Владимир Рогоза Грандмастер

Почему в России гусары не женились? Часть 1

Российский офицер всегда воспринимался в обществе как лихой рубака, готовый сложить голову за царя и отечество, но при этом в мирной жизни он мот, бретер, гуляка и дамский угодник, всегда стремящийся наставить рога доверчивым мужьям. И это было не так далеко от истины. Офицеры были поставлены в такие условия, что вынуждены были заводить любовниц, посещать бордели или жить с женщинами в гражданских браках без венчания.

Так уж сложилось исторически, что в российской армии не только офицеры, но и некоторые генералы или не женились вообще, или женились в солидном возрасте, достигнув определенного служебного положения. При этом женитьба офицера всегда обставлялась массой условностей, как закрепленных в законах, так и сложившихся в офицерской среде.

В период службы офицер не располагал ни своей жизнью, ни своей судьбой. Даже жениться он мог только с разрешения командира и одобрения невесты офицерским коллективом. Это не было собственно российской особенностью, подобные требования были почти во всех европейских армиях.

Д.Э. Миллес. Чёрный брауншвейгский гусар В Италии, Испании, Пруссии разрешение на брак лично давал монарх по ходатайству командира части или дивизии. Во Франции с наполеоновских времен разрешение на брак давал военный министр. При этом, как привило, устанавливался возрастной ценз, требовалось подтверждение финансовой обеспеченности жениха и происхождения невесты, позволявшей ей выйти замуж за офицера.

Требования были жесткими. Французский офицер даже в конце XIX века мог жениться, только получая не менее 5 тыс. франков годового дохода. Прусский офицер не мог жениться при доходе менее 1,5 тыс. марок, а итальянский — 4 тыс. лир. Испанскому офицеру запрещалось жениться до достижения 25 лет.

В России первые законодательные акты, запрещающие военным людям женитьбу, появились во времена Петра I, но распространялись они не на офицеров, а на кандидатов на получение офицерского чина. Так, в Адмиралтейском регламенте запрещалось «гардемаринам жениться без дозволения Адмиралтейской коллегии и до достижения ими 25 лет от роду». Офицерам Петр жениться не запрещал, но только разумевшим грамоту и по разрешению военного начальства.

До Павла I разрешение на женитьбу офицерам давало военное начальство с учетом финансовой состоятельности жениха, происхождения и пристойности невесты. Новый император решил, что и эту сферу военной жизни ему необходимо взять под собственный контроль. В 1800 году он повелел генералам и штаб-офицерам испрашивать разрешение на брак у него лично. Иногда он даже сам устраивал браки, заставляя офицеров и генералов жениться по своей прихоти. Император искренне считал, что делает благое дело, так как лучше других знает, кому, когда и на ком следует жениться.

Не избежал монаршего «подарка» молодой генерал князь Петр Багратион, уже прославившийся в Итальянском походе. Его император решил женить на своей дальней родственнице Екатерине Скавронской. Этот брак, торжественно заключенный в сентябре 1800 года, изначально был обречен на неудачу. Изображать видимость семейной жизни удавалось до 1805 года, когда княгиня надолго уехала за границу. С этого времени отношения между супругами поддерживались только по переписке.

С павловских времен были ужесточены требования к выдаче разрешений на женитьбу офицерам. В то время сложилась негласная практика, что обер-офицеры женятся, только получив в командование роту или же по выходу в отставку. Причина была очевидна. Армия почти постоянно участвовала в войнах, не зря же известный генерал Яков Кульнев говаривал: «Люблю нашу матушку Россию за то, что у нас всегда где-нибудь да дерутся». Гибель в боях младших офицеров была значительной, и военное руководство обоснованно считало, что вдов и сирот на Руси и так хватает. Кроме того, денежное содержание младших офицеров просто не позволяло им содержать семью. Немаловажно, что пенсии жене и детям, в случае гибели главы семейства, не предусматривались. Решение об их назначении в каждом случае принимал лично император, если было обоснованное ходатайство, поддержанное военным ведомством.

Любопытно, что ситуация с офицерскими браками обострилась в ходе наполеоновских войн, особенно — заграничных походов. Ускоренное производство в чины отличившихся в боях офицеров приводило к тому, что многими полками стали командовать молодые полковники и генералы, которые формально относились к бракам своих подчиненных, со многими из которых их связывали дружеские отношения. Появилось новшество, когда молодые офицеры стали возвращаться в Россию с женами — полячками, француженками, немками. Причем, во многих случаях их избранницы были отнюдь не из благородного сословия.

О том, что ситуация и на самом деле стала выходить из-под контроля, свидетельствует письмо руководству от командира кавалерийской дивизии генерала А. Х. Бенкендорфа. «Субалтеры-офицеры, не имеющие состояния, часто женятся, следуя исключительно минутному влечению, и тем являются причиною несчастия своих жен и детей; или делаются неспособными к службе офицерами, изыскивающими случаи для удовлетворения предосудительным способом нужд, сопряженных с семейной жизнью; другие в расцвете лет покидают военную службу или переходят в гарнизоны, находя там по крайней мере спокойную и оседлую жизнь.

Офицеры знатного происхождения, призванные впоследствии располагать более или менее значительным состоянием, вступают в брак по увлечению, от скуки или по недоразумению и привозят в Отечество жен, составляющих предмет их собственного стыда и родительского отчаяния. Подобные примеры участились с прохождением наших войск через Германию и с расквартированием в Польше и принесли огорчение во множество семей".

Генерал не ограничился констатацией фактов, он предложил меры, которые, как он считал, будут способствовать взятию ситуации под контроль: «Было бы весьма полезно ограничить легкость вступления в брак офицеров. Можно бы запретить офицерам, не имеющим средств, вступать в брак ранее достижения ими подполковничьего чина и не иначе, как если невеста представит доказательство получения ею ежегодно постоянного дохода в тысячу рублей.

Относительно же состоятельных офицеров начальник дивизии обязан, осведомившись о поведении и родстве невесты, написать об этом наиболее близким родственникам офицера, присовокупив к тому и свои замечания, и иметь право дать движение просьбе офицера не иначе, как по получении на свое имя согласия от этих родственников.

Брак, совершенный без согласия родителей или разрешения начальства, будет признан недействительным. Подобные строгости и формальности, крайне значительно успокоив семьи, дадут время молодым людям на размышление об их предложениях, прервут множество несчастных союзов и сохранят на службе немало хороших офицеров…".

Бенкендорф не был одинок, подобного рода предложения поступали от многих генералов и офицеров. Так, генерал-фельдмаршал И. Ф. Паскевич предлагал военному министру своим приказом установить для офицеров минимальный возраст вступления в брак в 30 лет. А разрешение давать только документально подтвердившим ежемесячный доход не менее 115 рублей для обер-офицеров и 230 рублей для штаб-офицеров. Речь шла об армейских офицерах, так как для гвардейцев сумма нужна была значительно больше.

Александр I, занятый «наведением порядка в Европе», собственной армией особо не занимался, предоставив подобные вопросы самостоятельно решать военному руководству. Регламентацией офицерских браков решил серьезно заняться Николай I, обеспокоенный значительным количеством женатых офицеров, чьи финансовые дела, мягко выражаясь, были весьма плохи. По его указанию в 1845 году был создан специальный комитет, разработавший предложения по сдерживанию браков малоимущих офицеров.

В представленном императору проекте предусматривалось введение возрастного ограничения в 30 лет и материального ценза для желающих вступить в брак — 25 тысяч рублей годового дохода для гвардейцев и 10 тысяч для армейских офицеров. Последняя цифра была явно не реальной, так как значительно превышала денежное содержание офицеров. После долгих обсуждений проект был отклонен. Начавшаяся вскоре Крымская война окончательно поставила на нем крест.

Специальный закон об офицерских браках, значительно осложнивший жизнь обер-офицерам, появился только в царствование императора Александра II, но об этом в следующей части статьи.

Обновлено 3.06.2015
Статья размещена на сайте 18.12.2009

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Сергей В. Воробьев Сергей В. Воробьев Комментатор 26 декабря 2009 в 22:40 отредактирован 26 декабря 2009 в 22:41

    Тема конечно очень интересная, но
    поклялся нечетать сериалы.

    И даже когда хочется - не стану, дабы неповадно было.

  • Владимир, пять баллов!

    Оценка статьи: 5

  • Владимир Рогоза, Интересно

    Оценка статьи: 5

  • Владимир, необычайно интересно! С нетерпением жду следующую часть статьи!

    Оценка статьи: 5

  • Владимир Рогоза,
    Зато сегодня норма:
    - "откосить" от армии;
    - перманентно жить в гражданском браке.

    Оценка статьи: 5

  • Владимир Рогоза, да, суровые времена. Я, если честно, и не знал про такие порядки в армии того времени. Получается, люди отдавали себя на службу Родине целиком - себя и свою жизнь...

    Оценка статьи: 5

  • АК ежели офицерское собрание избранницу не одобрит, товозвращаться ей, родимой, опозоренной к маме и папе?

    Оценка статьи: 5

  • Ну, у них были всякие понятия о рыцарской чести и благородные идеалы. А потом, жену разве можно с собой в походы таскать? А если оставлять, то где? Под кустом? Чтоб она потом от любой собаки принесла? Крапивин писал про чёрных кирасиров, элитный полк охраны самого монарха, так и то тянули армейскую лямку изо всех сил, чтобы получить до отставки все лычки, бляхи, личное дворянство за выслугу и купить не поместье - какое там, - а хоть мало-мальскую фермочку, чтоб было на что жить, семью содержать и детей растить. А чтобы к моменту оставки всё это заслужить, служить надо было весьма и весьма рьяно.
    И вообще они благородные были и хотели кровь пролить за царя, а вы тут про всякие обывательские ценности толкуете. Это прямо как Герой Советского Союза отвоевался - и накупил салфеточек на комод, сунул ноги в шлёпанцы и уткнулся в телевизер.