Борис Рохленко Грандмастер

Будни массовки, или Чего не увидят зрители?

«Но не скрою факта,
Что нас в момент антракта
Влечет к себе волшебный мир кулис!»

Это один из вариантов песенки Бони из оперетты Ф. Кальмана «Сильва». На самом деле, как это так получается, что за кулисами — одно, а на сцене — другое? Как это происходит? И не только с актерами, но и с обстановкой на сцене, с декорациями? А что после спектакля?

Я еще не проник за кулисы, нет у меня возможности понаблюдать вблизи театральную жизнь. А вот с кино уже знаком (правда, весьма приблизительно). И во всем этом процессе — как ставится кадр, как меняется декорация и позиция актеров перед камерой, как ведет себя во время съемок режиссер, как работает оператор — интересно всё!

Очередная съемка. Мы в массовке: будем изображать болельщиков нашей любимой баскетбольной команды. Нам дают плакаты, какие-то шарики из полосок нейлона, напоминающие мочалки (они шумят, если ими трясти), шарфики болельщиков (которые после съемки заберут назад) и здоровенный транспарант с каким-то призывом.

Потом помощник режиссера начинает всех рассаживать на трибуне. Вообще массовка — это не толпа с улицы. Это достаточно организованное сообщество людей, прибывших на съемки по приглашению. Режиссер (точнее, его помощник) формирует массовку по составу: сколько должно быть народа какого возраста. С нами тяжеловато: возраст не настолько востребован, как нам бы этого хотелось. Тем не менее, наш организатор иногда нас приглашает приехать. Бывает, с оговоркой: «Может быть, вас отправят обратно, вы не в той возрастной категории».

Игровой момент.Таких организаторов несколько, каждый работает со своим составом. И этот состав как бы специфичен. У нас организатор — из бывших соотечественников, он собирает русскоговорящих и пожилых, и молодых. У аборигенов — свои организаторы, там больше молодежи. И каждая группа непроизвольно садится в одном месте, кучкуется, так сказать.

Задача помощника режиссера — создать равномерную толпу, сидящую на трибунах. И он начинает перемещения: вот ты — идешь сюда. А ты и ты — сюда (не подумайте, что «ты» — это грубость или пренебрежение, в иврите нет обращения «вы»).

Объяснения тренера и выход коротышки на площадку.Наконец, все расселись. Теперь наше внимание (перед этим оно было обращено к нашему командующему) сосредоточено на самом процессе съемки. Как проясняется из реплик снизу, мы играем в эпизоде рекламного ролика Управления спортивных лотерей. И на площадке — игра, встреча баскетбольных команд.

Баскетболисты как бы выходят на перерыв, садятся на скамейки по краю поля, а тренер пытается объяснить им, что они делали не так и как надо делать. У него в руках планшет, ручка, он рисует какую-то схему… (С трибуны, на которой мы сидим, все видно отлично!) И тут на площадку врывается какой-то толстячок, отталкивает тренера в сторону, бурно объясняется с командой. Звучит свисток — команда идет на поле, но не вся — одного из игроков этот толстый коротышка выгоняет с поля. При этом он шлепает игрока по ягодице (игрок обиженно оглядывается и с пренебрежением смотрит на этого наглеца — мол, кто ты такой?) и сопровождает это жестом, который четко говорит: «Пошел вон отсюда!»

Пини Гершон, тренер израильской сборной по баскетболу. Есть очень интересная деталь в этом эпизоде: коротышка очень похож на Пини Гершона — главного тренера сборной Израиля по баскетболу! Но это — точно не Пини Гершон.

Естественно, дубль за дублем: то не удался уход игрока с площадки, то жест недостаточно выразительный, то шлепок слабоватый, то толстяк вышел на площадку недостаточно решительно… Массовка тоже участвует в этих мероприятиях: она все время в кадре. То есть не вся и не крупным планом, но она создает фон, и надо вести себя подобно настоящим болельщикам. Мы размахиваем мочалками, кто-то держит транспарант… В общем, работаем!

Но не все так скучно! Как бы в перерыве игры на площадке появляется группа девочек со спортивными танцами (или упражнениями?), они очень симпатично выглядят на фоне всех этих страстей!

Девочки на поддержке. На заднем плане - команда соперников.И еще: на площадке появляются игроки другой команды. У них есть свои болельщики, их фотографируют, им аплодируют!

Один из вопросов, который нас интересовал (можно сказать, даже мучил): а баскетболисты — настоящие? После достаточно долгих раздумий и наблюдений мы пришли к выводу, что настоящие. В пользу этого говорил их рост — два метра и больше. Кроме того, по ходу съемок они должны были разыгрывать мяч и бросать его. Представьте, ни одного промаха, все броски — в корзину!

Финал этого фрагмента фильма: игрок, которого выгнали с площадки, добивается успеха. И как бы показывает тому, кто его выгнал с поля, что он еще кое-что стоит!

Игрок и болельщицы из массовки.Вот это было на площадке. Может быть, это увидят зрители (могут вырезать что-то, а то и всё). И помните, я упомянул об игроках другой команды, которая вышла на поле? Вы не обратили внимание на их ноги? Один из них вообще в тапочках «ни шагу назад»! Для фильма это не страшно: ноги в кадр не попадают.

Но это не всё: в лобби спортивного зала (предбанник) игрока взяли на абордаж две пламенные болельщицы! Вы обратите внимание, как светятся их лица! Игрок тоже сияет от удовольствия: его настигла минута славы! Наверное, ему было приятно восхищение, которое излучали эти дамы весьма почтенного возраста!

И есть еще один элемент, который скрашивает однообразие и некоторое напряжение на съемочной площадке: массовку подкармливают (по прибытии — сэндвичи и кофе, в перерыве — полноценный обед, доставленный кейтерингом). Так что закулисье весьма и весьма привлекательно! И увидеть то, что телезрители не увидят на экране, можно только там!

Обновлено 18.08.2009
Статья размещена на сайте 24.05.2009

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: