Юрий Москаленко Грандмастер

Михаил Маклярский: как профессиональный разведчик стал главой «Госфильмофонда»?

16 ноября 1909 года, 100 лет назад, в семье одесского портного Бориса Маклярского родился сын, которого назвали Исидором. Трудно сказать, как бы сложилась судьба мальчишки, если бы не Первая мировая война, а вслед за нею две российских революции и появление первого социалистического государства. В чем-то парню повезло — когда Одесса переходила из рук в руки во время Гражданской войны, он был еще слишком мал для того, чтобы активно участвовать в боевых действиях. А когда он чуть подрос, враги революции остались только в среднеазиатских краях и назывались басмачами. Туда и подался юный Исидор, для верности изменив свое имя на более привычное для русского уха — Михаил.

Храбрости, смелости и самое главное — армейской смекалки парню хватало. Но что еще более важно, здесь он прошел хорошую психологическую школу, ведь как ни крути, Восток — дело тонкое. А уж на какие хитрости пускались главари банды, чтобы провести пограничников, — можно перечислять долго. Позже некоторые приемы очень пригодились начинающему разведчику. Впрочем, он не только за бандами гонялся, но и сумел окончить юридический факультет Среднеазиатского государственного университета.

Этот факт сыграл в середине 30-х годов решающее значение, когда его «забирали» в Москву, в один из отделов управления НКВД. Причем, сразу доверили очень важное дело — охранять членов советского правительства, а туда подбирали людей через такое сито, что клоп не проскочит!

Подполковник Маклярский на начальном этапе войны Первое время к молодому сотруднику не было никаких нареканий, но чем ближе раскручивался маховик всеобщей подозрительности, тем чаще сгущались тучи над головой Маклярского. Учитывая его национальность, ему было предъявлено обвинение в троцкистском заговоре. Хорошо еще, что расстреляли не сразу, а решили разобраться. То, как держался на допросах Михаил, с достоинством и стойко, сыграло свою роль. Расстрел отложили, а чуть позже в деле выявились такие детали, которые позволили «коллегам» не только освободить Маклярского, но и восстановить его в должности. Немалую роль в его освобождении сыграл первый заместитель наркома НКВД Михаил Фриновский, позже, с приходом Берии, отправленный на ВМФ, а потом, в 1940 году, расстрелянный. Но в августе 1937 года он был достаточно «всемогущим», а потому одного его слова оказалось достаточно, чтобы восстановить Маклярского. Михаил прекрасно воспользовался предоставленным ему шансом — в сентябре 1939 года стал начальником 2-го отдела Управления погранвойск НКВД.

С началом Великой Отечественной войны Михаил Борисович стал начальником отделения Особой группы, а с сентября — 2-го отдела НКВД СССР. С января 1942 по 1945 годы Маклярский работал начальником 3-го отдела 4-го управления НКВД-НКГБ СССР. Эти цифры требуют особой расшифровки. Четвертое управление занималось диверсионно-разведывательной работой, а третий отдел отвечал за организацию борьбы с фашистами на оккупированной территории. Достаточно сказать, что непосредственным начальником Маклярского был знаменитый Павел Судоплатов, лично ликвидировавший в 30-е годы руководителя боевой организации украинской националистической организации генерала Евгена Коновальца.

Одна из блестящих операций, которая была организована Михаилом Борисовичем, — уничтожение белорусского гауляйтера Вильгельма Кубе. Этот монстр даже среди своих считался необыкновенно везучим человеком. Понадобилось, как минимум, полдюжины покушений, пока одно из них не закончилось успешно. Мария Осипова, Надежда Троян и Елена Мазаник — вот имена трех женщин, которые с помощью магнитной мины с часовым механизмом взорвали гауляйтера.

Но не менее удивительными были и другие спецоперации, например «Монастырь» и «Березино», стратегическая радиоигра, в которой принял участие Александр Демьянов. У немцев он проходил под псевдонимом «Макс» и заслужил Железный крест с мечами, у нас его называли «Гейне» и он был награжден орденом Красной звезды.

…19 августа 1944 года в генштаб сухопутных войск гитлеровцев пришло радиосообщение от «Макса»: севернее Минска, в районе реки Березина, собралась группа подполковника Шерхорна из уцелевших частей численностью 2500 человек. Гитлеровцы начали помогать Шерхорну, доставляя по воздуху необходимые боеприпасы, продовольствие, медикаменты. Подполковник постоянно доносил о своих «победах» в русском тылу, и вскоре его даже наградили Рыцарским Железным крестом и произвели в полковники. Всего с сентября 1944 года немцы произвели в район предполагаемой части 67 самолетовылетов, сбросили 25 разведчиков (все они были арестованы), тонны груза. Одних гранат было сброшено около 2000.

Но самым легендарным сотрудником Четвертого управления был Николай Иванович Кузнецов. И к его операциям был причастен Михаил Маклярский. Более того, деятельность Кузнецова была достаточно «зашифрована» даже в самом Управлении, между разведчиком и начальником отдела практически не было передаточных звеньев.

Сразу после окончания войны Маклярский был одним из первых, кто предложил на большом экране увековечить подвиг бойцов невидимого фронта. Маклярский предложил режиссеру Борису Барнету не только идею фильма, но и его сценарий. Рабочее название фильма «Подвиг разведчика» стало официальным. Но его судьба оказалась не так проста, как можно было предположить.

Во-первых, министром госбезопасности 4 мая 1946 года был назначен Виктор Абакумов, в войну руководивший СМЕРШем (одним из главных конкурентов Четвертого управления). Соответственно, одним из первых его шагов на посту министра стала «чистка» в рядах. Первыми полетели головы руководителей Четвертого управления, практически все были уволены в запас, в том числе и Михаил Маклярский.

И к фильму «Подвиг разведчика» Абакумов отнесся очень предвзято. Как это так? Подвиг сотрудников, занимавшихся диверсионно-разведывательной работой, будет увековечен, а кто скажет доброе слово о его «птенцах», сотрудниках СМЕРШа. Фильм чуть было не «залежался на полке» из-за того, что в нем, якобы «разглашаются методы агентурной разведки». Но блистательный Павел Кадочников смотрелся в роли разведчика так органично, что фильм решили опробовать в Болгарии. И только после того, как в братской стране он был воспринят на ура, разрешили прокат и в Советском Союзе. В родной стране он стал одним из любимейших, достаточно сказать, что только в первый год его посмотрели 22 миллиона кинозрителей. И до «штирлицевской» эпохи Кадочников был кумиром мальчишек!

Мог ли такой успех Маклярскому простить Абакумов? Нет. Вскоре появляется дело националистической группы евреев-драматургов. Михаила Борисовича арестовали, но доказать снова ничего не смогли и были вынуждены отпустить. К тому времени полковник в запасе Маклярский был назначен сначала председателем Объединения «Экспортфильм», а затем и директором Госфильмофонда СССР. Решили, что этой хлопотной должности вполне хватит, чтобы Маклярский больше не «высовывался».

Михаил Маклярский в последние годы жизни Но чекисту снова не повезло. Он попал под очередную «раздачу слонов». Сталин распорядился арестовать всех евреев — ответственных сотрудников центрального аппарата Министерства госбезопасности. 6 ноября 1951 года Маклярский был снова арестован. На этот раз по делу о «сионистском заговоре в органах МГБ». На этот раз за решеткой он провел два года и был освобожден 16 ноября 1953 года, уже после смерти вождя всех народов. А всесильный шеф МГБ был арестован еще раньше — в июле 1951 года. К нему применялись допросы с пристрастием, и вскоре Абакумов превратился в инвалида…

А Маклярский вернулся. Он постарался, как кошмарный сон, забыть годы работы чекистом. Окончил литературный институт имени Горького, остаток жизни провел в написании сценариев. По ним были сняты такие фильмы, как «Секретная миссия», «Выстрел в тумане», «Седьмое небо», «Инспектор уголовного розыска», «Будни уголовного розыска». Жизнь диктовала свое: постепенно на экране чекистов заменили сотрудники милиции. И опять Маклярский играл первую скрипку. Многие его фильмы вошли в золотой фонд советского «криминального» кино.

Всего по сценариям Михаила Борисовича было снято 14 художественных фильмов, он стал автором десятков пьес, повестей приключенческого жанра, а в конце жизни увлекся написанием очерков по киноведению. Несколько лет он проработал директором Высших сценарных курсов, дав путевку в жизнь многим ныне известным сценаристам.

Война и аресты подорвали здоровье Маклярского. Он мужественно боролся с болячками, пережил несколько инфарктов. 2 июня 1978 после очередного инфаркта сердце Михаила Борисовича так и не удалось запустить…

Обновлено 16.11.2009
Статья размещена на сайте 8.11.2009

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: