Валентина Пономарева Грандмастер

Как Агафья Лейкина потеряла имя и вступила на путь славы?

В 1900 году в одной бедной крестьянской семье под Саратовом родился первый ребенок. Это была девочка, которую назвали Агафьей. Отец ее, эрзянин* Андрей Маркелович Лейкин, вскоре пошел работать грузчиком на пристань, а когда началась Русско-японская война, был призван в армию. Солдат Лейкин не вернулся домой с войны. Семья получила известие, что он пропал без вести.

Существует весьма правдоподобная версия, согласно которой он не был убит и не попал в плен, а лишился ноги, и после войны остаток жизни провел на церковной паперти в родном городе. Но, как бы то ни было, жена его осталась с тремя детьми на руках и двумя стариками: больным свекром и слепой свекровью. Она устроилась работать на кирпичный завод и вскоре надорвалась, заболела и умерла. Агаше было на ту пору шесть лет…

Дореволюционный Саратов И она пошла с сумой по саратовским улицам и окрестным селениям на пару с бабушкой, чтобы собирать гроши на пропитание семьи. Девочка пела частушки, изображала голоса животных, а бабушка голосила, чтоб подали копеечку сироткам.

Одна из сердобольных слушательниц этих концертов, вдова состоятельного человека, разузнала историю семьи и пристроила детей в приюты. Певунью ей удалось отдать в самый лучший детдом города, поскольку там имелся собственный церковный хор. Но для этого пришлось выправить фальшивую метрику, т.к. крестьянских детей в это заведение не принимали.

Там девочка поступила в церковно-приходскую школу и начала петь в хоре, почти сразу же став солисткой. Регент учил ее музыкальной грамоте, а она схватывала все на лету. Талант воспитанницы был столь очевиден, что толпы народа собирались послушать ее голос, а купцы и промышленники приглашали петь на праздниках и похоронах. Только рукоделье юной певунье не давалось, и задания за нее выполняли другие девочки взамен за то, чтоб она им пела.

Так продолжалось до четырнадцатилетия, которое пришлось на ту пору, когда уже шла Первая мировая… Следующие два года приютская выпускница жила у своего дяди, трудясь полировщицей на мебельной фабрике. За работой она продолжала петь, поскольку не петь просто не могла, а подельницы, взволнованные музыкой, помогали выполнять задания. И когда на фабрику пришел заказать мебель М. М. Медведев, профессор знаменитой Саратовской консерватории, то он услышал удивительный голос, встретился с его обладательницей и предложил давать ей уроки.

В 1916 году девушка отправилась колесить по России в санитарных поездах, став сестрой милосердия. А через год вернулась и дала первый концерт в Саратовском оперном театре. Закончив выступление, в ответ на шквал аплодисментов не отпускавших ее со сцены слушателей, наивно спросила: «Ну, а теперь что делать?». Ей велели начать все сначала, и она исполнила всю программу второй раз.

Так началась профессиональная жизнь певицы, слава которой безмерна — это Лидия Русланова. Она сохранила имя, которое значилось в фальшивой грамоте, на основании которой сироту взяли в лучший саратовский приют. А о том, какова была ее дальнейшая судьба с розами и шипами, поговорим в другой раз.

*Эрзяне, эрзя, эзрят — финно-угорский народ..

Обновлено 8.01.2009
Статья размещена на сайте 4.01.2009

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: