд над ним. Выслушав доносы, содержащие клевету о недостойных поступках в пору игуменства и о колдовстве, Филипп заявил:

Н.Неврев Митрополит Филипп и Малюта Скуратов «Государь и великий князь! Ты думаешь, я боюсь тебя или смерти? Нет! Лучше умереть невинным мучеником, чем в сане митрополита безмолвно терпеть все эти ужасы беззакония. Твори, что тебе угодно. Вот жезл пастырский, вот клобук и мантия, которыми ты хотел меня возвеличить. А вы, служители алтаря, пасите верно стадо Христово: готовьтесь дать ответ Богу и страшитесь Царя Небесного более, чем земного».

Иван Грозный ответствовал, что должно еще ожидать соборного определения, а не быть своим судьей, и велел служить обедню 8 ноября. Во время этого богослужения царский любимец Басманов и объявил митрополиту о лишении его сана. Прямо в храме с него было сорвано святительское облачение, надета разодранная монашеская одежда, в которой ризложенного митрополита и отправили на дровнях в Богоявленский монастырь.

Храм святого Филиппа Через несколько дней был объявлен приговор к вечному заключению. Деревянные колодки на ногах и железные кандалы на руках, голод и издевательства — таков был теперь удел главы церкви. Его отвезли в тверской Отрочь-Успенский монастырь.

В декабре 1569 г. в тех краях оказался сам государь с опричным войском. Он направил Малюту Скуратова «за благословлением» Филиппа в начатом походе на Новгород. Согласно «Житию» святого, который был канонизирован Русской православной церковью в 1652 году, царский приспешник задушил старца, отказавшего в просьбу со словами: «Благословляют только добрых на доброе»..

Обновлено 19.12.2008
Статья размещена на сайте 16.12.2008

Комментарии (19):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Какая сила духа, какое чувство собственного достоинства!

    Оценка статьи: 5

  • Поучительно и хороший пример для подражания, только где же в нас спрятаны такие глобальные и мощные сиды духа?

    Оценка статьи: 5

  • Крайне интересно. 5+

    Оценка статьи: 5

  • Позвольте и мне присоединиться к Вашей бурной переписке?

    Оценка статьи: 5

  • и что за странное что-то вместо колычевского герба?!!!

    Оценка статьи: 5

  • Принадлежа древнему роду Колычевых

    Лучше - "к роду". Есть разница: принадлежать кому-то, либо к кому-то, то есть входить в некую совокупность.

    подверглись казни
    - что ж не просто - казнены?

    Приняв старейшинство над братией
    - они не принимают старейшинство, они бывают возведены в некий сан. Филипп - возведен в сан игумена. Это важно потому, что вроде как смирение дОлжно проявлять. Как и исполнение всех работ не есть следствие трудолюбия, а исполнение послушания.

    Самое главное, Валя, что из текста получается, будто все в 1567 году случилось вдруг. Вроде как митрополит обещание нарушил - при поставлении он ведь обещал и Собору, и царю, что вступаться в опричнину не будет, и в царские дела. Меж тем имели место, как водится, поиски внешних и внутренних врагов, обвинения, как нынче говорят, в шпионаже ))) Переписка с поляками бояр - что вызвало репрессии против боярского населения. Июль 1568 года - разгул опричнины, избиение народа в Москве, паства в ужасе к Филиппу обращалась - мол, спаси и охрани... Филипп Иоанна обличал, царь в ответ принялся обличать Филиппа - в том, что сторону бояр изменнически держит. Беседы то были приватные, лишь в конце марта митрополит принародно ту самую речь сказал.

    Хороша перебранка царя и митрополита - все ж Грозный был мастером слова )))

    Традиционно монастырь именуют - Тверской Отрочь монастырь. Если хочется посвящение упомянуть - без дефиса.

    «за благословлением»? Или это цитата?

    отказавшего в просьбу - тут даже дело не в опечатке. Лучше - в благословении. Именно здесь, в конечной фразе, с этой финальной цитатой из Филиппа, нужно слово -"благословение".

    Наконец, вот какое у меня переживанье. Пыталась коммент сделать со страницы статьи - ссылка "добавить комментарий" упрямо выбрасывает на блог статьи. Что неудобно, и, как понимаю, именно по такой причине статья может быть лишена какого-то количества оценок - от тех, кто не только ставит оценки, но еще и комментирует.

    Оу, еще новость - спрятать под "читать дальше" никак!!!

    Оценка статьи: 5

    • Люба, спасибо. В основном, согласна. Насчет старейшества - это из Жития. Начет 1567, точнее, 1568 года - наверно из-за того, что предыдущая статья про "филькину грамоту" уже описывала сюжет. В заключенном соглашении с государем не предусмотрен был отказ о печалования, т.е. заступничества за гонимых. Собственно, этим правом и воспользоался митрополит, а также просьбой Иоанна избавлять его от гнева. Как вышло - известно.

      • "В июле 1567 г. перехвачены были письма польского короля Сигизмунда и литовского гетмана Хоткевича в главнейшим нашим боярам, которые будто бы еще прежде тайно дали согласие изменить своему государю и переселиться в Литву Начались страшные казни; опричники неистовствовали в Москве, убивали всенародно на улицах и площадях человек по десяти и по двадцати в день; всех объял ужас. Многие со слезами прибегали к митрополиту и умоляли его заступиться за них пред государем... добрый пастырь... помнил, что отказался от мысли просить уничтожения опричнины, но что сохранил за собою право "советовать" государю и, следовательно, ходатайствовать, по крайней мере, о том, чтобы он обуздывал своих опричников, наблюдал правду и милость по отношению к своим подданным и, карая злодеев, не дозволял проливать неповинной крови..." (Цит.: Макарий (Булгаков) История русской церкви. М., 1996. Кн. 4. Ч. 1. С.166, 168). Вот после этого-то, но в 1567 г. Филипп и беседовал тайно с царем. 22 марта 1568 г. - дата всенародного обличения Филиппом царя.

        Вместо герба я вижу вот что:

        Оценка статьи: 5

  • Мощщный парень, уважаю.

    Детей то успел нарожать? жаль, если такая силища да наших дней не дожила.

    Нынешние то послабже будут, и напуганные гоненьями прошлого века готовы лобызать любого эцелопа, забредшего для поддержания имиджа или спьяну/сдуру в Храм Божий.