Карина Бахтадзе Грандмастер

Как скульптор Л.Н. Головницкий отразил в монументах героизм жителей Урала?

Навсегда запомнил Лёва Головницкий день, когда утром с работы вернулся отец — машинист паровоза. Из своего железного сундучка он вынул и положил на стол бережно завернутую книгу «Как закалялась сталь». Отец не лег спать, как обычно после поездки, а сел читать. Вечером книгу взяла мать, утром — старший брат. Лёва долго рассматривал портрет автора: худое, мужественное лицо, необычные глаза, которые, казалось больше слышат, чем видят…

Николай Островский стал первым писателем его детства, прочитанным по слогам. Со временем Лев Николаевич понял и прочувствовал символический смысл названия книги. Во дворе он играл с мальчишками в Павку Корчагина: носились, оседлав пахучие тополиные побеги, рубили деревянными саблями полчища одуванчиков. Вырезание деревянных лошадок для ребячьей красной конницы стало для Головницкого первым шагом в скульптуре.

Старший брат Льва Николаевича — Юрий, увлекался рисованием, занимался в изостудии детской художественной школы. В 1943 г. Юрий Головницкий ушел на фронт и погиб в боях на Курской дуге. Тяжело переживал Лёва смерть брата… Но война вошла трауром не только в семью Головницких. Теряя братьев и отцов, мальчишки военного времени взрослели быстро. Помогали старшим чем могли. Редко видели дома матерей, вставших к станкам. А в тревожные вечера при свете керосиновой лампы рисовали. И не было пощады врагу под огрызками карандашей.

Любимые герои детства стали и героями первых самостоятельных произведений Головницкого. В Саратовском художественном училище темой дипломной работы он избрал образ Николая Островского. Потом была работа «Павка Корчагин». Произведения эти представляли образы писателя-воина и известного всем литературного персонажа. Но Головницкому хотелось создать и собирательный образ безымянного героя революции и гражданской войны. Прототипом для такой скульптуры послужил его старший брат — его облик постоянно стоял перед глазами, напоминая о тысячах и тысячах семнадцатилетних, отдавших жизнь за будущее. Так созрел образ «Орленка»

 скульптор Л. Н. Головницкий в мастерской Этот памятник был установлен в Челябинске на Алом поле, где в предреволюционные годы при разгоне жандармами и казаками рабочей демонстрации была пролита кровь борцов за свободу. Памятник был открыт в 1958 году. 50 лет стоит на гранитной скале-пьедестале подросток в папахе с лентой, шинели до пят и башмаках с чужой ноги — гордый и непокоренный.

Многие работы Головницкого — это память о войне, советских солдатах, оплативших кровью и самой жизнью право на свободу. Челябинск в годы войны стал городом-кузницей — Танкоградом, как его называли. Из заводских рабочих города была создана танковая бригада. 9 мая 1943 года на улице Кирова состоялись торжественные проводы челябинских добровольцев-танкистов на фронт. Лёва тогда стоял в длиннющей очереди за хлебом, все видел и хорошо запомнил. И спустя 30 лет на историческом месте в память об этом событии, о героях-танкистах был воздвигнут монумент. Рабочий забрался на броню танка, он еще не успел снять спецовку и не одет полностью как танкист. Но уже призывает к бою, к уничтожению врага…

В добровольцы отбирали лучших, потому что желающих было во сто крат больше, чем нужно: каждый рабочий, имеющий бронь, считал долгом и честью попасть в эту танковую бригаду. Все боевые машины были изготовлены на средства, собранные трудящимися Урала. Челябинцы в составе Уральского танкового корпуса начали боевой путь под Орлом и завершили его гвардейцами в Праге, где так и осталась стоять на века памятником наша тридцать-четверка.

Нет, наверное, более святого места, чем солдатские могилы, которых немало в Челябинске, в военные годы ставшем и городом-госпиталем. О тысячах раненых заботился город, то одну, то другую школу освобождали под госпиталь. И здесь, в глубоком тылу, война настигала бойцов — раны у многих оказывались смертельными. Эти воины были разных национальностей, но русская уральская земля приняла их. Светлой памятью шумят над ними березы.

В 1975 году Лев Николаевич с супругой — скульптором Энрикой Головницкой, создали монумент, который так и назвали: «Память». Он установлен на кургане воинского кладбища. Две женщины в скорбном траурном одеянии — Мать и Жена — держат в руках каску воина… Это не только скорбь и память. Это и гимн русским женщинам.

Хорошо знакомы всем мемориалы в Волгограде и Берлине, созданные Е. В. Вучетичем. Родина-Мать на Мамаевом кургане подняла меч на врага, чтобы освободить нашу землю. Солдат в Трептов-парке опустил меч, разрубил ненавистную свастику, сокрушив фашизм. Но прежде чем поднять Меч за правое дело, победно завершить великую историческую миссию, его сначала надо было изготовить. Иными словами, Победа ковалась и в тылу.

Сама история подсказывала: памятник должен быть воздвигнут в главном арсенале Победы — на Урале, легендарной Магнитке. Здесь выплавлялось больше всего стали для броневого щита Родины: каждый второй танк, каждый третий снаряд были изготовлены из магнитогорской руды. Именно здесь ковался Меч Победы. В создании грозного оружия нашей армии немалая доля труда мальчишек военной поры. И в скульптурной композиции Головницкому захотелось через их нелегкие судьбы показать судьбу страны — этапы ее истории и участие в них юных граждан.

Памятник состоит из трех частей. Центральный фрагмент называется «Красный флаг. Год 1917-й». Фабричный паренек, выполняя поручение старших, влезает на дымовую трубу, чтобы водрузить там красный флаг. Ветер грозит сбросить мальчишку с высоты, но тот уже добрался до вершины трубы, закрепляет знамя. Он выполняет серьезное и опасное взрослое дело, но на грани мальчишеской лихости и уже осознанной смелости. Сколько их было, таких юных революционеров, сопричастных большим событиям.

Памятник "Тыл - фронту". Открыт в парке Победы в 1979 г. Скульптор Л. Н. Головницкий Левая часть монумента носит название «Первые пятилетки. Год 1930-й». Деревенский мальчишка в лаптях присел отдохнуть на тачку. Он тоже участник большой тяжелой работы: механизмов пока мало, многое приходится делать вручную. Но и редкую минуту отдыха парнишка использует для того, чтобы учиться, — в руках у него раскрытая книга. Может, это будущий поэт, может конструктор.

И завершается триптих скульптурой «Из уральской руды. Год 1941-й». Маленький воспитанник ремесленного училища поднимает заготовку для артиллерийского снаряда, чтобы закрепить ее на станке. Под ногами у паренька ящик-подставка: ему еще недостает роста, но он занят самой что ни на есть взрослой работой. И ведь так действительно было на Урале — мальчишки ехали на работу на самокатах. Директор одного из заводов отвел для их «транспорта» даже специальную стоянку.

Какими бы трудностями не оборачивалась жизнь, детство всегда остается детством, оно все равно есть у каждого. И скульптор Лев Николаевич Головницкий прекрасно отразил это в своих монументах.

Обновлено 4.12.2009
Статья размещена на сайте 3.11.2009

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: