Валентина Пономарева Грандмастер

За что и как почитали славяне… кадку-квашню?

Квашня, она же дежа — деревянная кадушка для замешивания теста. В силу причастности к сотворению хлеба она признавалась нашими предками не просто предметом, а живым существом. Да-да, именно живым, с собственным характером и важной ролью в домашнем укладе каждой семьи. Она воспринималась как олицетворение женского лона, а процесс приготовления теста соотносился с зачатием ребенка. Так что к квашне отношение было сакральное — священное.

При этом допускалось, что изначально, то есть с момента изготовления, она могла быть «хорошей» или «плохой», в зависимости от этого и хлеб получался удачным или наоборот. При обнаружении «дурных наклонностей» дежи ее подправляли. Например, добавляя одну из клепок — боковых планок, из которых составлены стенки, и меняя, таким образом, их количество с четного на нечетное или напротив — с нечетного на четное.

С квашней было связано немало поверий. Даже хорошую дежу считали подверженной сглазу, а потому не дозволялось отдавать ее кому бы то ни было в долг, допускать, чтоб через нее перелетала курица или к ней подходила корова. — Это могло «испортить» и без того капризное, как считалось, создание, и тогда хлеб будет неважнецким. К таковым же последствиям могло привести заглядывание в квашню мужчины, которому и прикасаться-то к ней не всегда дозволялось.

Кроме того, хлебную кадушку нужно было непременно-обязательно держать в тепле и в тишине, не допускать ударов, не ставить на землю. Под нее клали подстилку из одежды и накрывали ею же, причем если внизу была женская, то сверху — мужская, и наоборот. Согласно другому обычаю, кадушку ставили на лавку под образами или на стол в горнице, покрывая хлебной скатертью.

Но если все-таки приключалась такая незадача, что дежа «портилась», то в этом случае прибегали к особым обрядам для того, чтобы восстановить ее былые свойства. Например, окурив освященными травами, кадку переворачивали вверх дном, ставили на порог, втыкали нож и лили сверху кипяток из ложки определенное количество раз. Другой способ заключался в том, что хозяйка трижды ударяла по дну квашни, после чего громко заявляла, обращаясь к ней: «Буду бить снова, если не исправишься!». Таковая угроза признавалась действенной для того, чтобы «приструнить» кадушку.

Как видим, в отношении сакрального предмета применялись физические меры воздействия. Но были и другие. Полагали, что верным средством, обеспечивающим «послушание» дежи, является вынос ее на ночь во двор на Похвальной неделе, то есть пятой в Великий пост. В это время квашня будто бы не может удержаться от того, чтобы похвалиться Господу, что у нее имеется хлеб, и как только она «объявит» о том, так сразу и обретет утраченные качества.

«Именинным» для квашни днем был Великий четверг на Страстной неделе, когда проводился ритуал ее «очищения». Помыв кадушку и натерев солью, чесноком или луком, накрывали ее крышкой или переворачивали, «подпоясывали» красным женским кушаком или полотенцем, или хмелем, накрывали чистой скатертью, на которую клали хлеб и соль, выносили во двор и оставляли на восточной стороне до восхода солнца.

Этому действу придавался символический смысл, который в одних местах понимался как-то, что квашня таким образом «исповедуется», в других — что «говеет», в третьих — что «отдыхает», в четвертых — что «торгует» или «идет на базар» и т. д. Но, как бы ни трактовалось значение, оно в любом случае предусматривало осознанное поведение хлебной кадушки.

Ее часто использовали в качестве оберега. При пожаре брали в руки и поворачивали в открытом виде против огня. Это считалось средством защиты от разнесения пламени ветром. Чтобы отвести грозовую тучу, что появилась не ко времени, дежу носили по скотному двору.

Для прекращения града закрытую дежу с иконой Николая-угодника, положенной на ее крышку, выносили из дома на улицу. В квашню полагалось заглядывать по возвращении с кладбища, чтобы не принести в дом нежить, что обретается в скорбном месте. При переселении в новый дом хозяева приносили туда кадушку с замешанным в старой избе тестом.

По глубокому убеждению наших предков, она была одушевленной вещью, а поскольку связана непосредственно с понятием рождения, то на квашню-дежу возлагалась ответственная и почетная роль в свадебных обрядах. Впрочем, об этом будет отдельный рассказ.

Обновлено 24.06.2015
Статья размещена на сайте 17.05.2010

Комментарии (21):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: