Алексей Норкин Грандмастер

Как защищали Брестскую крепость в сентябре 1939-го? Начало штурма

Свой рассказ о героях Вестерплатте Юрий Москаленко иллюстрирует цитатой профессора из Гданьска Владислава Жумелды: «Это наша Брестская крепость». На мой взгляд, выражение сильное и образное, но не совсем корректное. Полякам нет нужды сравнивать бои за Вестерплатте и героическую оборону крепости над Бугом солдатами Красной Армии в 1941 году.

Всего лишь через две недели после первых залпов гитлеровского линкора «Шлезвиг-Гольштейн» польские жолнежи вступили в сражение за казематы и цитадели той самой фортеции, которую упоминает профессор. Оборона Брестской крепости в сентябре 1939 года — героическая веха не только в истории Войска Польского, но и всей Второй мировой войны. Жаль, что о драматических событиях тех дней забывают.

Разрезав Польшу, как разогретый нож сливочное масло, танкисты корпуса Гудериана увидели в бинокли стены крепости 13 сентября 1939 года. Приказа наступать восточнее пока не было, солдаты и офицеры танковых и моторизованных дивизий радовались в ожидании скорого окончания компании и веселого отдыха.

Что им это устаревшее сооружение на восточной окраине Польши, когда вся страна уже практически завоевана! Разве найдутся безумцы, способные остановить танковую армаду из более полутысячи машин, готовые в безвыходной ситуации лезть под пули и бессмысленно погибнуть? Нашлись.

В начале Второй мировой в Бресте-над-Бугом размещался штаб IX военного округа и несколько польских войсковых частей. Задуманная и построенная Россией как комплекс мощных оборонительных укреплений, после окончания Первой мировой войны Брест-Литовская крепость уже не рассматривалась военными как серьезное препятствие боевым действиям, и использовалась в качестве ППД — пункта постоянной дислокации — для размещения частей и подразделений.

На момент подхода гудериановского корпуса в крепости находились по разным данным от 2500 до 4000 человек из маршевых и караульных подразделений под командованием генерала Константина Плисовского. Гарнизон располагал 18 полевыми орудиями, 8 зенитками и 36 танками «Рено». Не бог весть что, против четырех дивизий захватчиков.

Защитники крепости, как могли, подготовились к сражению: заминировали мосты и подъезды, вырыли окопы полного профиля, оборудовали пулеметные гнезда и вкопали в землю несколько танков.

Утром 14 сентября 1939 года разведбат и танковый полк из состава десятой танковой дивизии фашистов прошли линию внешних заграждений и с ходу атаковали Кобринское укрепление. Гудериан полагал, что 80-ти танков полка будет вполне достаточно, чтобы подавить сопротивление и захватить крепость. Основные силы корпуса устремились к Бресту, охватывая его бронированными клещами с севера и востока, разрывая железнодорожные коммуникации, с ходу проскакивая мелкие населенные пункты.

Надежды Гудериана не оправдались. Плохо вооруженные, разрозненные подразделения поляков, проявив героизм и недюжинную смекалку, смогли отбиться. К вечеру 14-го немецкие танкисты уничтожили почти половину польских «Рено», но, несмотря на артиллерийскую и авиационную поддержку, были вынуждены отступить под яростным огнем защитников крепости.

Блиц-криг местного масштаба не удался. Гудериан понял, что здесь можно увязнуть всерьез, пришлось менять тактику. О последующих событиях — далее.

Обновлено 13.09.2009
Статья размещена на сайте 3.09.2009

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: