Юрий Москаленко Грандмастер

Почему смерть подстерегла адмирала Истомина не на море, а на суше?

19 марта 1809 года, 200 лет назад, в дворянской семье судебного секретаря Ивана Истомина родился второй сын, которого назвали Владимиром. Именно эта дата указана и в Большой Советской энциклопедии, и в Большом энциклопедическом словаре, а вот в некоторых интернет-источниках Владимира Ивановича «омолодили» на два года, указав, что он родился в 1811 году.

Ну да Бог с ними, с этими цифрами. Сегодня, спустя два века, они не столь существенны. Главное, что все пятеро братьев Истоминых (а именно столько их было в семье) посвятили себя морскому делу. Трое из братьев — Владимир, Константин и Павел дослужились до адмиралов.

Я склонен считать, что Владимир Иванович все-таки родился в 1809 году, потому что более вероятно, что в 1823 году юношу приняли в Морской кадетский корпус в 12-летнем возрасте, а вот в 14-летнем возрасте совсем другое дело. И мичманом он стал скорее в 18 лет, чем в 16.

Гардемарин в сражении не растерялся

Контр-адмирал Владимир Иванович Истомин 1827 год был очень непростым в истории русского флота. Греция, воевавшая с извечными врагами турками, неоднократно просила Российскую империю отправить в Средиземное море корабли, чтобы турки перестали безраздельно господствовать в море. После того, как турки отказались признать Лондонскую конвенцию 1827 года, было принято решение отправить на помощь братьям-христианам эскадру в составе четырех линейных кораблей — «Азов», «Гангут», «Александр Невский», «Иезекииль», четыре фрегата и один корвет. Командовать эскадрой поручили контр-адмиралу Гейдену. Часть сил и средств отправили на помощь грекам и англичане с французами.

Когда объединенная эскадра подошла к Наваринской бухте, турок все это несколько встревожило. Но бухта была прикрыта с суши береговыми батареями (165 орудий), к тому же здесь были сосредоточены 3 линейных корабля, 23 фрегата, 26 корветов и 14 бригов, 126 транспортов и мелких судов, до 2200 орудий турецко-египетского флота. Противник был уверен — русские атаковать не будут (слишком неравны силы), а англичане и французами воевать вообще не склонны (им бы только втравить русских в войну с Турцией). И скольких трудов стоило контр-адмиралу Гейдену и капитану 1 ранга Лазареву, который командовал линкором «Азов», уговорить союзников поддержать русскую атаку если не маневром, то хотя бы огнем.

Англичане как всегда медлили и предложили сражения не учинять, а отправить к туркам парламентеров. Два добровольца-офицера с белыми флагами беспрепятственно достигли турецкого берега, где их на глазах у всей объединенной эскадры зарубили ятаганами. И тут же турки открыли огонь по французскому флагманскому кораблю. Тут-то и разгорелась кровавая битва.

Больше всех досталось линкору «Азов», на который навалилось сразу 6 турецких кораблей. Но не зря командир корабля капитан 1 ранга Михаил Лазарев подбирал команду буквально штучно. И матросы, и офицеры несмотря на град ядер и картечи, мужественно сражались с турками. В этом бою «азовцы» потопили 5 кораблей, в том числе и флагманский, а в списках особо отличившихся значились лейтенант П. С. Нахимов, мичман В. А. Корнилов, гардемарин В. И. Истомин. Все будущие флотоводцы!

В результате четырехчасового боя флот противника был разгромлен. Турки потеряли более 60 кораблей и до 7 тысяч матросов убитыми, а союзная эскадра не потеряла ни одного (!) корабля и около 800 человек убитыми. Именно с Наваринского сражения начался доблестный путь Владимира Ивановича, который получил из рук Лазарева мичманские погоны и знак отличия ордена Святого Георгия.

Званий не получал, но не паниковал

Последующие пять лет прошли для Истомина все на том же «Азове». Линкор участвовал в блокаде турецкого флота на Дарданеллах, время от времени высаживал десант на турецкую территорию, словом, обстановка была достаточно сложная. Но и в этих условиях Истомин не сидит сложа руки. Он очень много читает, изучая тактику ведения морского боя с древних времен и до первой половины XIX века, часто гостит на кораблях союзников, чтобы подробнее ознакомиться с жизнью и бытом матросов и офицеров на, а и французском и английском флотах. Кое-что увиденное им Владимир Иванович взял на вооружение в дальнейшем. Но уже в то время мичман Истомин был одним из самых образованных молодых офицеров флота.

Вот только продвижение по службе все как-то задерживалось. Шутка ли сказать: следующее свое офицерское звание — «лейтенант» Истомин получил только спустя 10 (!) лет после Наваринского сражения. Это не то, что в ельцинскую эпоху, когда один мой хороший знакомый превратился из подполковника в генерал-лейтенанта за 2,5 года! И то, звезд с неба, как говорится, не хватал…

Но вернемся к Владимиру Ивановичу. В 1832 году он покидает Черноморский флот, и его переводят на Балтийский. Но когда контр-адмирала Михаила Лазарева назначают на должность командующего Черноморским флотом, он решает собрать возле себя как можно больше прежних сослуживцев по «Азову». Так снова сошлись вместе пути Лазарева, Корнилова и Истомина. Последний в1837 году вместе с лейтенантскими погонами получил и новое назначение на один из первых российских пароходов — «Северная звезда», на котором государь с супругой осматривали черноморские порты.

А дальше Истомин командовал последовательно шхуной «Ласточка», корветом «Андромаха», фрегатом «Кагул». Участвовал в высадке военно-морских десантов, находился в распоряжении князя Воронцова, наместника государя на Кавказе. Именно Воронцову, в свое время, составлял свои реляции об истории Кавказа другой блестящий офицер того времени — князь Александр Иванович Барятинский.

Турки надолго запомнили «Париж»

В Синопском сражении многое решили активные действия линкора "Париж" Но настоящая служба началась для Владимира Ивановича Истомина в 1850 году, когда его, новоиспеченного капитана 1 ранга, назначили командиром линкора «Париж». Это был новый корабль, спущенный на воду годом ранее, в 1849 году. Он был мощнее «Азова» и имел 120 пушек против 74 «азовских». Доверить такой мощный «огневой кулак» могли далеко не каждому. Не последнюю роль в назначении Истомина сыграл Михаил Петрович Лазарев. Это было одно из последних его назначений, так как вице-адмирал скончался в апреле следующего, 1851 года. Ему так не суждено было увидеть, как высоко поднимут славу российского флота его ученики…

«Звездный час» Владимира Истомина наступил 18 ноября 1853 года, когда состоялась знаменитая Синопская битва. Линкор «Париж» под командой капитана 1 ранга Истомина сумел показать себя во всей свой разрушительной силе. Первым он отправил на дно 20-пушечный корвет, потом 50-пушечный фрегат, потом 64-пушечный фрегат. В конце сражения пушки «Парижа» сравняли с землей несколько береговых батарей турок.

За победу в Синопском сражении Владимир Иванович был произведен в контр-адмиралы. Но это было, по сути, последнее морское сражение, в котором отличился Истомин. Спустя некоторое время, в сентябре 1854 года, началась героическая оборона Севастополя.

Какая разница, где быть храбрецом: на море или на суше?

Вся трудность заключалась в том, что большинство российских судов были парусными, в то время как объединенная эскадра англичан, французов и турок включала в себя много паровых судов. К тому же на стороне неприятеля было явное превосходство, как в морских, так и в сухопутных силах. А союзников было 89 боевых кораблей и около 300 транспортных судов, а у нас только 14 кораблей, 7 фрегатов, корвет, 2 брига и 11 пароходов. Внушительный перевес был и солдатах. У союзников более 60 тысяч, у нас — около 33 тысяч. При этом все 13 севастопольских батареей «смотрели» пушками в море, а на отражение сухопутной операции они не были приспособлены. И даже солдатское вооружение резко отличалось, у противника были нарезные ружья, а у нас — гладкоствольные, т. е. дальность стрельбы у русских солдат была в 4−5 раз меньше.

Нет смысла описывать всю оборону, это тема отдельной статьи. Как и во все времена, русские солдаты и матросы продемонстрировали чудеса храбрости, только так можно было на что-то рассчитывать. К тому же главнокомандующий сухопутными войсками князь Меншиков очень скоро убедился, что город отстоять очень сложно, и фактически передал командование адмиралу Нахимову.

5 октября во время объезда войск был смертельно ранен командир Северного укрепления адмирал Корнилов. Его сменил Истомин. За храбрость и мужество он был награжден 20 ноября 1854 года орденом Святого Георгия 3-й степени. Владимир Иванович вселял уверенность в своих храбрецов, ни на минуту не покидая боевых позиций. На Камчатском редуте специально для командующего была вырыта землянка, в которой он и жил.

7 марта 1855 года по старому стилю Владимир Иванович отправился осматривать позиции. Едва он сделал несколько шагов, как раздался свист ядра. К сожалению, оно угодило прямо в голову. Истомин погиб на месте…

Контр-адмирал был похоронен в Севастопольском соборе Святого Владимира. Рядом с ним спят вечным сном его боевые товарищи — адмиралы Лазарев, Корнилов, Нахимов…

Обновлено 5.03.2010
Статья размещена на сайте 13.03.2009

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: