Игорь Полоз Мастер

Где Гоголь сжег «Мертвые души»?

Музей «Дом Н. В. Гоголя» разместился в усадьбе Талызиной на Никитском бульваре, 7, где по приглашению супругов Толстых, которые арендовали здесь жилье, с декабря 1848 года поселился Николай Гоголь. Это единственное сооружение в Москве, связанное с именем Гоголя, сохранившееся до нашего времени. Дом на Никитском бульваре был последним пристанищем писателя. Здесь Гоголь прожил четыре года, работал над вторым томом «Мертвых душ». Здесь и сжег рукопись за 10 дней до смерти.

С графом Александром Петровичем Толстым, который в разное время служил губернатором Твери и Одессы, обер-прокурором Священного синода, Гоголь познакомился в 1840-х, они стали друзьями. Набожность супругов Толстых была близка Гоголю, который с возрастом стал глубоко верующим человеком. Вместе они строго придерживались церковных правил, постились, читали духовную литературу. Для Гоголя хозяева отвели три уютные комнаты на первом этаже здания, служившие писателю прихожей, гостиной и кабинетом-спальней. Гоголь был окружен заботой супругов. Ему создавали все условия для работы.

Экспозиция музея размещена в анфиладе комнат всего первого этажа усадьбы, включая и комнаты Толстых. Интерьер восстанавливали согласно архивным и эпистолярным документам. Гоголь никогда не имел собственного жилья. Свою часть семейного имения подарил матери и сестрам. Жил у друзей. Много путешествовал по Европе, посетил Святую землю. Из собственности имел только дорожный сундук с самыми необходимыми вещами. Да еще — знаменитый кожаный портфель с рукописями, который старательно оберегал. Как символ путешествующей натуры писателя в прихожей выставлен сундук тех времен. В зале можно услышать стук колес, на табло высвечивается дорога. Так создается иллюзия путешествий.

Гостиная Гоголя. Основной экспонат в этой комнате — камин, построенный на месте печи, в которой превратились в пепел переписанные все одиннадцать глав второго тома «Мертвых душ». На камине — бронзовые часы, стрелки которых остановились на цифре ІІІ - именно в это время Гоголь сжег рукописи.

В ночь с 11 на 12 февраля 1852 года Гоголь долго молился в своей комнате. Со свечой в руках прошел в гостиную. Позвал своего слугу, юношу Семена, попросил открыть дымоход в печи и подать ему из шкафа портфель. Потом вынул связанные тетрадки, положил в печь и поджег свечой. Юноша упал на колени, плакал и просил не делать этого. Огонь не смог пробраться через толстые слои бумаги, тогда Гоголь развязал тесьму и стал жечь листы по отдельности. Все сгорело.

Долго сидел, пока, наконец, сказал Семену: «Нехорошо мы сделали, нехорошо, недоброе это дело». И заплакал. Приказал позвать графа, показал ему догорающие листы рукописи и с грустью сказал, что хотел сжечь некоторые вещи, давно для того приготовленные, а сжег все. Нечистый попутал. Думал разослать друзьям на память по тетради, пусть бы с ними делали что хотели. Теперь все пропало.

Кабинет-спальня Гоголя. Описывая эту комнату, друзья Гоголя особое внимание обращали на конторку, высокий столик из красного дерева, за которым писатель писал стоя. Доска была обитой зеленым сукном, на ней мелким почерком исписанные листы. Сейчас на конторке стоит чернильный прибор из дома родственников Гоголя — Трощинских — и игольница матери Гоголя, Марии Ивановны. Гоголь не доверял никому переписывать свои произведения, начисто переписывал сам — красивым каллиграфическим почерком. В последние месяцы жизни начал работу над изданием полного собрания своих произведений, которое должно было выйти в шести томах.

Зал «Ревизора» — бывшая гостиная графа А. Толстого. В октябре 1851 года Гоголь посетил Малый театр — смотрел «Ревизора». Игрой актеров был неудовлетворен: не дождавшись конца спектакля, тихонько вышел из ложи и покинул театр. 5 ноября писатель пригласил актеров театра для прослушивания авторского чтения пьесы. Не все актеры приняли приглашение, что огорчило Гоголя. На чтении присутствовали также писатели. Стол, вокруг которого сидели слушатели, стоял напротив окна во двор.

Гоголь читал, сидя на диване. Об этом оставил воспоминания писатель Иван Тургенев: «Гоголь поразил меня чрезвычайной простотой и сдержанностью манер… Эффект получился необычайный, особенно в комических местах, невозможно было не смеяться, а на губах мастера была видна едва заметная лукавая улыбка. Это было для меня настоящим праздником». Когда Гоголь дочитал последнюю главу комедии и встал с дивана, очарованные слушатели еще долго стояли, вполголоса делились впечатлениями. Уже в следующих спектаклях актеры использовали установки Гоголя.

В начале 1852 года Гоголь пережил большое потрясение — умерла Екатерина Хомякова, сестра поэта Н. М. Языкова, которую он уважал и любил. По воспоминаниям друзей, с того времени он постоянно находился в болезненном состоянии, начались нервные расстройства, его не покидали мысли о вечности, смерти, греховности. Писатель переживал глубокий душевный кризис, искал спасения души, его преследовал страх смерти. Много и долго молился, почти не ел, похудел. Встречался со своим духовным отцом Матвеем.

Читал книги духовного содержания. В письмах к матери просил молиться за него. Постился, не позволял себе спать. В начале февраля еще выезжал к друзьям, ходил в церковь. Причащался, исповедовался. Истощение тела углубляло его подавленное настроение. И он слег. Ни с кем не хотел общаться, не хотел, чтобы его обследовали. Граф Толстой делал все возможное для выздоровления больного. Пригласил самых известных московских врачей. Гоголя лечили насильно, что, как считают, ускорило его кончину. У него началась сильная лихорадка, и на второй день ушел из жизни.

На втором этаже, в бывших комнатах Толстых, расположена научная библиотека. В театральной гостиной графини — нотно-музыкальный читальный зал, а в столовой хозяев, где часто обедал Гоголь, теперь находится гуманитарный читальный зал.

Комната памяти. Когда Гоголь заболел, супруги Толстые предложили ему перейти в их комнату, которая была теплее. Эта комната была свидетелем его тяжелых душевных и физических страданий. В ней 21 февраля 1852 года писателя не стало. В комнате — старинный диван, над ним посмертная маска Гоголя.

Во дворе усадьбы — бронзовый памятник Гоголю работы скульптора Николая Андреева. Изображен писатель, который сидит в большой печали, — очевидно, смотрит, как горят его рукописи. После посещения мемориального музея захотелось перечитать произведения великого писателя.

Обновлено 15.12.2009
Статья размещена на сайте 18.11.2009

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Игорь Полоз, тема выбрана чрезвычайно интересная. Но статья какая-то не цельная, а как-будто разбита на много мелких кусочков, как витраж. Перескакивание с сюжета на сюжет. Не чувствуется связок. Как "пэчворк".
    Или может надо было зрительно, шрифтом, что-то выделить.

    Оценка статьи: 4

  • Мне тоже после Вашей статьи, Игорь, захотелось перечитать книги Гоголя. Гоголь и Бальзак - великие портретисты человеческих характеров. Жаль Семен послушал своего хозяина - мог бы остаться в истории в более привлекательном качестве да еще и обеспечить своих наследников целым состоянием.

    Оценка статьи: 5

  • Спор двух классиков

    Гоголь был ужасным спорщиком. Однажды он не на шутку сцепился с Булгаковым.
    - Рукописи не горят, – заявил Михаил Афанасьевич.
    - Ещё как горят, – возразил ему Николай Васильевич, бросая в печку второй том «Мертвых душ».