Карина Бахтадзе Грандмастер

Саади Ширази: какой восточный мыслитель обогатил мировую литературу понятием «гуманизм»?

«Пусть будут праведны твои друзья,
И пусть не знает зла душа твоя.
Чтоб стать достойным царства Сулеймана,
Страшись обидеть даже муравья»

Саади Ширази

Имя Саади Ширази, персидского писателя и мыслителя, навеки вписано в сокровищницу мировой литературы. О жизни самого поэта известно мало. Даже год его рождения точно не установлен. Наиболее часто упоминается 1203 год, хотя иногда встречается такая запись: «между 1203 и 1210». В некоторых источниках указано: «родился в первом десятилетии XIII века и прожил почти вековую жизнь».

Но когда читаешь его строки, то становишься почти уверенным, что он родился весной. Так много в них нежности, удивительной весенней свежести и желания радоваться жизни. Возможно, именно весной хочется еще раз перечитать эти волшебные строки, которых не коснулось Время.

Он рано потерял отца (небогатого богослова). Юношей окончил одно из лучших учебных заведений, того времени — багдадское медресе «Низамийе». Затем 20 лет странствовал в одежде дервиша, испытал все прелести и тяготы долгого пути. Но зато обрел богатейший жизненный опыт, сформировал свое понимание жизни и ее непреходящих ценностей и, став на путь уединения, создал два великих своих произведения «Бустан» и «Гулистан», сразу принесших ему славу. Первое написано стихами, второе рифмованной прозой, пересыпанной стихотворными вставками.

В них отразились быт и нравы Ирана XIII века, испытавшего нашествие монгольских орд. Поэт был свидетелем кровавого господства иноземных захватчиков, принесших на некогда благодатные земли Ирана разрушения, пожары, стоны и кровь. И в эту лихую годину Саади возложил на себя благородную задачу указать людям путь к спасению, научить их уцелеть физически и устоять нравственно. Он составил два сборника притч-поучений, материалом многих из которых послужило увиденное и услышанное им за годы странствий. Беспредельная житейская мудрость, блестящая художественная форма, живость изложения, юмор, изобилие афоризмов способствовали тому, что эти два «учебника жизни» стали любимы многими поколениями читателей в разных странах.

Гробница Саади Саади принадлежит заслуга обогащения мировой литературы понятием «гуманизм», содержание которого он раскрыл в следующих, хорошо известных восточным народам, строках «Гулистана»:

Все племя Адамово — тело одно,
Из праха единого сотворено.
Коль тела одна только ранена часть,
То телу всему в трепетание впасть.

Свой идеал человека поэт видел в высоконравственной личности, которая живет, руководствуясь принципом «не причини боли другому» Он готов воспевать властителя, если он несет добро людям, и клеймит позором нищего, если он низок и бесчестен. Каждый должен при жизни позаботиться о том, чтобы после него осталось доброе имя, а не дурная слава. Вот что пишет Саади в «Бустане»:

Семидесятилетний, чем ты жил?
Ты жизнь проспал и по ветру пустил?
Ты над мошной своей, как скряга, трясся.
Что ж, уходя, ничем ты не запасся?

Добродетель человека — это, прежде всего забота о ближнем, уважение к труду, довольствование малым для себя и щедрость для других, ненависть к деспотам и, наконец, любовь и дружба. Особо ценит поэт знание и житейскую мудрость:

Что сила плеч и груди ширина?
Нам в жизни мудрость более нужна.
Ведь у быка глаза твоих пошире,
И больше наших уши у слона.

К насилию Саади призывает прибегать лишь в борьбе с тиранами или иноземными поработителями, ибо только тогда силу можно считать добродетелью.

Побежденным, угнетенным и томящимся в оковах
Молви: «Мука не навечно послана судьбою вам.
Срок настанет — ваши руки онемевшие развяжут,
И, во сне схватив тирана, крепко свяжут по рукам.

Но в том-то и проявляется особенность философии Саади и его жизненная мудрость, что он воспевает открытую борьбу с тиранией, лишь тогда, когда на карту не поставлена жизнь угнетенных людей, а иначе поэт призывает к хитрости, временной покорности и смирению, советуя поберечь «свой жалкий кулак» при виде «львиной мощи». Ведь Саади, осознавая горькую участь народа под пятой захватчика, остается поборником жизни как наибольшей ценности.

Его сборники лирических стихов, газелей, четверостишия и поэтические фрагменты звучат гимном любви, нежности и преданности.

Слово Саади присутствует и сегодня в живой речи иранцев, таджиков и узбеков в виде многочисленных пословиц, поговорок и афоризмов. Название сборника «Гулистан» — сборника притчей, так и переводится «Страна цветов». И бросив взгляд на бушующее по весне цветение садов, как не вспомнить великого гуманиста — Саади Ширази.

Обновлено 13.08.2009
Статья размещена на сайте 17.05.2009

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Спасибо за статью

    Оценка статьи: 5

  • Карина Бахтадзе, Саади, конечно, хорошо. Только вот понятие гуманизма возникло задолго до него, пошло оно от Цицерона, гуманитас, человечность, а потом широко применялось Отцами церкви в период патристики (первые века н.э.) в борьбе с моралью рабовладельцев.

  • Спасибо Вам Карина.
    Вы мне напомнили еще раз о замечательном поэте.
    Уже успела немного позабыть прелесть стихов.
    Могу сказать что, сама жила на улице которая называлась "Бустон" в честь произведения Саади.

  • Спасибо, Карина. Вот, благодаря Вам и вспомнили. И - оглядываясь по сторонам - очень похоже, что не я один...
    В своё время в Ленинабаде (нынешний Хужанд) был кинотеатр "Гулистон". "Ватан", "Бахор" и вот, "Гулистон". А я, серый, даже и не подозревал, что это - в созвучие с известной поэмой...

    Оценка статьи: 5

  • 5

    Карина Бахтадзе, Вот и мне тоже, как Елене, на ум Есенинское приходит, что "Саади целовал лишь только в грудь... " Спасибо за хорошую статью.

    Оценка статьи: 5

  • Замечательно, спасибо за прекрасную статью!
    сразу вспомнилось Есенинское "ты сказала, что Саади.."

    Оценка статьи: 5