Валентина Пономарева Грандмастер

Славянская свадьба: какую роль в ней играла кадка-квашня?

Хлебная кадушка, называемая в народе квашней, дежой, воспринималась нашими предками как живая, одушевленная и притом олицетворявшая женское лоно и связанная с процессом рождения хлеба как аналога рождения человека. Именно поэтому ей отводилась ответственная роль в старинных свадебных обрядах.

В ряде мест было принято усаживать на квашню, покрытую овечьим кожухом, жениха с невестой. Это считалось символом их будущего счастья, материального благополучия и многодетности семьи. Широкое распространение имел обычай свадебного обряжения невесты, посаженной на хлебную кадушку, точнее, причесывания и надевания женского головного убора взамен девичьего.

Существовал даже ритуал, согласно которому после этого невесту ставили в дежу, и она должна была из нее выпрыгнуть. Сообразно успеху прыжка строили прогноз на легкие роды (при удачной первой попытке) и даже на несчастливую судьбу в замужестве (если девушка с трудом справлялась с сей физкультурной задачей).

В некоторых регионах причесанную к венчанью невесту подружка или дружка обводили вокруг стола и подводили к деже: если честь ее девичья была незапятнанна, то она могла сесть на кадку, в противном случае должна была довольствоваться в качестве сиденья табуретом, который на всякий случай держали поблизости.

Вообще в невестинских испытательных обрядах квашне отводилась очень важная роль. В белорусском Полесье, например, входя впервые в дом жениха, невеста должна была наступить правой ногой (или даже обеими) на перевернутую дежу, покрытую рушником или домотканым полотном, которая выставлялась в воротах, во дворе или на пороге дома.

Считалось, что это является подтверждением невинности девушки. Если же она не уберегла девственность до свадьбы, то должна была обойти кадку или перепрыгнуть через нее. Попытка «перехитрить» дежу, то есть ступить на нее, не имея на то права, признавалась грехом с далеко идущими последствиями.

В этом случае, по поверью, «невеста свой хлеб притопчет», и семь лет будет неурожай, скот станет гибнуть, дети умирать во младенчестве, и супругам гарантирован вечный разлад. Иногда, впрочем, к этому обряду привлекался и жених, — тогда сакральный смысл его заключался во вспомоществовании счастливой семейной жизни молодых.

Хлебную кадушку славяне ставили перед входом в комнату, где молодым предстояло провести первую брачную ночь — как символ плодородия. А иногда она выполняла еще более удивительную роль. Сват в доме невесты застилал скатертью дежу, покрытую крышкой, и насыпал на нее ржаные зерна. Девушка в подтверждение своей «честности» должна была встать на скатерть и в присутствии всех, то есть публично переменить исподнее и одежду на новые. Это символизировало новое рождение ее в доме будущего мужа.

* * *
Итак, кадушка-квашня в свадебных обрядах наших предков была, с одной стороны, испытательницей девичьей невинности невесты, своего рода экспертом. С другой — ей отводилась роль благословительницы будущего счастья и безбедного существования молодоженов. А все потому, что считали этот предмет не просто кухонной утварью, а живым и одушевленным, обладающим немалой чудесной силой.
Обновлено 24.06.2015
Статья размещена на сайте 17.05.2010

Комментарии (11):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: