Валентина Пономарева Грандмастер

Вспомним частушки Великой Отечественной?..

Однажды мы уже беседовали о частушках, но военная тема в них достойна отдельного рассказа. А в майские дни этому самое время. Бесхитростные, зачастую наивные припевки выражали подлинную любовь к Родине, помогали пережить тяготы и потери, являли собой подлинный образец стойкости духа. И это не просто красивые слова.

В частушках военной поры слышится то плач, то смех, а если выстроить ряд из солдатских и тыловых куплетов, то обнаружится своеобразная переписка фронтовиков с семьями — искренняя, откровенная, сердечная. И сегодня строчки, многие авторы которых уже ушли из жизни, берут за душу и служат памятью о павших и выживших, бойцах и тружениках. Давайте вспомним их вместе.

С первых дней войны распевали бабоньки:

В сорок первом я миленочка
Из армии ждала.
Задержала ягодиночку
Проклятая война.

Это лето, в сорок первом,
Никогда не позабыть,
Привалило к сердцу камень —
Ни за что не отвалить.

Ю.Непринцев. Отдых после боя Задушевная подруга,
В Красну Армию пойдем,
Будем раны перевязывать
Под пулей и огнем!

Мне не надо ничего
Про войну рассказывать,
Я сама туда поеду
Раны перевязывать.

Мы с миленочком пойдем
Воевать на парочку
Он пойдет за командира,
Я — за санитарочку.

Посадила я в саду
Черную смородину.
Воевать пойду с фашистом
За Советску Родину!

А.И.Лактионов. Письмо с фронта С фронта передавали:

Напишу письмо Светланке,
Пусть узнает весь колхоз:
Я подбил три вражьих танка
И фашистский бомбовоз.

Думал Гитлер наяву:
«В десять дней возьму Москву»!
А мы встали поперек:
«Ты Берлин бы поберег»!

Враг в полях бросает танки —
Факт, ребята, налицо.
Душит Гитлеру горлянку
Сталинградское кольцо.

И обещали родным:

Эх, ма! Наша мать —
Горькая Расея.
Научились воевать,
Долбанем злодея.

Долбанем-долбанем:
Живы будем — не помрем.
Живы будем — не помрем.
Кол осиновый воткнем.

Красная площадь, 9 мая 1945 года А какая неизбывная тревога рвалась из груди женщин, ожидавших весточки с фронта:

Милый мой письма не пишет.
Может, жив, а может, нет?
Написала командиру —
Не пришел еще ответ.

Ягодиночка, из армии
Пиши, пиши, пиши!
Не жалей листа бумаги —
Пожалей моей души!

С верой в победу и безмерным желанием помочь своим пели:

Мой миленок в армии.
Воюет он с Германией.
Найди туча, найди гром
И разбей германский дом.

Скоро кончится война —
Пойдут солдаты ротами.
Я своего дорогого
Встречу за воротами.

И боль сердечную выплакивали надрывно в частушках:

На войну хотела ехать,
До вокзала не дошла,
Как сказали, что на Колю
Похоронная пришла.

На германской на границе
Был убит залета мой.
Как найти мне то местечко,
Где зарыт мой дорогой.

Ягодинка больно ранен
В руку пулей разрывной.
Разыщу его на фронте,
Привезу его домой.

А подбадривали себя озорными рифмами:

Мы с миленочком катались
На военном катере.
Катер на бок повернулся,
Мы — к едреной матери!

Я с ефрейтором в казарме
Службу доблестно несла.
Он ложиться приказал мне,
Честь ему я отдала.

Частушки были беспроводным телеграфом, в них выплескивались все чувства — и помогали выстоять в тяжелой борьбе. Снайпер Инна Семеновна Мудрецова (по записи В.М. Матвеева), рассказывала, например, такой случай. Ее боевые подруги Анна Носова и Вера Поротникова после долгих попыток поразить немецкого пулеметчика, который бил из укрытия по наступавшей советской части, наконец, забросали его гранатами. И как только бой закончился, одна из них запела в захваченном окопе:

А вчерась война приснилась
В белых тапочках в гробу.
Беспортошной я родилась —
Беспортошной и помру.

Подоспевший снайпер Коля подхватил:

Эх, мат-перемат!
Дайте новый автомат.
На переднем энтом крае
Всех фашистов постреляю.

Через несколько куплетов прибежал связист и сказал, что командование спрашивает: «Чего разорались? На 10 километров слышно». Вера же, выхватив трубку, проголосила в нее:

Я девчонка боевая
До чего ж достукалась.
Полюбила лейтенанта
И в ремнях запуталась.

Коля тут же откликнулся:

Ай, ду-ду, ай, ду-ду,
Сидит фюрер на дубу.
Я из снайперской винтовки
Ему пестик отшибу.

А из окопов противника донеслось: «Рус, карашо! Пой шо «Катуша»!

Это было в сорок третьем. А потом и до Берлина докатилась наша частушка:

От Москвы и до Берлина
Дороженька узкая.
Сколько, Гитлер, не храбрись,
А победа — русская!

За Победу!

Обновлено 7.05.2009
Статья размещена на сайте 5.05.2009

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: