Карина Бахтадзе Грандмастер

Илья Чавчавадзе: почему его называли «выразителем мыслей народа»?

«Бывают времена, когда является писатель, в котором народ будто соединил не только черты народного характера, но дал ему право выражать собственные мысли народа в самой яркой, доступной и неповторимой форме.» (Н.Тихонов)

В грузинской литературе XIX века Илья Чавчавадзе занимает исключительное место. Поэт и драматург, беллетрист и критик, ученый и историк, руководитель множества общественных и культурно-просветительских учреждений, он поистине является центральной фигурой в литературной и общественной жизни своего времени.

Илья Чавчавадзе родился 27 октября 1837 года в с. Кварели Восточной Грузии. Его отец, князь Григорий Чавчавадзе, служил в нижегородском кавалерийском полку, вышел в отставку в чине поручика. Мать — просвещенная для своего времени женщина, привила своим детям любовь к родной литературе, которую хорошо знала.

Начальное обучение будущий писатель получил в деревне вместе с крестьянскими детьми. В 1848 г. его отвезли в Тифлис и отдали в один из частных пансионов, а через два года перевели в гимназию.

В 1858 г. И. Чавчавадзе поступил в Петербургский университет на юридический факультет, однако не закончил его. После студенческой забастовки он оставил университет, не желая мириться с новым суровым режимом.

Когда ручьи племен сольются воедино
И, от последних бурь освобождая нас,
Могучая душа, достойная грузина,
С любовью осенит прославленный Кавказ.

Когда своим лучом священная свобода
Расплавит цепи зла и превозможет тьму
И снова будет горд достойный сын народа,
Что он принадлежал народу своему.

В годы пребывания в Петербурге И. Чавчавадзе изучал труды по философии, социологии, политэкономии и эстетике. Интересовался вопросами общественной и политической жизни, в частности, вопросом национально-освободительного движения. На формировании его мировоззрения сказалось влияние передовой русской интеллигенции и особенно Чернышевского и Добролюбова.

Литературно-мемориальный дом-музей Ильи Чавчавадзе По возвращении на родину он активно включился в общественную и литературную жизнь страны.

Отчизна милая, жемчужина вселенной,
О, сколько страшных бурь промчалось над тобой!
Кто, сломленный в боях грозой иноплеменной,
Сумел бы перенесть ужасный жребий твой?

Полки твоих сынов в сраженьях погибали,
Две тысячи годин звенели их щиты,
Но голову свою в унынье и печали
Ни перед кем еще не преклонила ты.

С 1864 г. Чавчавадзе служил в различных государственных и общественных учреждениях. Был членом комиссии, регулировавшей отношения между помещиками и крестьянами после крестьянской реформы, служил мировым посредником, судьей. Многие годы являлся председателем Общества по распространению грамотности среди грузин и Грузинского драматического общества. С 1877 г. под редакцией И. Чавчавадзе выходил журнал «Иверия», а затем — газета с таким же названием. В 1906 г. он был избран членом Государственного совета и несколько лет жил в Петербурге.

Когда прослыть желаешь человеком,
То что ни день чини себе допрос:
 — Какое сделал я добро сегодня?
 — Кому сегодня пользу я принес?

Литературная и многогранная общественная деятельность, направленная против существующего строя, естественно, вызвала недовольство самодержавия. И. Чавчавадзе, возглавивший национально-освободительное движение, стал слишком крупной и популярной фигурой, и власти решили покончить с ним. В сентябре 1907 г. писатель был убит наемниками царской охранки.

Бывали дни, когда за честь твою
Смерть — даже смерть! — считалась счастьем.
Даже соперничали воины в бою,
Кому погибнуть первому на страже.

Своеобразие общественно-политических взглядов И. Чавчавадзе и его творчества определяется демократическими и национально-освободительными задачами, которые во весь рост встали перед прогрессивной грузинской интеллигенцией в 1860—1870-е годы.

Литературно-мемориальный дом-музей Ильи Чавчавадзе Ни в одном из произведений И. Чавчавадзе не были так тесно переплетены социальные и национально-освободительные мотивы, как в его замечательной поэме «Видение». Лирический герой этой поэмы провозгласил основой будущей счастливой жизни идею свободного труда.

Падут оковы, рушится оплот
Проклятого насилья мирового,
И из побегов новых расцветет
Страна моя, родившаяся снова.

В драматической поэме «Мать и сын», в которой нарисована картина грядущего народного восстания, дается не менее четкая, афористично выраженная революционная формула: «Лишь оружие — добытчик свободы».

Реализм в художественном творчестве И. Чавчавадзе неизменно связывал с проблемой народности. Народность он считал первым и необходимым условием всякого большого искусства.

Положительные герои его произведений — это труженики: волевые, свободолюбивые крестьяне которые нередко с оружием в руках борются против своих угнетателей. «Проклятая у нас история, — писал И. Чавчавадзе в одном из писем грузинскому драматургу Давиду Эристави, — история войн и царей. Народа нигде не видно. А я человек такого склада, что войны и цари меня не привлекают. Основное — народ, а народа в нашей истории не видно».

Вниманием к народу, заботой о нем, служением ему была проникнута литературная и общественная деятельность писателя. Гуманизм, которым согрето все творчество Чавчавадзе, как завет перешел в грузинскую литературу последующего периода.

На протяжении всей литературной и общественно-политической деятельности Илья Чавчавадзе выступал мужественным защитником своей порабощенной родины, чести и достоинства грузинского народа, его языка и культуры. Однако, клеймя позором представителей самодержавного правительства, проводников колонизаторской политики на Кавказе, он неизменно подчеркивал свое уважение к великому русскому народу, всемерно утверждал дружбу русского и грузинского народов, подчеркивал необходимость их культурного содружества, общественно-политического единства, консолидации сил для совместной борьбы против самодержавного строя.

Илья Чавчавадзе заложил краеугольный камень всей новой грузинской культуры и положил начало новому мировоззрению, миропониманию своих современников, он стал основоположником новой грузинской литературы. В основе всей его многообразной деятельности была самая прогрессивная гуманистическая задача — задача освобождения труда. Во имя осуществления этой величайшей задачи века он не щадил не только духовное, но и физическое свое существо, готовый отдать родине свою кровь, каплю за каплей. И ведь в конце концов он и впрямь отдал ее, тайно приговоренный к смерти темными силами самодержавной реакции.

Творения Ильи Чавчавадзе, пример всей его жизни, весь его облик мужественного и могучего бойца на свободу и счастье народа живы и вечно будут жить в памяти его благодарных соотечественников. И разве только соотечественников? Вместе с грузинами к живительному источнику гения Чавчавадзе обращаются многие современные писатели и поэты различных стран.

Пусть я умру — в душе боязни нет,
Лишь только б мой уединенный след
Заметил тот, кто выйдет вслед за мною;
Чтоб над моей могильною плитою —
Далекий житель солнечных долин —
Склонился мой возлюбленный грузин,
И голосом, исполненным участья,
Мне пожелал спокойствия и счастья,
И так сказал: «Хоть рано ты умолк,
Но ты исполнил свой великий долг,
И песнь твоя от самого начала
Нам не напрасно с севера звучала!

Почти полвека Илья Чавчавадзе высоко нес знамя национально-освободительного движения, знамя новой грузинской литературы. И сегодня мы приносим великому писателю благодарность за его труды, добрые помыслы о человеке, и его любовь к простым людям.

Обновлено 26.10.2009
Статья размещена на сайте 8.08.2009

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: