Карина Бахтадзе Грандмастер

Как пройти тысячу шагов Памяти?

Память. Человек не может жить только сиюминутным ускользающим мгновением. Стремясь в будущее, он бережно хранит воспоминания о минувшем. Помнит родных, друзей, отчий дом, школу. Помнит, потому что иначе не смог бы идти вперед. Но каждый человек еще и частица своего народа. Потому есть у нас и общая память — незабывающая и справедливая Память Народная.

Память Народная — это миллионы жизней, соединенных одним стремлением, мужество и отвага воинов, стойкость и вера матерей, радость побед и печаль поражений. Память Народная — это Куликово поле и поле Бородинское, где произошли всенародные сражения за Землю Русскую. Мы чтим их как святыню.

Фрагмент мемориала. Волгоград Память Народная — это древний курган над Волгой, где сооружен мемориал героям Сталинградской битвы. В дождь ли, в снег ли, июльским раскаленным полднем, осенним сумрачным вечером нескончаемо идут сюда люди. Чтобы пройти по тысяче ступеней к вершине кургана. Вот так — шаг за шагом. По долгой дороге вдоль сурового строя тополей, по ступеням медленной лестницы и снова по дороге вдоль тополей. Подойти и склонить голову перед несгибаемым, не пробиваемым ни пулями, ни снарядами «Стоящим насмерть». И опять вперед, вдоль стен-руин, и слушать эхо канонады давних боев, и содрогаться от воя бесчисленных снарядов в репродукторах.

В Зале воинской славы увидеть, вобрать в себя все семь тысяч имен бойцов, сражавшихся на Мамаевом кургане и оставшихся здесь навечно с июля 1942 по январь 1943 года. Семь тысяч и не счесть безымянных. И дальше идти по тем же размеренным ступеням, и надолго остановиться перед «Скорбящей Матерью», думая о вечном подвиге всех матерей — ждать, надеяться, верить, оплакивать невозвратную потерю.

На вершину кургана ведет каменистая тропа. В дни Сталинградской битвы сюда добирались лишь самые отважные. Ни деревца, ни кустика, ни камня — одна развороченная, вздыбленная земля. Даже не земля, а опаленное железо, исковерканная сталь, превращенные временем и руками живущих в надгробные плиты с высеченными на них именами: Героя Советского Союза старшины Смирнова Павла Михайловича, морского пехотинца Паникахи Михаила Аверьяновича и многих других.

Вместе с последним поклоном положить на плиты красные гвоздики, огненные маки или заиндевелую ветку сосны. Оглянуться на пройденную дорогу и вдруг понять, что между тобой, шагнувшим к подножию кургана, и теперешним тобой, стоящим на вершине, разница неизмеримая. Непростые чувства переживает здесь человек: вместе с печалью приходит в сердце отвага, прикосновение к истории заставляет ощутить связь с Родиной. Символическая фигура Матери-Родины, стремительной, готовой защитить, повести в бой, венчает вершину кургана.

Отсюда виден весь город, на многие десятки километров растянувшийся вдоль Волги. Не тот город, что был до 17 июля 1942 г. За 7 месяцев битвы от Сталинграда остались лишь разрушенные и опаленные стены, безжизненные, исковерканные ветлы, чудом сохранившиеся над крутым волжским берегом. Перед нами новый город — светлый, красивый, спокойный. Вот так, один за другим, прошли по этим ступеням, по гранитным плитам Шестьдесят Миллионов Человек. И всем памятник-ансамбль понятен и дорог.

Создание мемориала было непростым делом. Чтобы только подготовить поверхность кургана к началу строительства, 10 лет перебирали землю, освобождая ее от осколков, пуль, снарядов, и на каждом метре находили до 2 тыс. металлических частиц. Немало было и затаившихся мин и бомб. Но все это было позже, а сначала был замысел художника, его энергия и воля, мастерство и уверенность.

У Евгения Викторовича Вучетича завидная и счастливая судьба. Все, что ни задумывал, он исполнял. Захотел стать скульптором — и стал им, пройдя требовательную школу Ленинградской Академии художеств. В первые дни Великой Отечественной войны посчитал себя обязанным идти на фронт. Пережил все, что переживает солдат, не поддался ни ранам, ни увечьям, ни страшной контузии. А потом решил свои знания и свою память о войне отдать на службу народу, и стал скульптором-монументалистом.

Макет памятника Воину-освободителю в Серпухове возле Больницы им. Семашко (2006) Готовясь к будущим работам, Евгений Викторович рисовал, лепил из глины, высекал из гранит фигуры и головы солдат, работниц, детей, генералов, ученых. Образы их становились затем основой монументальных композиций. Непросто создать и одну скульптуру — пластичную, выразительную, занимающую свое место в пространстве так же точно, как ядро в скорлупе ореха. А в ансамбле может быть 5, 10, 20 фигур, соединенных одной темой, одним замыслом. Их нужно распределить так, чтобы они не только не мешали, но, наоборот, помогали — подчеркивали и оттеняли друг друга.

Памятник героям Сталинградской битвы — очень сложное единство многофигурных композиций, декоративных стен, здания Зала воинской славы, каскадов лестниц, зеркальной глади водоема, пирамидальных тополей, выстроившихся как в почетном карауле, плакучих ив и трех больших фигур — «Стоящего насмерть», «Скорбящей Матери» и «Матери-Родины». Три основных композиционных узла связывают ансамбль в единое целое и очень точно ведут зрителя от состояния горечи потери, сопереживания скорби матери к победному порыву женщины с мечом.

В Москве, а районе Тимирязевского парка, среди деревьев небольшого сада светлели бетонные отливки скульптур. А в глубине — светлел дом, словно бы отлитый вместе с ними. Главное место в нем занимала мастерская. По весне в саду пахло сладкими кленовыми листьями и терпкой зеленью травы. А в мастерской — сырой глиной, свежеструганным деревом подставок для лепки, сухим и острым запахом мраморной крошки. И еще — тайной, потому что, помимо стоящих открыто гипсовых фигур, бюстов, композиций из мрамора, барельефов из пластилина, фризов, было еще тщательно закутанное в мокрые полотенца, не ведомое никому до поры до времени не показываемое — будущее.

В этих стенах и рождались первые замыслы мемориальных ансамблей, которые по праву считаются художественно-монументальной историей Великой Отечественной войны.

Первый мемориал Вучетича был открыт в 1949 г. Советский воин-освободитель с немецкой девочкой на руках и скорбные фигуры сидящих солдат. Позы бойцов, их собранная суровость гармонично сочетаются с центральной группой.

Вместе с тем автор подчеркнул разные оттенки состояния своих героев. Стоящий солдат только что вышел из схватки с врагом — он был беспощаден. Но рука, сжимающая карающий меч, опущена, ожесточившиеся в бою черты лица смягчены. Потому что другая рука крепко держит, прикрывает плащом от последних вспышек военной грозы ребенка, девочку — маленький комочек Жизни. А другие солдаты? Они скорбят по погибшим, полны гнева к врагу и как бы советуются: прав ли воин, опустивший меч? Прав, ибо это истинное состояние Человека — охранять Жизнь.

Перекуем мечи на орала Как и любому большому художнику, Вучетичу было присуще умение сообщать своим героям неоднозначное состояние. Да, беспощадность и милосердие. Да, скорбь по погибшим. И еще удивительное состояние передал скульптор: солдаты, отлитые из бронзы, тоскуют по далекой родной земле. Когда в Берлине неожиданный мороз, когда Трептов-парк засыпан снегом, фигуры их выступают из снежной белизны черно и печально. Одиночество их потрясает.

А еще были памятники генералу Ефремову и генералу Ватутину, скульптура «Перекуем мечи на орала», установленная перед зданием ООН в Нью-Йорке, памятник Дзержинскому в Москве. И наконец — мемориальный ансамбль в Волгограде, открытый осенью 1967 г.

15 декабря 2008 года исполнилось 100 лет со дня рождения народного художника СССР, скульптора Евгения Викторовича Вучетича. Память народная ничего и никого не забывает. Будет помнить она и яркого человека, замечательного художника — «каменотеса» нашего времени. Его работы тоже стали частицей Памяти Народной.

Обновлено 3.09.2009
Статья размещена на сайте 18.04.2009

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: