Ольга Ситникова Мастер

Вуду по-доброму, по-славянски? Текстильные народные обрядово-обережные куклы

Они простые, милые и отчего-то очень-очень родные. Смотришь на маленькую нитяную тряпичную фигурку — чувствуешь, как веет от нее уютом, теплом домашнего очага. А на душе становится светло, спокойно, радостно…

Весной в Минске мне посчастливилось попасть на выставку славянских обрядово-обережных кукол и, заодно, на мастер-классы Зиминой Зинаиды Ивановны, преподавателя кафедры факультета культурологии белорусского Университета Культуры. Впечатления незабываемые. Но самое главное, поразил масштаб живого народного интереса к почти забытому ремеслу предков.

Хотя, ремеслом изготовление таких кукол назвать сложно. Давным-давно их делали не для продажи, а для себя — как обереги, как ритуальные и обрядовые символы. Верили, что куклы способны защитить, отвести беду, вылечить болезни, избавить от бессонницы, поспособствовать урожаю, привлечь в дом счастье, богатство, лад и прочее.

Их мастерили (сматывали, скручивали, сворачивали) неспешно, обстоятельно. С надеждой и, главное, с большой любовью. А потому в процессе изготовления не использовали ни ножниц, ни иголок (ну кто же станет резать и колоть будущего хранителя и защитника?). Нити рвали руками, так же поступали и с тканью — лоскутами ношеной одежды или бывшего в использовании постельного белья. И обязательно использовали ткань природную (натуральную) и «счастливую», ту, что носили в хороший жизненный период, не омраченный ни бедами, ни стрессами.

Детали кукол не сшивали, а связывали между собой, приматывали друг к дружке. В некоторых случаях навивали нити «по солнышку», т. е. с востока на запад, в других — по особой схеме, избегая повторных витков. При этом формулировали желания, напевали, приговаривали или читали молитвы (и только в редких специальных случаях хранили полное безмолвие).

Отсюда и положительная энергетика, которую мы, глядя на результат, неосознанно чувствуем даже сегодня. Отсюда ощущение уюта, спокойствия и тепла. Специалисты называю этот эффект симпатической магией, т. е. способностью вещей воздействовать друг на друга на расстоянии, передавая импульсы посредством чего-то весьма похожего на эфир. Кто его знает, может ли на самом деле материализовываться тайная волшебная симпатия и связывать изготовителя с обрядово-обережной куколкой? Но что-то символическое (вернее, архетипическое) в подобном колдовском процессе определенно есть.

Примечательно, что в большинстве случаев кукол оставляли безликими — даже приблизительно не намечали ни глаз, ни ртов, ни носов. И это подчеркивало неодушевленность предмета. Согласно поверью, безликая кукла не сможет стать чьим-либо двойником и, следовательно, никогда не причинит вред человеку. Ни намеренно, ни случайно. Единственное, чем допускалось отмечать кукольные лица — это крест (древний могущественный солнечный знак). В некоторых случаях именно он придавал текстильной или соломенной фигурке магический статус оберега.

Делали кукол, в основном, женщины — хранительницы родовых традиций еще со времен эпохи матриархата. Кроме того, многие обрядово-обережные фигурки столь миниатюрны (не больше мизинца), что справиться с ювелирной работой способны лишь проворные женские пальчики. Плюс, прекрасная половина человечества всегда отличалась особым созидательным даром, который в те далекие времена особенно ярко проявлялся в быту. К тому же, как по сей день утверждают поэты, каждая женщина — чуть-чуть колдунья.

Колдовской подход проявлялся и в запретах на изготовление обрядово-обережных кукол. К примеру, их нельзя было делать в «плохое» для любого рукоделия время. Не только в праздничные и выходные дни, но также ночью, плюс — по средам и пятницам. Считалось, что в это время с текстилем (нитками, пряжей, холстами) «работают» духи и нечистая сила (в частности, кикиморы и русалки). Зато, занятие рукоделием в «хорошее» время (особенно в зимний сезон) приветствовались и нередко проводились мастерицами массово, в форме девичьих посиделок с длинными разговорами, шутками и песнями. Помните пушкинское: «Три девицы под окном…»?

Еще одна интересная особенность — изготовление обрядово-обережных кукол в один прием, не откладывая начатый процесс ни «на завтра», ни «на потом». Причиной тому старинная примета: дело, сделанное во второй раз, перечеркивает то, что было сделано в первый. Поэтому наши с вами пра-пра-…-бабули не мели избу в две метлы, не ставили хлеб в печь два раза и считали, что нечисть можно убить исключительно с одного удара (прихлопнешь второй раз — оживет и ускачет, зараза).

Честно говоря, условие «куколка в один присест» никаких хлопот не доставляет. Даже новичкам. Все технологии — проще пареной репы. А доступнее материалов, чем для этого вида рукоделия, вообще не сыщешь — подойдет даже обычный носовой платок.

Хотите попробовать? Выбирайте куколку: Кувадка, Десятиручка, Свадебная Кувадка.

Хотите узнать об обрядово-обережных куклах больше? Читайте следующую статью: «Who is who в текстильном ряду славянских обрядово-обережных кукол?».
--------------------------------

На фотографиях: куклы З. И. Зиминой, демонстрировавшиеся в авторском проекте Надежды Кухаренко «Волшебные куклы» (Минск, весна 2009 г.).

Обновлено 15.05.2015
Статья размещена на сайте 14.06.2009

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: