Марк Блау Грандмастер

Чем пахнет бензин?

Нынче без бензина, без этой «горючей воды», как говорится, «и не туды, и не сюды». А всего сто пятьдесят лет назад бензин продавали в аптеках в небольших бутылочках и использовали, главным образом, как чистящее средство. Ну, еще как средство для заживления ранок. Был он жидкостью мало востребованной, в отличие от керосина, который шел и на отопление, и на освещение. Двигатель внутреннего сгорания еще не изобрели.

Но ученые про бензин уже все знали. В 1833 году немецкий химик Эйльхард Мичерлих (Eilhard Mitscherlich) (1794 — 1863) научился получать из бензойной кислоты бесцветную, легко воспламеняющуюся жидкость с резким запахом. Собственно говоря, Мичерлих не был первооткрывателем этого вещества. В 1649 году, занимаясь перегонкой каменноугольной смолы, его получил алхимик Иоганн Глаубер (Johann Rudolph Glauber)(1604 — 1670). Описал в своих трудах, но не заинтересовался, даже названия не дал. Значительно позже, в 1825 году, Майкл Фарадей получил это же вещество, конденсируя светильный газ.

В принципе, и Глаубер, и Фарадей, так сказать, шли по одной дороге. И каменноугольная смола, и светильный газ — продукты коксования каменного угля. Мичерлих, в отличие от предшественников, подробно изучил полученное им вещество, назвал его бензолом (или, как вариант, бензеном) и ввел это слово во всеобщий обиход.

Уже к концу XIX века словом «бензен», измененным на французский манер — «бензин», стали называть не бензол, а его раствор в органических растворителях. Именно ту жидкость, которую и продавали в аптеках.

Состав этой жидкости был достаточно неопределенным, и кроме бензола в ней находилось множество других веществ, например, легких углеводородов, делающих смесь более горючей. Именно из-за этой смеси легких фракций перегонки нефти бензин сделался автомобильным топливом. Давший же бензину название бензол оказался веществом вредным, ухудшающим процесс сгорания. Производители до сих пор стремятся снизить его содержание, насколько это возможно.

Таким образом, бензин — дальний родственник бензойной кислоты. Кислота эта представляет из себя твердые беловатые кристаллы. Это вещество было известно европейским алхимикам со времен еще М. Нострадамуса (1503 — 1566). Его получали, конденсируя пары весьма распространенного в то время благовония, которое называлось «бензой», или «росный ладан».

В прекрасном стихотворении из книги «Цветы зла» французский поэт Шарль Бодлер включил бензой в число благовоний, создающих «развратный аромат»:

СООТВЕТСТВИЯ

Природа — строгий храм, где строй живых колонн
Порой чуть внятный звук украдкою уронит;
Лесами символов бредет, в их чащах тонет
Смущенный человек, их взглядом умилен.

Как эхо отзвуков в один аккорд неясный,
Где все едино, свет и ночи темнота,
Благоухания и звуки и цвета
В ней сочетаются в гармонии согласной.

Есть запах девственный; как луг, он чист и свят,
Как тело детское, высокий звук гобоя;
И есть торжественный, развратный аромат —
Слиянье ладана и амбры и бензоя:
В нем бесконечное доступно вдруг для нас,
В нем высших дум восторг и лучших чувств экстаз!
(Ш.Бодлер; перевод Эллиса)

Благовония попадали в Европу с Ближнего Востока. На тамошние рынки купцы привозили их с засушливых плато Аравии, Эфиопии и Сомали. Оказывается, даже в этих безводных краях растут деревья, больше похожие на кусты. Летом, под испепеляющим солнцем растения как бы «засыпают», чтобы не расходовать драгоценную влагу. Листья на них опадают, течение соков в стволе почти прекращается. В северных широтах так ведут себя деревья зимой.

Но в недолгую пору зимы, когда на землю выпадает роса, деревья оживают. Если в это время на стволе сделать разрез, растения будут долго истекать ароматной смолой, пока не «залечат» рану.

По-арабски вытекающую смолу называли «молоком», «лабан». Отсюда происходит греческое слово «ладан», перешедшее и в русский язык. Те, кто приедут в Иерусалим и будут пробираться к святым местам по узким улочкам Старого города, и сейчас могут увидеть (и даже купить) настоящий ладан различных цветов, сортов и запахов в арабских лавках, где торгуют кофе и орехами.

Но бензой арабские купцы-мореплаватели привозили из мест гораздо более далеких — с Малайского архипелага и из Индонезии. Бензой — застывшая смола особого сорта тамошних деревьев, стиракса. Арабы называли ее «лабан джави» (ладан с Явы). Европейцы отбросили первый слог, посчитав его артиклем вроде французского или итальянского «la» (история, довольно часто случавшаяся с арабскими заимствованиями) и преобразовали в «бензой».

Бензой и поныне используют для благовонных курений в католических и в православных церквях в качестве дешевого заменителя ладана. Так что те, у кого хорошая память на запахи, могут, побывав в церкви, сравнить, насколько далеко ушел от своего природного первоисточника современный работяга-бензин.

Обновлено 11.05.2017
Статья размещена на сайте 27.02.2010

Комментарии (28):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: