Сергей Курий Грандмастер

Как исчез объективный мир и появился субъективный идеализм?

Сразу оговорюсь, что полностью раскрыть в одной-двух статьях такую сложную тему, как субъективный идеализм, решительно невозможно. Однако оставлять ее на откуп спекулянтам всех мастей и фильмам наподобие «Матрицы» тоже как-то не хочется. Ведь прежде чем самому размышлять над такими скользкими вопросами, как «Реален ли мир, который я вижу?», или «Есть ли что-нибудь вне моего сознания?», не мешало бы узнать или вспомнить, что по этому поводу уже думали неглупые люди прошлых времен.

Начнем с забавного и, вместе с тем, показательного факта, что субъективный идеализм, как направление, сформировался намного позже объективного идеализма — в XVII—XVIII вв. Большинство эллинских философов чаще всего рассуждало в совершенно противоположном направлении. В пику будущим субъективным идеалистам, ставящих в основу всего индивидуальные ощущения, греки наоборот чаще всего рассуждали об обманчивости и недостоверности наших чувств.

К примеру, Парменид вообще заявил, что мир сам по себе абсолютен, «полон» и неизменен, а все изменения — лишь иллюзия, вызванная нашими чувствами. Истину мы узнаем лишь из «божественного откровения», которое познается разумом.
Платон писал о нас и нашем мире, как о «копиях», эманациях (от позднелат. emanatio — «истечение, исхождение») Истинного Идеального мира. В индийских религиях привычный нам мир тоже предстает как «иллюзорный покров Майи» в противоположность Божественному Абсолюту.

Успех фильма "Матрица" пробудил интерес к вопросам, поднимаемым субъективным идеализмом. (Кадр из фильма "Матрица") Была, конечно, в эллинском мире и философия скептицизма, но ее отношение к внешнему миру было еще далеко от положений субъективного идеализма и заключалось в утверждении всё той же ненадежности человеческого познания — правда, доведенной до крайней степени. Мол, кто его знает, каков он, этот мир, на самом деле? Так софист Горгий утверждал, что ничего не существует, а если что-либо и существует, то оно непознаваемо, и даже если существует и познаваемо для кого-либо одного, то он не может передать свое знание другим. Как говорила Эллочка-людоедка, мрак!

Как видите, в целом древней человеческой мысли представление о том, что вне нас ничего не существует, было просто чуждым. Как мне кажется, причиной этого было то, что в те времена индивиду было трудно помыслить себя совершенно автономным, вне связи с обществом и Богом — именно проявляясь в ином, взаимодействуя через иное и иных человек обретал смысл и стимул существования.

К XVII—XVIII вв.еку, когда европейское общество, мыслимое (пусть и на интуитивном плане), как сакральное единство, стало обществом автономных буржуа-индивидов, эгоистов, чье единство держится на, так называемом, «общественном договоре», когда католическую идею «коллективного спасения» (спасения через Церковь) сменила протестантская идея «личного спасения» — именно тогда и оформилась в умах мыслителей идея о индивидуальном сознании, как источнике Истины, а следовательно и всего, что раньше мыслилось иным.

Р. Декарт (1596-1650). Свой постулат "Мыслю — следовательно, существую" он называл "первым и вернейшим заключением". (Художник: Франс Хальс) Исходным пунктом любого субъективного идеализма стало знаменитое положение Рене Декарта — «Cogito ergo sum» («Мыслю — следовательно, существую»). Интересно, что к данному утверждению Декарт пришел вовсе не с целью отринуть объективность внешнего мира. Цель была другая — найти самую достоверную, неопровержимую, исходную точку для дальнейшего человеческого познания — то, что в математике называют аксиомой — утверждением, не требующем доказательств. Далее Декарт тоже действовал как математик — выводил из этой аксиомы существование и Бога, и материи, и внешнего мира.

Иное дело — субъективные идеалисты. Кстати, 12 марта 1685 года можно по праву назвать Днем Субъективного идеалиста, потому что именно тогда на свет родился основатель этого философского направления — епископ и философ Джордж Беркли. Это о нем другой великий Джордж — Байрон — когда-то иронически писал:

«Епископ Беркли говорил когда-то:
„Материя — пустой и праздный бред“
Его система столь замысловата,
Что спорить с ней у мудрых силы нет,
Но и поверить, право, трудновато…»

Беркли, в отличие от эллинов, сомневающихся в истинности наших чувств и ощущений, напротив, назвал их единственным достоверным источником мировосприятия. В результате все предметы становились лишь «комплексами ощущений» («идеями»), существующими только в нашем уме. Отсюда Беркли сделал довольно забавный вывод — «Esse est percipi» («Существование — есть восприятие», то есть, чтобы вещь существовала, она должна кем-то восприниматься). Грубо говоря, камень на пустынном необитаемом острове существовать не может, ибо никем не наблюдается.

Интересно, что своей философией Беркли, как и Декарт, не собирался потрясать основы религии. Напротив, ее целью была борьба, как против, набиравшего тогда силу, материализма (о какой существующей до нас и вне нас Вселенной может идти речь, если Вселенная — лишь комплекс наших ощущений?), так и тех скептиков, которые считали, что ощущения лгут и мир непознаваем. Ведь если именно ощущения и составляют реальность бытия, то значит познание этого бытия более чем доступно. Материализм Беркли не любил особенно — говорят, даже когда-то с ненавистью пнул камень — опровергал, так сказать, его материальность.

Следующий знаменитый субъективный идеалист Давид Юм поступил более незамысловато — он тоже сказал, что человек познает лишь свои ощущения, а по поводу того, откуда берутся эти ощущения, просто махнул рукой — мол, «от неведомых причин».

Неудивительно, что все эти замечательные рассуждения таили в себе опасность превратить мир личности в жутковатый кошмар вселенского одиночества и вселенской же шизофрении. О том, как философы из этой ситуации выкручивались — я расскажу в следующей части статьи.

Обновлено 11.03.2010
Статья размещена на сайте 22.02.2010

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Философия штука полезная. Вот есть притча:
    Иммануил Кант завещал, чтобы над его могилой поставили маячок с вечным огнем. Мол, пусть все помнят о светоче чистого разума. Благодарные горожане, естественно, этот завет выполнили. А потом грянула Мировая война, и против бомбежек было затемнение. И во всей Восточной Европе горел только маячок Канта. Бомбардировщики отлично по нему пристреливались.

    Оценка статьи: 5

  • Сергей Курий, всё это бесплодные философские споры. Иделисты правы или материалисты - всё равно завтра надо идти на работу и что-то там делать.
    Как однажды Фейербах
    Поругался с Гегелем
    Разорвал на нём рубах
    И ударил мебелем.

    • Анатолий Григорьев,
      К человеку, скользящему по поверхности бытия, находящему удовлетворение в повседневной рутине жизни, философии не достучаться. Не разбить ей скорлупу, если не панцирь, такого существования. Тому, с кем ничего не происходит, кого ничто не посещает, кто по уши доволен своей жизнью, делать в философии нечего. Не приемлет философия и вдохновения по должности, по полученной в университете специальности.
      Долгий и трудный путь у человека к философии. Через многое в жизни надо пройти, а через кое-что и переступить. Кому-то хватает на все это сил. Кое-кто останавливается на полпути. Ну а некоторых не хватает даже на первый шаг. Научить философии нельзя, а вот подвигнуть к поискам своей дороги к этому храму - можно. Можно пробудить или возбудить интерес к творческой самостоятельности, взыскательности и свободе мышления, выявлению и углублению своего Я, к искусству строить свою жизнь благоразумно, осмысленно и перспективно. Главное - путь к философии никому не заказан. Убедить в реальности этого пути, раскрыть основные \"технические\" правила движения по нему, как раз и призвана философия как учебная дисциплина.
      Назначение философии - поиск удела человека, обеспечение его бытия в причудливом мире. Назначение философии состоит, в конечном счете, в возвышении человека, в обеспечении его совершенствования. Изучение философии - дело благородное хотя бы уже потому, что с нею намного труднее стать "обезьяной цивилизации", чем без нее.

      (http://list.mini-soft.ru/)

      • Ирина Баумане, можно, конечно, начитавшись сочинений разных философов мнить себя эдаким свехчеловеком (блеск и величие Наполеона из дурдома). Только реальных знаний философия почти не даёт, ибо давно уже, ещё с тех пор как от неё отпочковалась натурфилософия, позже распавшаяся на естественные науки (математику, физику, химию, астрономию и т.п.) в философии остался один пустой кокон. Так, общие рассуждения, причём у каждого философа свои. Фихте,например, считал философию научным самонаблюдением творчески этической активности личности (во как закручено). А вот Аббаньяно рассматривал её как "поиск сути бытия непосредственно самим человеком", (что-то наподобие поиска чёрной кошки в темной комнате).
        Что это за наука в которой ни одина из школ не озабочена единством своей науки. Физики, химики, математики почти не спорят друг с другом - естественные науки едины. Зато в философии споры идут тысячелетиями и без всяких успехов.
        По большей части это просто бесплодные умствования, которые их авторам кажутся вершинами человеческой мысли.

        • Ирина Баумане Ирина Баумане Читатель 18 марта 2010 в 01:10 отредактирован 18 марта 2010 в 01:17

          Анатолий Григорьев,
          Физики, химики, математики почти не спорят друг с другом - естественные науки едины.

          Ну-ну... А Ньютон и Гук? А с температурными шкалами - создатели термометров ой как спорили...А волновая и корпускулярная теории света?...Да много ещё чего - а про биологию ваааще молчу...

          Цитатка (кстати, очень рекомендую - весьма вкусная вещица!):
          Французы своего мыслителя, Декарта-то, из отечества вытурили - месье исскитался по всей Европе, пока его не приютила шведская королева; правда, уже совсем ненадолго. Это тоже был большой любитель сочинять запрещенные книжки. Мало того, как только он добирался до очередного пристанища, унеся ноги с предыдущего, - так хлебом его не корми, а дай только выступить с публичными лекциями. Как будто там своих просветителей не хватало. Местному духовенству было, елки-палки, обидно даже. Пытаясь унизить ученого, науськанные хамы пренебрежительно обращались к нему: “Как там тебя, философ, в натуре!” Или: “Ну ты, в натуре, философ!..” Так и приклеилось к нему словечко “внатуре-философ”, а вскоре “натурфилософами” стали называть всех любителей естественно-научной тематики. Декарта, впрочем, мало трогали эти улюлюканья. Он медленно, но верно делал свое дело - громил схоластику. Вы знаете, что такое схоластика? Схоласты положили во главу своей жизни тезис о том, что истина рождается в споре. Поэтому спорили они до посинения. Вот, например, популярная тема ихних диспутов, имеющая прямое отношение к физике: “Чем удерживается свинья, которую ведут на рынок - человеком, или веревкой, надетой на шею?” Уважающий себя схоласт должен был уметь минимум десятью различными способами отстоять любой из двух ответов на этот вопрос. Причем если бы ему сказали: “Да Вы, батенька, схоласт!”- он бы ответил: “Да, я схоласт, и горжусь этим!” Так что если сейчас подобное заявление могут воспринять как личное оскорбление, то в этом - заслуга Декарта.

          Но заслуги - заслугами, а ведь были у Декарта и ошибочки, знаете. Так, самой серьезной ошибочкой был его, с позволения сказать, научный метод: за критерий истинности он признавал лишь ясность и полную очевидность. Действительно, одного взгляда на современную физику достаточно для безоговорочного убеждения в том, что метод Декарта совершенно антинаучен. Правда, владел он этим методом довольно-таки изощренно. Сводя все к ударам и вихревым движениям, а также пользуясь несколькими основными принципами типа закона инерции, Декарт построил модель Вселенной и ее эволюции, объяснил тяготение, свет и его цвета, магнетизм, химические явления, и даже физиологию животных и человека. Одним словом, он дал для своего времени полную антинаучную картину мира. Трагедия этого мыслителя заключалась в том, что он возомнил, будто наука, вместо того, чтобы искать ответы на вопросы - “как происходят явления”, должна отвечать на вопросы - “почему они так происходят”. Конечно, борьбу между сторонниками “описательного” и “объяснительного” подходов можно проследить на протяжении всей истории физики. Однако так получалось, что “описатели” всегда были добропорядочными гражданами, почтенными отцами семейств, людьми благородными и вообще исполненными всяческой добродетели. “Объяснители” же, напротив, сплошь и рядом оказывались картежниками, пьяницами, развратниками и злостными неплательщиками алиментов. Так что сейчас “какающие” физики помнят о Декарте лишь как об изобретателе своей системы координат. Этого, конечно, у него не отнимешь.

          А в семнадцатом веке, можете себе представить, у него было значительное количество последователей - картезианцев. Особенно картезианцы прославились в связи с долгой и бурной “полемикой о живой силе”, где они насмерть стояли за то, что при столкновениях тел сохраняется не абы что, а количество движения. Ихние супротивники, предводительствуемые Лейбницем, настаивали на сохранении кинетической энергии, а не чего-нибудь там еще, извините за выражение. Поскольку уступать никто не хотел, словесные баталии частенько переходили в экспериментальные проверки, в ходе которых тела сталкивались со страшной “живой силой”. Наконец Даламбера осенило: чтобы не было обидно ни тем, ни другим - нехай сохраняется и количество движения, и кинетическая энергия; не жалко, мол. Услышав об этом, соперники тут же пожали руки и разошлись, приговаривая: “До чего конструктивный ум!”

          Ссылочка:
          http://hghltd.yandex.net/yandbtm?qtree=vzTX3ZcfN16DCJ9NjRPVKTQ3ti5wGcvZOkcqZlkc%2BLo%2Fw8aZmJ2AeFsvJ0eG%2FpHN174VR8Nnc1ef5LqGVmr07tGPLMNKMsn2BSdD8t9B67h6964GcR36LhLYwg3P18g9LDajxPwlrvGj5aWNRy7Q3WtSS8BhMiESPfY%2BwIsaZOkPtIpbqR2eNhZdwiCOKkHRrSNZNF%2F4iiDI2%2BVVIGAA8jawigRMGjsbsJWhOPg3imIJN6KCPyxjUyitKnOLYyO7lb%2Fu8wViObhy6IZJib%2FPs6K%2BImJjxZr8dB%2FuUKfb3bCnTIrHf%2B6%2F5Gkw7%2FSxNVkzmBnHeDNnzzIFImVE98%2FsWJIMsIkKKgLPNdqsSybYUbaes3KCP4gxoeQ3fRwhDSHviRKkJjx5JXKPIAo2tAW5WzPJXw84z5P6MYJewK8pH8vTwcUfxbtB3n%2FNJnrfNwPULxBeyW0wghUjBAgXUkalioQnveUbc%2F%2FYSzS6M1ksNxrTrcZ4DLrlMdd%2F9icQvKLo3rAN1%2F7aXU38kw97qwIZABNpThVKlzI5dB3Nbr%2BzXAMeC46okGVPb0OAYDjbOnYwAirJKryWQZA4TzqdU5m8GEWr8dmEdelDZjsVP7wsUMeYd23hPwibpvpUALwUVYmNk5nHDv4kZzDTC5CJsfWeRrX8QwL8Dd32uAsAJjd4Zs9LHTGdrTzrZLx75DRep%2BBramW0U7DhdU25TpNEF7kpmJwxj0VRNQyXPasqyvXzlFnBPZZnXLJgCNCFPOnH1h05xnU%2BhL9ZfXLXXIXjsWj2n8IUbugzSR%2BRd5E%2BHwfAaKyFFCyssJGPp71oNJ0mxxKqaDYWbkeRlfZTE5JlpyZNCVHs7IjCzFg7Gd2CD4eDqZ8APCSh%2B0u5NUq%2BEpEZdOcVc3T6DpmIRNdLMGRp7APOvQc8xHzKjKYW&text=%F1%EF%EE%F0%FF%F2%20%EB%E8%20%EC%E5%E6%E4%F3%20%F1%EE%E1%EE%E9%20%F4%E8%E7%E8%EA%E8&url=http%3A%2F%2Fnewfiz.narod.ru%2Fisfiz.html

    • Анатолий Григорьев, то, что вам завтра на работу, не лишает философию права на существование. Она же во все времена была уделом свободных (с вашей т.зр., видимо, праздных) индивидуумов, которые с высоты своего положения сочли бы бесплодной нашу с вами суету ради куска хлеба. Такое уж им выпало счастье - созерцать на сытый животик. Простите их за это, я вас умоляю!

      P.S. А стишок - как пролетарский булыжник: увесист, свистящ и, влетая в университетское окно, прекращает занятия...

  • Ага. Вот еще истории.
    - Декарт любил сидеть у окна и наблюдать за уходящей вдаль дорогой, по которой время от времени катились груженые арбы с бананами. Мелькание колес и спиц, крутящиеся в своих колеях, никогда не пересекавшихся, навеяло ему мысль о психофизическом параллелизме.

    - Декарт любил поболтать с одним писателем, которого звали Сэлинджер и как-то расказал ему об этих арбах с бананами. А Сэлинджер в это время как раз ел уху. Все это совместилось в его творческой голове и он воскликнул: "Ловись, рыбка-бананка!". Так родилось одноименное произведение.

    Оценка статьи: 5

  • Сергей Курий,
    !
    • Лейбниц очень любил вышивать крестиком, однако ввиду лёгкого тремора был вынужден подолгу вдевать нитку в иголку, поэтому каждый раз, когда заканчивалась нитка, он усердно молился: Господи, только бы они совпали; так появилось учение о предустановленной гармонии.

    • Лейбниц очень любил вышивать сидя у окна, однако ему каждый раз мешал Спиноза, который нагло стучал в окно и показывал очередное письмо Декарту, которое любил перечитывать по несколько раз, отмечая особенно удавшиеся пассажи; этим Спиноза так надоел Лейбницу, что тот решил даже заколотить ставни; так родилось учение о монаде.

    Оценка статьи: 5

  • По мне так нелепая идея. Я так понял - суть в том, что существует только то, что я вижу. Закрою глаза - и вы все исчезнете. Абсолютно бесплодно, бездоказательно и неопровержимо.
    Но Матрица - на мой взгляд не пример субъективного идеализма. А лишь пример того, что знания о мире могут формироваться исключительно на основе ощущений. И реальный и виртуальный миры в фильме вполне материальны )
    Тут больше подходит железный обходчик из Baccano.

    Оценка статьи: 4

    • Тимур Шакиров,
      Я писал, что "Матрица" заставляет задуматься над проблемой субъективного идеализма.
      И мало, кто обращает внимание на слова отрицательного персонажа-предателя (на то он и отрицательный) про то, что лучше он будет есть вкусное виртуальное мясо, чем реальные сопли (или что там они ели). Смешно, но 99,99 % людей - и отрицательных и положительных, если перед ними поставят такой выбор, без сомнения выберут виртуальное счастье. Во многом потому, что комплекс личных ощущений для них и есть самая, что ни на есть правда.

      • Сергей Курий, аха, Матрица всего лишь продукт ширпотреба, пусть и красочный и даже в чем-то философский. Только большинство зрителей, увы, даже не думали о глубинной философии, когда пялились в экран телевизора. Хотя Матрица вовсе не дурацкая поделка, а очень даже умная такая штуковина))

        Оценка статьи: 5

        • Маргарита Зингер,
          "Матрицу" я привел, как просто самый легкодоступный и массовый продукт. Фильм мог бы быть более оригинальным, но с середины превратился в очередное "кунг-фу". Ну а про остальные части сказать вообще нечего. Смесь псевдоумной схоластики, перемежаемой мордобоем.

  • Поставил отлично, изложено на должном уровне, без чрезмерных упрощений. Беркли прав гносеологически, действительно вещь есть комплекс моих ощущений. Он вместе с Юмом был очистителем общественного сознания от новой схоластики в ее научном варианте. Полезное дело! Сейчас опять порасплодились "ученые", готовые порассуждать на мировые темы наукоподобным образом, а по сути - обывательски. Но, правду сказать, все эти клише типа Платон - основоположник объективного идеализма, Демокрит - материалист, Беркли - субъективный идеалист, все это суть идеологизация и не отражает подлинную суть дела. Но для первого знакомства годится.

    Оценка статьи: 5

    • Спасибо!

      Конечно у философов всё сложнее и все они разные. Субъективный идеализм, скорее, особый подход к рассуждению, а выводы из него делают самые разные. Впрочем, на позиции "Есть только я одын!" никто не задержался, но об этом во второй части статьи.